«Мир будет таким, какими будут наши дети»

28 мая, 2010, 15:39 Распечатать

В Крыму в Международном детском центре «Артек» прошло второе заседание клуба «КРЕДО» (Круг ЕДиномышленников)...

В Крыму в Международном детском центре «Артек» прошло второе заседание клуба «КРЕДО» (Круг ЕДиномышленников). (Отчет о первом заседании — «Искусство маленьких шагов» — см. «ЗН» №28 от 1 августа 2009 г.)

Переживания в детстве такие острые, такие открытые… А впечатлений вокруг — миллион. Маленький человек еще сказать ничего не может, а уже пытается как-то оценить все, что происходит на его глазах. И эти впечатления уже формируют его характер, его личность, его будущее. И любое, совсем незначительное для нас, взрослых, событие в жизни ребенка может сыграть огромную роль — или хорошую, или плохую.

Влиять на детей и легко, и сложно. Легко, потому что дети — чуткие и восприимчивые. Сложно, потому что дети — чуткие и восприимчивые…

Как сделать, чтобы взрослые заботились об интеллектуальном и эмоциональном развитии ребенка хотя бы так, как о его здоровье?

Мы собрались не для того, чтобы решать глобальные проблемы детства или рассуждать о различных методиках воспитания. Да кому же это под силу? Мы собрались, чтобы попытаться сделать еще один маленький, но решительный шаг. Шаг по направлению к нашему будущему.

А наше будущее будет таким, какими будут наши дети…

В заседании участвовали: Алексей БОТВИНОВ — пианист, лауреат международных конкурсов, и.о. художественного руководителя Одесского театра оперы и балета (Одесса); Александр ШЕВЧЕНКО — главный редактор московского детского издательства «Самовар» (Москва); Жанна ПЕРЕЛЯЕВА — журналист, редактор детских передач «Радио России» (Москва); Евгений ДЕМЕНОК — арт-продюсер, меценат (Одесса); Марианна ГОНЧАРОВА — педагог, режиссер молодежного театра, писатель (Черновцы); Михаил МОКИЕНКО — писатель, руководитель проекта «Театральная неотложка» (Санкт-Петербург); Михаил ЯСНОВ — детский поэт, участник «Театральной неотложки» (Санкт-Петербург); Сергей МАХОТИН — детский писатель, участник «Театральной неотложки» (Санкт-Петербург); Борис НОВОЖИЛОВ — генеральный директор Международного детского центра «Артек» (Крым — Киев); Валерий ХАИТ — редактор одесского журнала «Фонтан», вице-президент Всемирного клуба одесситов, инициатор и ведущий клуба «КРЕДО» (Одесса).

Валерий Хаит. — Мне очень приятно, что заседание нашего клуба, посвященное детям, проходит именно в «Артеке». «Артек» для меня и, думаю, для всех присутствующих — это символ полноценного детства, символ гармоничного развития маленького человека. Весь опыт существования такого уникального центра говорит об этом. Само место, где находится «Артек», располагает к гармонии. Место, где великолепная природа, близкая, наверное, чем-то к условиям рая, — правда, его никто не видел, но мы догадываемся, — место, где работают замечательные люди, поставившие своей целью именно служение детям, где собраны настоящие профессионалы и энтузиасты святого дела воспитания, — это место ко многому обязывает.

Практически все мы — участники круглого стола — такими профессионалами не являемся. Но у каждого из нас есть какие-то мысли и даже какой-то свой опыт, связанный с этой темой. Есть идеи, которыми очень хочется поделиться. И поделиться именно с единомышленниками, с теми, кто разделяет главные, объединяющие ценности клуба «КРЕДО» — Правда, Красота, Милосердие, с теми кто считает, что все эти понятия являются основополагающими и в такой жизненно важной сфере, как воспитание детей. Особенно в этой сфере!..

Алексей Ботвинов: «Роль музыкальной классики в воспитании детей»

— Так получилось, что за исключением последнего года я лет пятнадцать-шестнадцать, в основном, жил и работал в Европе. И для меня разница между тем, какую роль играет классическая музыка в воспитании детей там и здесь, — очень разительная. Не только в практике такого воспитания, но и в понимании необходимости именно этого. Я говорю не о профессиональном уровне, а о воспитании личности. По моему глубокому убеждению, музыкальное образование — это базовая вещь. То есть развитие личности ребенка с этим фактором и без него — это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Если мы возьмем, допустим, статистику по нобелевским лауреатам в области науки, то увидим, что 98% этих лауреатов обучались музыке. Они не готовились стать музыкантами, все это было для души, но ведь уже давно доказано, что даже просто координация движений, моторика и т.д. у детей после занятий музыкой совершенно другая. Это требует осознания на всех уровнях. Должны, наконец, и у нас понять, что без использования такой духовной структуры, как музыка, — самой мощной из всех, выработанных человечеством, мы не исправим нравы…

Но нужны новые нестандартные подходы. Вопрос в том, чтобы дети слушали музыку, а не только изучали биографии композиторов. У меня есть опыт сотрудничества с замечательным музыковедом, педагогом и просветителем Михаилом Семеновичем Казиником. Он живет в Швеции, но в последние годы очень много работает в России и Украине. Ему удается с помощью музыки и — тут же ее эмоциональной интерпретации — буквально за час разбудить любую душу. Я видел, как он приходил в аудиторию к молодежи 14—15 лет — совершенно отвязанной, и через час там все сидели вот с такими глазами и говорили: «Еще, еще! Мы хотим слушать классику!» Почему? Потому что классика — это прямой путь к сердцу… К правде, красоте, милосердию…

Словом, если нам удастся сделать музыкальное воспитание базовым, мы получим колоссальную прививку против агрессии, национализма, нетерпимости в обществе. И мне кажется, что это действительно вопрос для общественного осмысления, а не только для разговоров среди так называемых профессионалов...

Валерий Хаит. — Когда Алексей готовил свои суперсовременные одесские проекты «Визуальная реальность музыки» и Open Air, он исходил из того, что нужно попытаться найти противодействие тому, что происходит сегодня с нашей культурой. Он думал о том, как соединить классику с современными технологиями, учитывая сегодняшнее, во многом клиповое, мышление у молодых. И он сделал то, что мог сделать. Я присутствовал на этих концертах и могу сказать, что был не только огромный успех, но и результат…

Я видел, как много присутствовало молодежи, особенно когда Алексей играл на Европейской площади в Одессе. Знаю, что так было и на Софиевской площади в Киеве, и в Донецке, и в Днепропетровске. Группы подростков подходили ближе — с пивом и т.п. Останавливались, обменивались какими-то, мягко говоря, ироническими репликами, — замолкали, стояли до самого конца и громче всех кричали «браво!» Это было ярким доказательством того, что великая музыка в сочетании с продуманным видеорядом способна пробить даже такую вот броню молодежного скепсиса, недостаток образованности и т.д.

Евгений Деменок: «Детские музеи. Опыт и перспективы»

— Существует ли место, где дети могут одновременно играть и учиться, получать новые знания без нудной зубрежки? Да, это детский музей. Нам это словосочетание может показаться странным. А для американцев, например, это привычная практика. Первый в мире детский музей появился в 1899 году в Бруклине, а сегодня в Америке существует более 200 детских музеев. В Европе это началось немножко позже. Европейские музеи отличаются от американских тягой к естественно-научным знаниям. Вообще, в последнее время в мире создается масса детских музеев. За прошедшие два года открылись музеи в Таллинне, в Сеуле, Мехико, Амстердаме. Даже в России таких музеев больше десяти, от Москвы и Питера до Тюменской области, где детский музей города Ноябрьска — один из лучших в России. В Бишкеке есть детский музей. В Украине нет ни одного.

Чем же отличается детский музей от обычного музея, и что это вообще такое? Основная идея такова: экспонаты в таких музеях можно не только смотреть, но и трогать. А основная цель — это обучение через игру. О тематике детских музеев можно сказать следующее. Есть три основные темы.

Первая — естественно-научная. В этом плане преуспели педантичные немцы. Например, музей в Гамбурге исследует человеческий организм. Огромный макет сердца, в котором ты можешь в виде кровяного шарика полазить и понять, как оно работает. Макеты органов чувств. Ты можешь собрать и разобрать ухо, глаз. Ты можешь узнать, как рождаются дети.

В Америке детские музеи, скажем так, более прикладные. Меня поразил первый детский музей, который я увидел пять лет назад. Это музей в Чикаго. Он находится в самом лучшем месте города — на пристани у озера Мичиган. На трех этажах этого музея совершенно разные экспозиции. Есть, например, комната-водокачка. Там дети могут познакомиться с тем, как работает пожарная водокачка, поиграть, побрызгаться… Есть комната динозавров. После фильмов Спилберга это очень модная тема. Дети могут сами найти кости динозавра, определить с помощью преподавателей, какому именно динозавру эти кости принадлежат, собрать их и т.д.

В Лондоне тоже очень интересный в этом плане музей. Там рассказывают, например, про детский труд в шахтах. Там есть искусственная шахта, искусственный забой. Дети одеваются, как шахтеры, спускаются туда и знакомятся с жизнью углекопов викторианской эпохи…

Вторая тема — культура и искусство. В Амстердаме детский музей посвящен, в основном, культуре разных народов и книгам. Там есть комнаты, посвященные сказкам тех или иных стран, и дети могут с ними познакомиться. Очень интересный детский музей в Канаде, в Оттаве. Он построен на историко-краеведческом фундаменте, в нем комнаты, посвященные странам. Скажем, Индонезия — театр теней, комната Италии — большое кафе-мороженое. Дети разделяются на две группы. Кто-то становится официантом и барменом, кто-то — посетителем и покупателем. В комнате Египта — макеты пирамид, дети могут поиграть в мумию.

Последний детский музей, который я видел, это музей под открытым небом в Нюрнберге. Там, например, есть африканская деревня. Мы с дочкой терли арахис, добавляли что-то и в результате получили настоящее арахисовое масло. Потом мы пекли хлеб — так же, как это делают в Африке до сих пор: обычное зерно били камушками и потом обжаривали лепешки. А затем все это ели. Дети были в восторге…

Валерий Хаит. — Вы скажете, что все, о чем рассказал Женя, — всего лишь красивая мечта. А я вам на это скажу, что Евгений Деменок не только мечтатель, но и созидатель. Он осуществил уже очень много культурных акций в Одессе. Например, когда исполнилось 110 лет со дня рождения Юрия Карловича Олеши, он по собственной инициативе установил на улице его имени — есть у нас такая улица, — на доме, где жил писатель, прекрасную мемориальную доску. И фасад дома отремонтировал и покрасил. За свои средства, между прочим! И что ему было труднее всего сделать — это разрешение получить. А еще он вместе с Одесским литературным музеем несколько замечательных акций провел. И выставки молодых художников организует! И молодежную поэтическую студию «Зеленая лампа» в Одессе возродил! Словом, он делает то, что может. И берется за то, что ему по силам.

Я верю, что со временем в Одессе появится детский музей. Первый в Украине. Не сомневаюсь…

Александр Шевченко. — У нас что в последние годы произошло? От мощной тоталитарной системы дети вернулись в семью. Детей ведь сначала забрали из семьи — пионеры, октябрята, — теперь государство отказалось от детей, а родители оказались к этому не готовы. Я считаю, что не менее важно говорить и о воспитании будущих родителей.

Я бы вообще запретил детские культпоходы в музеи, театры и в кино в том виде, в каком они сейчас существуют. Дети настолько интересны сами себе, что им наплевать на эту сцену, на артистов, на картины или экспонаты в музеях. Они приходят баловаться. Их должны направлять родители. Для ребенка авторитет мамы и папы, как правило, всегда больший, чем авторитет учителя. Маму и папу всегда больше слушаются…

Валерий Хаит. — А теперь я предоставляю возможность сделать свое сообщение еще одной участнице нашего заседания, Марианне Гончаровой.

Марианна Гончарова: «Самодеятельный детский театр как школа нравственного и эстетического воспитания»

— Дети — замечательный, уникальный, очень талантливый народ. Они уязвимы и мечтательны, они верят в чудеса, они доверяют взрослым и боятся темноты, они переполнены чувствами, тайнами и светлыми желаниями. Дети — целина, которую нужно вспахать, оросить и засеять. Это замечательная и благодатная почва. Театр «Трудный возраст» работает на будущее. На их будущее. Когда-то я придумала этот театр для своего сына. Чтобы создать для него атмосферу нормального детства. Детства с добротой, с дружбой, с книгами, с общими интересами, со взаимовыручкой. Вопреки многому из того, что происходило вокруг. Когда сын вырос, в театр пришла моя дочь… А потом за все эти годы через «Трудный возраст» прошли многие и многие…

Конкурса в коллективе нет, мы принимаем всех, кто пришел по объявлению. Но постоянно идет поиск особых — со светом в сердце, с умными глазами, с высоким лбом. Вот они — опора театра. Нет, они не лидеры, они не играют обязательно главные роли, но эти дети сильны своей уверенностью, с ними рядом другие чувствуют себя спокойно и уютно.

Цель театра «Трудный возраст» — парадоксальная, мы не готовим актеров. Театр — только средство найти в каждом ребенке его аутентичную суть, открыть его внутренний мир для него самого, помочь разложить по полочкам его сомнения, проблемы, симпатии, антипатии, ну и, конечно по возможности, развить в нем эстетический вкус. Цель театра — открыть в детях источники энергии и любви, научить видеть мир вокруг и удивляться. А удивившись, радоваться. Сделать их сильными и уверенными в себе, помочь преодолеть кризис переходного возраста.

Каждый год мы ставим всего одну задачу. Например, один год мы выстраивали мост между родителями и детьми (не мне вам говорить, как сложны отношения у детей с родителями в переходном возрасте), другой год — выстраивали мосты между учениками, студентами и педагогами, третий — изучали живопись, четвертый — работали только на английском языке с приглашенными волонтерами из Корпуса мира, пятый — сочиняли вместе пьесу…

И так постепенно мы подошли к главному. В прошлом году «Трудный возраст» принял решение ПОМОГАТЬ. А именно — играть спектакли в пользу больных детей. И, как оказалось, это стало не только помощью семьям больных детей района, но и острой потребностью для самих актеров. Причем и больших, и маленьких…

Когда человек просыпается утром, он обязательно умывается, это обязательная вещь, о которой человек не задумывается как о чем-то невероятном. Вот так же просто и гармонично должно уместиться в жизнь детей стремление помогать другим, слабым и больным. Чтобы они чувствовали в себе эту потребность и необходимость — ПОМОГАТЬ — как умываться утром…

Валерий Хаит. — Интересно услышать мнение Михаила Мокиенко — автора совершенно уникального проекта «Театральная неотложка». К тому же в силу своего доброго общительного характера Миша нашел возможность плодотворно сотрудничать с правительством Санкт-Петербурга…

Михаил Мокиенко: «Веселая терапия»

рассказ о выступлениях «Театральной неотложки» перед больными детьми. Опыт плодотворного сотрудничества с комитетом по культуре правительства Санкт-Петербурга

— Сколько себя помню, я всегда занимался только тем, что мне интересно. И так получилось, что это было связано именно с детьми. А в 90-х годах я создал первый в Петербурге частный театр для детей «Бурзачило». Сколько бабушкиных драгоценностей пропало в ломбарде, когда я делал этот театр!.. Потому что я все делал сам: декорации, звук, свет, покупал костюмы. Нет возможности заказать автору пьесу — я написал пьесу сам, композитору не закажешь музыку — написал сам. На аранжировку денег нет — купил синтезатор. Освоил синтезатор — теперь пишу музыку не только к спектаклям, но и к фильмам. Нет худа без добра. И вдруг…

Случилось так, что мне позвонили из комитета по культуре правительства Санкт-Петербурга, пригласили на разговор. Пришел новый глава, Губанков Антон Николаевич. И он говорит: «У меня есть такая идея». И рассказывает об идее, которая у меня была очень давно. Так получилось, что совпало. Идея сделать передвижной театр, который ездил бы по детским больницам. Именно театр. С названием «Театральная неотложка». Мне даже выделили деньги. Что было странно — дали деньги на то, о чем я давно мечтал и что не мог сделать ввиду отсутствия этих самых денег. Мы создали небольшую передвижную труппу. Вокруг меня образовалась группа таких же сумасшедших, как я, готовых работать практически бесплатно. Конечно, мы сделали презентацию. Хотя я очень не люблю шумихи: вот добрые дела, расскажите о том, что вы испытываете, когда делаете доброе дело… Ничего не испытываю! Мне нравится это делать — я делаю. Журналистам такие ответы не нравятся, интервью у меня не любят брать…

И началась наша работа… Вот мы выступаем, например, в Городской клинической инфекционной больнице. Там лежат дети, больные СПИДом, — отказники. Главврач говорит, что многие из них не доживут до взрослого возраста. И понимаешь, что их жизнь закончится на детстве. Поначалу просто работать было невозможно… Когда наш актер Витя Мельников играл Бабу-Ягу, он по роли должен был брать маленькую девочку на руки, что-то сказать, потом поставить ее на пол и играть дальше. А она вцепилась и говорит: «Дядя, не отпускайте меня». Не Баба-Яга — дядя. И Витька проходил с ней весь спектакль. За него говорили текст другие актеры, потому что он был выбит из действия. Потом с этой девочкой расставание было жуткое. Вот сейчас говорю — и уже комок в горле…

Много таких случаев… Выступали мы в хосписе, где лежат дети, больные раком. Не взрослые, а именно дети — вот что особенно страшно. Привезли девочку на наш спектакль, после операции сразу, на каталке. На лице — страдание, больше ничего… Только глазами может следить за актерами, и полное ощущение, что ей очень больно. Минут десять посмотрела — и врачи хотели ее увозить. А она повернулась… и опять смотрит. И ее оставили.

Вот после этого уже не думаешь о том, сколько тебе платят. Это я говорю совершенно искренне, не для того, чтобы похвастаться… Я действительно уже без этого не могу. Я от этого подпитываюсь… Теперь с нами работают не только артисты, но и писатели. И не просто писатели, а очень известные детские писатели: Михаил Яснов, Сергей Махотин… Сережа, продолжай, я потом. Я что-то разволновался…

Сергей Махотин. — Мне кажется чрезвычайно важным, что в основе нашей программы лежит прежде всего книга. Книга — это рассказы для детей, стихи для детей, сказки конечно. Вчера мы выступали в больнице артековской. Там Рома, самый старший, пятнадцатилетний мальчик. «Ты любишь читать?» — спросил я его. И он сказал «нет» с такой интонацией… Мол, читать — это настолько непрестижно, это ниже его достоинства. Как он менялся! Менялся в течение часа — к финалу. С какой радостью он попросил, чтобы я подписал ему книгу! Это удивительно. Сказал, что обязательно ее прочитает. Значит, хотя бы одного мы смогли подтолкнуть к чтению.

Михаил Мокиенко. — В работе с детьми нужно все время придумывать что-то новое. Есть, конечно, какие-то методички — как с детьми работать, что им рекомендовать… Но время меняется очень быстро. А дети — еще быстрее… Вот, помню, у нас родился номер с половой тряпкой. Это было на каком-то представлении. Миша Яснов прочел свое веселое стихотворение. Я тут же говорю: «Миша, так это готовая пьеса! Ребята, давайте разыграем!» И мы разыграли все это под хохот и радость и зрителей, и участников. И теперь этот прием используем. Причем не обязательно берем это произведение. Это может быть все что угодно. Детям так нравится!.. Или, например, уникальное, я считаю… Это уже не раз было… Вот Миша Яснов говорит: «Ребята, а кто из вас писал стихи, любит писать или написал хотя бы одно стихотворение?» Ну, бывает несколько человек. «А кто может прочесть свое стихотворение?» Выходит девочка. Читает свои стихи. Они милые, хорошие, но беспомощные. Ну понятно, ребенок… И вот профессиональный поэт на сцене в игровой форме очень по-доброму начинает это стихотворение переделывать, делать так, как оно должно звучать. Девочке нравится. Я стою рядом, все это слушаю и говорю: «Миша, а ты знаешь, оно такое классное, что я сейчас, пожалуй, напишу песню на это стихотворение». Надеваю на глазах у детей наушники и на своем синтезаторе начинаю писать музыку. Миша в это время продолжает читать свои стихи… Я за пять минут все сделал — целое симфоническое звучание. «А сейчас мы исполним впервые песню, которая только что на ваших глазах родилась. Песню, стихи к которой написала эта поэтесса». И мы поем. Причем припев уже поет весь зал. Но на этом не заканчивается. Потому что звукорежиссер наш тоже втянулся в игру. Он все это записал, и в конце представления мы девочке дарим диск. И вот то, что родилось как импровизация, сейчас мы уже делаем как номер, только теперь у нас есть человек, который на готовой обложке вписывает фамилию ребенка-автора с фотографией. И мы дарим диск с обложкой. Вот такой хеппенинг…

А в конце мы дарим детям книги. Вообще-то давно известно: когда ребенок болен — это самое время для чтения…

Александр Шевченко. — Я, конечно, покорен проектом «Театральная неотложка», потому что он вселяет веру. Веру в то, что человечество все-таки не безнадежно. Выступления, отклики на них, желание видеть их во всех городах — это колоссально. Они и другие такие же — их немного, но они делают грандиозные вещи. Они возвращают веру в милосердие, в доброту, в бескорыстие, в то, что без этих понятий и деяний жизнь неполноценна, неправильна… И конечно, хочу отметить феноменальный, на мой взгляд, момент. Чиновник такого ранга, как глава комитета по культуре правительства Санкт-Петербурга, не замыкается в своем чиновничьем болоте, он мыслит более реально и конкретно, понимает, что в милосердие, доброту и бескорыстие тоже нужно вкладывать деньги, серьезно помогать этому. Поскольку, если говорить о воспитании, то, что делает Миша Мокиенко, Жанна Переляева, Миша Яснов, Сережа Махотин, другие, здесь присутствующие, — наиболее действенно и результативно… Побольше бы таких чиновников!..

Валерий Хаит. — В нашем обмене мнениями принимает участие и редактор Детской редакции «Радио России» Жанна Переляева.

Жанна Переляева. — Спасибо, с удовольствием!.. Скажу правду, я готова была бы и промолчать, я здесь вообще как репортер работаю, записываю все ваши выступления. Но раз мне предоставлена возможность… все-таки расскажу о том, что я делаю.

Мы много готовим детских передач, связанных с проблемами воспитания. Но больше всего я хочу рассказать о передаче «Литературная аптека». Потому что если то, что делает Миша Мокиенко со своими друзьями в Санкт-Петербурге, могут не все, то такую «Литературную аптеку» (мы ее придумали на «Радио России» с поэтом и переводчиком Мариной Бородицкой) может делать каждый педагог в своем классе, каждый вожатый в своем отряде. В возрасте 14—15 лет у подростков всегда есть проблемы психологического плана, связанные с одиночеством, неразделенной любовью, ревностью. Есть вопросы о том, что такое благородство, что такое пошлость и что такое красота в отношениях между полами. Отвечать на них в лоб очень трудно. Но на них можно отвечать, давая рецепты. Например, если человек мучается из-за неразделенной любви и я подскажу ему, что почитать в этот момент, — все-таки есть шанс, что он откроет эту книжку, прочтет эти стихи. Мы с Мариной говорим девочкам о том, что хорошая поэзия — лучшее косметическое средство, потому что совершенно другими становятся глаза, совершенно другое выражение лица. Девчонки берут эти стихи, читают. И у мальчиков тоже интерес появляется, потому что им хочется понять эти девичьи тайны…

Иногда мы рекомендуем витамины — это юмор. Всякие книги веселые. Мы читаем рассказы Коваля, Зощенко…

Кстати, хорошая у нас была передача «Летающий диван» с присутствующим здесь Сашей Шевченко. Мы загадывали загадки о книгах, рассказывали всякие истории, приглашали знаменитых людей, которые рассказывали о своем детстве, о своих любимых книгах, а потом книжки дарили, — это тоже было неплохо…

Так что повернуть детей к книге можно. Не такие они безнадежные. Я в это верю…

Валерий Хаит. — Хочу предоставить слово генеральному директору «Артека» Борису Валерьевичу Новожилову…

Борис Новожилов: «Артек» — прообраз будущего мира»

— Я рад нашей встрече и очень вам всем благодарен. Благодарен за то, что, послушав вас, могу сказать самому себе: «Ты все делаешь правильно!» А как обычно бывает? Сколько бы ты ни пытался сделать для детей и вместе с ними что-нибудь яркое, необычное, обязательно найдутся люди, которым бесполезно объяснять необходимость твоего дела. Тем более что средства массовой информации сегодня готовы любую грязь полоскать, вытаскивать на первые страницы, а если появится что-то хорошее, доброе, они писать об этом не будут.

Известно, что дети жаждут кумира, ищут, с кого им брать пример. Это основа воспитания. И вот вопрос: на каких примерах мы их сегодня воспитываем? Мало того, что учителя попали в ужасное положение, когда им нужно объяснять детям, что хорошо, что плохо, а ребенок слушает все это и думает, что учитель просто ничего не понимает. Потому что для ребенка мир выглядит совершенно иначе, чем то, о чем говорят учителя… Дети видят, что можно обмануть или украсть — и ездить на дорогих авто. А не работать, как папа-лох, за копейки…

Даже в советские времена, которые так ругают, были свои герои... А какого героя сегодня мы можем показать ребенку? О ком мы можем сказать — «равняйся на него!» На депутата? На какого именно? На бизнесмена? На олигарха?

А если о теме, указанной в программе «Артек» — прообраз будущего мира», то я думаю, в этом смысле важно не только будущее, но и то, что было в прошлом. Что ни говори, а духовные традиции в «Артеке» всегда были на высоте. И мне кажется, «Артек» — с его историей, местоположением, юной энергией притягательности — должен вновь стать лидером детского воспитания, местом поиска новых подходов. Он должен, просто обязан в недалеком будущем — я неисправимый оптимист — стать символом настоящего счастливого детства. Как когда-то… А иначе почему я время от времени в СМИ читаю: «В Калининграде построили калининградский «Артек», или: «В Якутии открыли якутский «Артек», или: «В Германии открыли германский «Артек»? Потому что есть репутация, есть легендарная слава. А значит, главная задача нашего «Артека» сегодня — это не только сохранить свое имя, но и стать лидером в деле воспитания.

Мы не просто лагерь. У нас колоссальная ответственность перед теми, кто хочет быть похожими на нас. К сожалению, в последние несколько лет пришлось заниматься совсем другими вещами, просто спасать «Артек». Сколько было атак на эти благословенные земли! Да, эта часть крымского побережья — настоящий лакомый кусок. Но ведь когда-то был лозунг: «Все лучшее — детям!» Чем он был плох?.. К счастью, как мне кажется, потихоньку возвращается время, когда вновь можно действовать и созидать. И Детскую академию искусства на территории «Артека» создать, о чем мы уже много раз говорили с Михаилом Казиником и Алешей Ботвиновым. Нужно сделать ее такой, чтобы дети мечтали попасть в такую академию. Чтобы они потом жили этими воспоминаниями, хотели еще раз сюда вернуться.

Да, если честно, сегодня «Артек» — это больше легенда, миф. Но позитивный. Это нужно развивать дальше. Любой ваш проект — главное, чтобы он был умным, добрым и веселым, — вы можете осуществить в «Артеке». Уверен, что вы всегда найдете здесь верных союзников, которые с удовольствием скажут: «Давайте сделаем это вместе»…

Михаил Яснов. — Я как-то написал статью, где заявил, что детский писатель должен быть счастлив. Это его профессиональная обязанность. А сейчас я подумал, что обязан быть счастлив и музыкант, работающий с детьми, и художник, и режиссер, и издатель, и библиотекарь, и педагог… Особенно педагог!

И я хочу пожелать артековским вожатым и педагогам: будьте счастливы!

Валерий Хаит. — А теперь позвольте несколько слов в завершение…

Миша Яснов как-то замечательную фразу сказал: «Я обратил внимание, что за последние годы моими друзьями остались только детские писатели». То есть все те, кто связан с детьми, связаны и друг с другом. Только здесь, рядом с детьми, и осталась какая-то искренность и правда. На детей, по сути, одна надежда. Именно они могут нас спасти. Только нужно им помочь, подсказать, правильно направить…

Когда-то Самуил Яковлевич Маршак, поздравляя Корнея Ивановича Чуковского с юбилеем, сказал так:

Могли погибнуть ты и я,

Но, к счастью, есть на свете

У нас могучие друзья,

Которым имя — дети!

Ну, и самое последнее… Я вот что подумал. У нас молодая страна, она пробует, ищет, ошибается, разочаровывается… Но если она хочет иметь хоть какой-то символ, ориентир, — это «Артек». И вообще я думаю, что отношение к детям, к «Артеку» — это самый точный тест на состоятельность страны.

Как будет с детьми, с «Артеком», так будет и со страной…

Февраль — апрель 2010 г.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно