МИХАИЛ ГОЛИЦА: «ЛУЧШЕ ЖИТЬ В КВАРТИРЕ, ЧЕМ В ОЖИДАНИИ»

11 апреля, 2003, 00:00 Распечатать

Голица Михаил Николаевич — заместитель главы Киевской городской государственной администрации, начальник главного управления жилищного обеспечения...

Голица Михаил Николаевич — заместитель главы Киевской городской государственной администрации, начальник главного управления жилищного обеспечения. Депутат Киевского городского совета, член постоянной комиссии Киевсовета по вопросам жилья, развития коммунального хозяйства и топливно-энергетического комплекса.

Закончил юридический факультет Национального университета имени Т.Шевченко. Заслуженный юрист Украины.

Трудовую деятельность начал в 1969 году рабочим геологоразведочной экспедиции. Проходил действительную службу в рядах Вооруженных сил СССР. Работал слесарем на Киевском авиационном заводе.

С 1981 года — референт, старший референт, заведующий секретариатом, начальник отдела жилищно-коммунального хозяйства Киевского горисполкома.

С 1992 года — первый заместитель начальника квартирного управления г. Киева.

С 1993 года — управляющий делами акционерного общества «Футбольный клуб «Динамо Киев».

С 1996 года — начальник главного управления жилищного обеспечения, со временем — заместитель главы Киевской городской государственной администрации, начальник главного управления жилищного обеспечения.

Человечество испортил квартирный вопрос, — пошутил когда-то классик. Он знал, о чем говорил. Как ни пытались на заре социализма вселить обществу мысль, что лучше всего жить большой коммуной в большом же, просторном и светлом бараке (или другом жилищном комплексе — название можно дать любое), где так прекрасно и все общее, тем не менее «несознательные элементы» почему-то постоянно жаждали хотя бы уголка, но отдельного... Где можно закрыть за собой дверь и сказать всем, кто с неудержимым энтузиазмом пытается привлечь тебя к чему-то коллективному: «Мой дом — моя крепость».

То есть оказалось, что уютнее и комфортнее человек чувствует себя все-таки не в бараке, а в собственной «крепости», пусть даже и небольшой, однокомнатной, с совмещенным санузлом. Отдельное жилье — одна из важнейших потребностей человека.

В последнее время наблюдается немного странное, как мне кажется, явление: из различных регионов в столицу потянулся народ, и не просто на выдающиеся места посмотреть, а с вполне конкретной целью поселиться здесь. Один знакомый так уверенно и заявил мне: «В Киеве квартиру значительно быстрее можно приобрести, чем в нашем областном центре». Ну, еще могу поверить, что работу в столице найти легче, ведь крупный мегаполис всегда требует рабочих рук, но жилье? Собственное, а не съемное. Еще далеко не все киевляне имеют хорошее жилье, а тут приезжие...

Однако зам. главы Киевской городской государственной администрации, начальник главного управления жилищного обеспечения Михаил ГОЛИЦА подтвердил мысль того знакомого: в Киеве человек, поставивший цель приобрести собственное жилье, может это сделать быстрее, нежели в регионе. Квартирный вопрос не испортил, а мобилизовал человечество, убежден Михаил Николаевич. Сегодня все больше желающих иметь крышу над головой приходят к нему на прием с просьбой: помогите взять квартиру в рассрочку.

Для чего нужно муниципальное жилье

— Михаил Николаевич, все-таки у вашего управления чрезвычайно сложная по нынешним временам задача — заботиться об обеспечении жильем жителей главного города в государстве. И как это ни странно, в столице, несмотря на самую большую (по понятным причинам) очередь, вместе с тем и самая большая динамика ее движения. Как это удается?

— В самом деле, обеспечение жильем — одна из важнейших проблем не только для Киева, но и для государства в целом. Человек ощущает душевный покой, равновесие, уверенность, силы и стремление к эффективной деятельности, то есть является полноценным членом общества лишь тогда, когда имеет крышу над головой. Собственное жилье. Желательно, еще и удобное, современное, комфортное.

Это естественное стремление человека в разных обществах решалось по-разному. Мы, как и большинство стран бывшего Советского Союза, имеем наследие с тех не таких еще давних времен в виде квартирной очереди. Вспомните, в чем заключалась суть «квартирного вопроса» тогда? Государство гарантировало обеспечение своих граждан бесплатным жильем, но фактически единственным способом улучшения жилищных условий была квартирная очередь. То есть человеку говорили: ставим тебя на очередь, жди, пройдет определенное время — и получишь квартиру. Никто не спрашивал, где именно этому гражданину удобно жить (скажем, с учетом места его работы), в каком доме он хотел бы эту квартиру получить (кирпичном, панельном, высотном или не очень), на каком этаже, сколько хотел бы комнат. Была четко определена норма квадратных метров на человека, от нее, как правило (хотя, естественно, было немало исключений), нельзя было отступать, посему брали очередники то, что им давали. И, прождав 5—10—15, а то и больше лет, люди были счастливы уже самим фактом получения квартиры. Квартирные очереди, впрочем, почти не уменьшались, ведь рождались дети, создавались новые семьи, люди снова требовали улучшения жилищных условий.

А после смены в Украине государственного строя эта проблема обострилась еще больше: появились соответствующие нормативные документы Кабинета министров и была проведена приватизация жилья, в результате которой определенная часть наших украинских граждан, в свое время получивших от государства бесплатное жилье, стала его владельцами. Зато другая группа граждан, тоже создававших национальный продукт, национальное богатство, такого «подарка судьбы» не получила. Справедливо? Нет, конечно. Особенно в отношении сельского населения, фактически тянувшего на себе экономику страны. Ему, кстати, в те советские времена, в очень нелегких условиях труда и жизни, своя крыша бесплатно не доставалась — приходилось возводить самим, разве что колхоз помогал ссудой.

То есть в механизме приватизации была заложена большая проблема, которую мы ощущаем по сей день и долго еще будем решать. Потому что часть населения получила эту бесплатную жилплощадь, приватизировала, стала ее владельцем, тут же перевела собственность в доллары или фунты стерлингов и уехала за рубеж, увозя с собой эту валюту. А другая часть осталась либо с очередью, так и не подошедшей для многих, или без ничего. То есть нарезанный пирог достался далеко не всем. Социализма не стало, а социальные проблемы остались.

— Вы считаете, что не нужно было отдавать людям их жилье в собственность вообще или не нужно было бесплатно?

Знаете, теперь даже сложно однозначно решать, а тогда было еще сложнее. Руководствовались, конечно же, благими намерениями, но не всем это обернулось добром. Я считаю, что тогда нужно было подходить к ситуации дифференцированно.

Опыт стран Западной Европы, которые с этой проблемой тоже имели дело, привел их к необходимости иметь так называемое муниципальное жилье. Это особый статус жилой площади, она предоставляется бесплатно, но по чрезвычайно сложной процедуре, и категории граждан, получающие бесплатное жилье, тоже чрезвычайно ограниченные, определенного социального благосостояния. Это бесплатное жилье у них не подлежит приватизации, оно всегда остается муниципальной собственностью. То есть человек по соответствующим критериям получил муниципальное жилье, но со временем он достиг определенного — более высокого — уровня благосостояния, взял кредит и приобрел собственное. Он освобождает занимаемую муниципальную квартиру, и дальше она передается другим социально незащищенным категориям граждан. Мы же это отсекли одним махом — простым постановлением Кабинета министров о приватизации жилья в тех условиях. А нужно было вместе с тем ввести подобный (или какой-то другой формы, но похожий по сути) статус муниципального жилья. И чтобы каждый населенный пункт мог держать этот построенный за бюджетные средства жилой фонд для предоставления его только определенным категориям граждан. Я, разумеется, имею в виду наиболее незащищенные категории, которые объективно не могут себя обеспечить.

Время засвидетельствовало, что потребительские настроения у людей быстро проходят, если нет соответствующей «питательной среды». Приведу хотя бы следующую цифру: в 2002 году в Украине было введено всего 6 млн. 73 тыс. кв. м жилья. И вот что характерно — 59% этого жилья, т.е. 3 млн. 613 тыс. кв. м построено индивидуальными застройщиками в виде отдельных домов или коттеджей. Это люди, которые поняли, что их «крепость» зависит только от них самих. И нашли возможности.

Строительный «почерк» столицы

— Но ведь в Киеве каждый не разгонится строить дом, а жилье нужно. Кто все-таки обеспечивает людей — ваше управление или они тоже пытаются сами решать это вопрос?

Наше управление не останется безработным еще, как минимум, несколько десятилетий, если не дольше. Ведь нельзя забывать, что всегда будут люди, для которых выстроить квартиру за собственные средства — недостижимое дело, ввиду объективных обстоятельств они никогда не смогут заработать столько денег. Это все те же инвалиды, дети-сироты, потерявшие работоспособность люди и т.д. И мы должны о них заботиться, если мы демократическое и нравственно зрелое общество.

Сегодня более 140 тысяч киевлян стоят в очереди на улучшение жилищных условий. Это граждане, по закону имеющие право на получение от государства бесплатного жилья. Они разделены на 49 льготных категорий. И мы должны делать все, чтобы это жилье им предоставить, поскольку законы следует выполнять.

Однако не все зависит только от нашего желания. Известно ведь, что во многих регионах жилищное строительство за бюджетные средства почти не ведется, поскольку просто нет средств. И очереди не двигаются годами.

Киев в этом смысле — в самом деле уникальный город. Например, в прошлом году в Украине введено на 2,3% жилья больше, чем в 2001 году, но на 30% меньше, чем это было предусмотрено соответствующим постановлением Кабинета министров и Программой развития жилищного строительства на 2000—2004 годы. При этом — обращаю ваше внимание — только два региона выполнили прогнозируемые показатели. Это Киев и Киевская область. В Киеве введен один миллион квадратных метров.

Знаю, что многих сегодня это волнует, кое-кого раздражает, многие смотрят с удивлением и даже ревностью. Особенно, когда иногородние едут по трассе из Борисполя, то мало кто не обратит внимания на большое количество башенных кранов на Харьковском массиве или Позняках.

В чем строительные преимущества Киева и за счет чего мы все это делаем?

Если брать хронологическую точку отсчета, то объемы жилищного строительства в Киеве начали расти с 1996 года. Наверное, не последнюю роль в этом сыграл факт, что именно в том году главой городской администрации стал Александр Александрович Омельченко. А перед тем, в 1995 году, показатель объемов жилищного строительства в столице был просто обвальным — 409 тысяч квадратных метров! Разве что в довоенные или первые послевоенные годы сдавали столько жилья.

Так вот, начиная с 1996 года, пришлось принять целый ряд «реанимационных» мер по строительству. И первой среди них стала киевская модель привлечения инвестиций. Вообще эта идея давно витала в воздухе, еще во время «мэрства» Ивана Николаевича Салия мы в квартирном управлении проговаривали ее, продумывали, но по разным причинам внедрить не смогли. А когда позже встала необходимость выходить из кризиса, тут-то и вспомнили о невоплощенной интересной модели.

Введенная новая схема привлечения инвестиций была чрезвычайно простой, понятной и одинаковой для всех. Застройщик или заказчик, получавший в городе земельный участок и желавший там построить жилье, отчислял 7% от стоимости дома в фонд города на нужды социально незащищенных категорий граждан-очередников квартучета, стоявших на очереди в районах: чернобыльцев, афганцев, детей-сирот, офицеров, уволенных в запас, и других. Причем не до начала строительства, а после его завершения, что тоже важно, поскольку застройщик таким образом не вымывал свои оборотные средства, а местным властям не приходилось расходовать бюджетные деньги на проектно-сметную документацию, технические условия, собственно процесс строительства.

Еще один путь привлечения инвестиций — это средства самих людей. Стремящихся улучшить свои жилищные условия и вместе с тем понимающих: становиться на квартирную очередь (если и имеются для этого основания) — дело довольно продолжительное. Тогда люди находят начальный капитал, идут в созданные инвестиционные компании (яркие примеры таковых — холдинговая компания «Киевгорстрой» или наша «Жильеинвест») и вкладывают деньги в будущую квартиру. Со временем ее получают, уплачивая оставшиеся средства на протяжении определенного времени в кредит.

Таким образом постепенно, начиная с 1996 года, темпы сооружения столичного жилья начали расти. Где-то в среднем это ускорение до 2001 года составляло 16,5—20 %. Именно в 2001 году мы впервые вышли на один миллион сданных в эксплуатацию квадратных метров жилья. И, как я уже говорил, 2002 год подтвердил эту киевскую традицию.

Если вернуться еще к одной уже упоминавшейся цифре, то из 6 млн. 73 тыс. кв. м жилья, сданного в Украине в прошлом году, только 2% построено на бюджетные средства. Остальное — деньги населения, физических и юридических лиц.

— То есть ваша модель начала работать уже в масштабах государства?

— Да, другие регионы, другие строительные организации быстро поняли эффективность нашего опыта и начали его применять.

А мы в столице за несколько лет создали конкурентоспособную среду, дали возможность строительным организациям разных форм собственности и разной географии испытать свои силы в застройке Киева. Скажем, в прошлом году этот один миллион квадратных метров жилья сооружали в качестве заказчиков и инвесторов 36 организаций. Например, холдинговая компания «Киевгорстрой» финансировала строительство 343 тыс. 707 кв. м жилья, что составляет 34,4% от общего объема. Второе место — 24,9% — мы удерживаем за собой: главное управление жилищного обеспечения, возглавляемое мной, выступает как в качестве заказчика, так и застройщика, имея уже соответствующее структурное подразделение. Дальше идут компании помельче, среди них имеются и не киевские, например, крымская фирма «Консоль», харьковская ТММ. Это тоже создает здоровую конкуренцию: среди строителей началась борьба за инвестора, за качество работ, темпы, за сроки введения в эксплуатацию.

И именно тут нужно сказать, что у нас уже все-таки имеются преимущества перед другими регионами. Безусловно, Киев — особый город, имеющий крупный финансовый и экономический потенциал. Ведь здесь сосредоточена основная деловая, финансовая элита, здесь другой уровень зарплат и потребления. Вот почему сюда охотнее идут инвесторы. И еще потому, что, к сожалению, в других регионах жилищное строительство ведется в очень небольших объемах. И сегодня имеется довольно много юридических, да уже и физических лиц, по разным причинам в других местах не имеющих возможности вложить средства и получить желаемый результат, посему они едут в Киев и вкладывают деньги здесь. Кстати, именно такая политика дала нам возможность перейти от жилищного строительства к организации таких довольно масштабных проектов и объектов, как подземное пространство на проспекте Дружбы народов, Майдан Незалежности, «Глобус», «Метроград». Сейчас завершается застройка Бессарабского квартала. 12 лет он простоял в ожидании, его уже прозвали в народе Бермудским треугольником, ведь какие иностранные фирмы ни брались за него, однако в скором времени отступали. Тем не менее после распоряжения председателя Киевсовета функции заказчика тут выполняет городская коммунальная структура — главное управление жилищного обеспечения. Это удивительный проект — объемы инвестиций около 300 миллионов гривен, и ни одной копейки из городского бюджета.

Ключевое звено столичной экономики

Вашему управлению легче или труднее работать, учитывая то, что сам мэр Киева является строителем?

— Я бы сказал — ответственнее. Уже ни за какой отговоркой свой просчет не спрячешь. К тому же Александр Александрович Омельченко убежден (и нас зажег такой мыслью), что это ключевой вопрос социальной политики города. Взгляните: именно жилищное строительство стало для столицы тем решающим звеном, которое потянуло вверх всю цепь экономики. Ведь сданные дома — это не только ордера и счастливые новоселья, но это еще и рабочие места как для самих строителей на объектах и площадках, так и для предприятий строительной индустрии, для сопутствующих профессий: жилищное строительство требует цемента, металла, лифтов, столярного оборудования, сантехники, дальше оно переходит в мебель, телевизоры, холодильники, ковры, посуду и т.д. Сегодня уже посчитано, что гривня, вложенная в жилищное строительство, дает в экономику города две гривни. А это — уплаченные налоги, деньги на пенсии, стипендии, зарплату.

Вторым системным шагом, выгодно отличающим наш город от других, было создание комплекса структур, занимающихся жилищными вопросами.

— Чем-то таким повеяло, будто из прошедших времен, — «комплекс структур»... Не слишком ли многоступенчатым делаете вы этот процесс? Насколько он будет эффективнее?

— Давайте вспомним одно из правил управления: иногда одной масштабной, но грамотно выстроенной структурой эффективнее руководить, чем несколькими маленькими. Что означает наш комплекс структур? Вместо квартирного управления городской администрации, только выдававшего ордера, то есть распределявшего то, что было построено за бюджетные средства, городская власть создала, так сказать, сквозной ряд связанных между собой коммунальных хозрасчетных структур. В частности, начали с государственной организации «Жильеинвест», подчиненной Киевской городской государственной администрации. Она аккумулирует средства населения и заказывает строительные объекты, причем за четыре года существования стала второй в Украине по объемам привлечения инвестиций. Дальше была создана организация «Жильесервис», которая начала осуществлять (на конкурентных условиях с управлением жилищного хозяйства) эксплуатацию этих домов. То есть «Жильеинвест» задействовал средства населения, построил дом, но передал его в эксплуатацию не жэку, а организации, имеющей немного другие возможности: может обеспечить лучший сервис, паркинг, охрану, стоянки и т.п.

Потом увидело свет объединение «Жильеинвестстрой-УКБ» — это организация, выполняющая функции заказчика, и «Спецжильефонд», — занимающаяся сегодня исключительно реконструкцией общежитий. На последней сессии была создана еще одна городская коммунальная структура — «Жильеинвестпроект», основными функциями которого, что понятно из названия, является проектирование. Я их назвал в хронологической последовательности, а в общем нетрудно увидеть, что этот комплекс структур, появившийся у городской государственной администрации, обеспечивает сегодня полный цикл — от планирования и начала строительства до полного завершения и эксплуатации.

— Понятно. Заказывать и строить в столице есть кому. Возвратимся к вопросу, за что строим, то есть за какие средства. Как с этим дела?

— Если сегодня в Украине, как я уже указывал, за бюджетные средства финансируется только 2% жилищного строительства, то в Киеве в общем — около 20% бюджетного жилья (имею в виду не только городской, но и другие бюджеты). И к тому же, если в столице строится один миллион квадратных метров, мы получаем еще и 5% отчислений в фонд города. Поэтому мы непосредственно заинтересованы в увеличении количества инвесторов в строительстве, ведь это дает нам ежегодное увеличение объемов бесплатного жилья. Скажем, в прошлом году объем бесплатного жилья для киевлян составлял более 10%, или в реальных цифрах — около 119 тысяч квадратных метров.

— Это то количество, которое вы направили на обеспечение квартирной очереди?

— Да, именно указанный объем. Но понятно: что для Киева этого маловато. Двигаясь дальше, мы начали искать другие пути для решения жилищной проблемы. Тогда и родилась еще одна программа, чисто киевская, которую в народе называют «50 на 50». Вот здесь мы уж точно были пионерами. Хотя противники этого способа и обвиняли нас, якобы мы нарушаем законы и права граждан. Ставили в укор, что якобы нет такого нормативного акта, в соответствии с которым можно было бы у людей, стоящих на очереди и имеющих право на улучшение условий проживания, брать деньги за новое жилье.

Действительно, конкретного документа с такими формулировками нет. Но имеется Основной Закон нашего государства, то есть Конституция, в которой (статья 47) записано, что каждый человек имеет право на жилье, а государство создает условия, при которых каждый гражданин имеет право построить жилье, получить бесплатно, взять в аренду. Дальше же указано, что социально незащищенным категориям граждан жилье предоставляется бесплатно или за соответствующую плату. А Конституция, как известно, является законом прямого действия. Вот мы и воспользовались этими словами — «или за соответствующую плату». Предложили людям, стоящим на очереди, такую возможность — частично профинансировать строительство своего жилья, тем самым ускорив его получение. Конечно, при наличии у них такой возможности и желания. Так вот выяснилось, что желающих сократить срок ожидания квартиры посредством вкладывания определенных средств очень много. Сегодня уже имеется так называемая очередь внутри очереди. Программа действует только пять лет, тем не менее благодаря ей 2650 семей значительно приблизили свои новоселья. Только в прошлом году сданы четыре таких дома общей площадью 26,16 тысячи квадратных метров. Мы, конечно, стремимся наращивать объемы привлечения к этой программе.

— Каков механизм этого процесса, то есть, исходя из какой цены люди платят половину стоимости? И все или только льготники могут принять участие в этой программе?

— Нет, не только льготники. Каждый человек может, но обязательное условие — чтобы он стоял на очереди. А что касается суммы, то мы предоставляем смету, сколько стоит такая квартира. Берем, конечно, самые дешевые проекты, рассчитанные на граждан, которые не имеют больших доходов и не могут профинансировать строительство на Крещатике или Подоле. Речь идет, как правило, о домах на Троещине, Осокорках, Позняках. Проекты, как я уже сказал, типовые, оснащение без всяких излишеств, это обычная столярка, обои, сантехника, линолеум. Учтите также, что заказчиком выступает главное управление жилищного обеспечения, то есть государственная структура, здесь нет доходов. Наживаться мы на этом не намерены, а выигрыш имеем тот, что строители обеспечены работой, а семьи из очереди быстрее получают жилье. Именно это по-человечески радует. И сами очередники уже все поняли. Они приходят на прием и говорят: «Мы понимаем, что бесплатно можем и не получить квартиру (или же очень долго ждать), так помогите нам взять ее за полцены».

— Кажется, еще более популярна известная в Киеве программа молодежного кредитования?

— Да, и это закономерно, ведь она очень выгодна для участников. Должен сказать, что это не является чисто киевским ноу-хау, мы лишь воспользовались постановлением Кабинета министров о введении льготных молодежных кредитов. Суть этой программы заключается в том, что правительство рекомендовало органам местного самоуправления за средства государственного бюджета и городских бюджетов изыскать возможность для предоставления льготных кредитов молодым семьям. Такой кредит предоставляется на 30 лет под чрезвычайно низкий процент — 3% годовых. Если рождается один ребенок — процент уменьшается, если второй — становится еще ниже.

Для Киева это очень актуально, ведь молодежи в городе много, а заработать на квартиру большинство еще, разумеется, не успели. Программа основана в 1998 году, тогда под это было выделено пять миллионов гривен из городского бюджета. А уже в 2002 году кредиты предоставлены 148 таким семьям на сумму 13,5 миллиона, построено 10 тысяч 22 квадратных метра жилья. И в этом году запланировано направить на льготное молодежное кредитование более 13 миллионов. Может, это и не так много, но ведь и бюджет имеет свои ограничения. И еще смотря с чем сравнивать. Взглянем на проблему в масштабах Украины: в прошлом году в государстве планировалось выделить на эти нужды около 70 миллионов гривен, а реальная цифра — где-то 20 миллионов. И из них 13 — киевские. Вот и можно сравнить.

В общем же обе эти программы — и «50 на 50», и молодежное кредитование, а также чисто бюджетное финансирование — и дали 20% бесплатного жилья в городе Киеве. Тогда как по Украине, повторяю, лишь 2% бюджетных средств задействованы на жилищное строительство.

Новое — это хорошо перестроенное старое

— Ваши отчеты изобилуют словами «построено и реконструировано». Насколько актуально и перспективно ныне второе направление — реконструировать жилье? А особенно — насколько это выгодно городу?

И актуально, и перспективно. Хочу это продемонстрировать на примере столь значительного «внутреннего резерва» города, каким оказались общежития.

Речь, конечно, не о студенческих, а о рабочих и ведомственных общежитиях, в которых люди проживают и сами, и семьями, кое-кто уже успел даже внуков дождаться, а все равно в общежитской «семье». Мы провели инвентаризацию таких помещений, и оказалось, что около 80 тысяч киевлян сегодня живут в общежитиях, почти государство в государстве. И при этом они фактически оставались бесправными. Ведь постоянной прописки эти общежития не давали, права на приватизацию комнаты — тем более. Общежитие принадлежит какому-то заводу, он зачастую уже давно не работает, но даже сменить работу жители не могут, поскольку потеряют и ту хоть шаткую, однако крышу над головой. Родителей прописать на этой площади нельзя, сдать в аренду и уехать где-то в село поработать — тоже, в ремонте жильцы не заинтересованы. Замкнутый круг, или же крепостное состояние. Отсюда и отношение к общежитскому имуществу и собственности: заходишь в общую кухню — а там горит газ! Спрашиваем, почему горит. Оказывается, на спичках экономят, им, видите ли, дешевле не выключать.

Так вот, в 1997 году А.Омельченко издал специальное распоряжение КГГА, согласно которому, около 100 общежитий (из разряда называемых «гостинками») переводились в сферу жилищного фонда, выводились из статуса общежития и приобретали признаки нормального (относительно, конечно) жилья. То есть они перепланировывались, появлялись даже двух- и трехкомнатные квартиры, жители получали ордера. Что это дало жившим там семьям? Они смогли приватизировать это жилье, а дальше уже действовали в соответствии с обстоятельствами: могли стать в очередь на улучшение, продать и купить что-то получше или же сдать в аренду. То есть они освободились от крепостного права, наравне со многими другими киевлянами смогли распоряжаться своим жильем. И люди это восприняли с большим энтузиазмом и благодарностью. В общем уже около 150 общежитий переведены в статус жилых домов, а это означает, что более 11 тысяч семей дополнительно получили ордера на жилье.

Хотя сказать, что всем это понравилось, было бы значительным преувеличением. Иногда мы наталкивались на очень большое сопротивление, в основном со стороны владельцев общежитий. Почему? Потому что легче держать людей «в резерве» именно таким образом, нежели заботиться об обеспечении их объемами работы и зарплатой. К тому же многие сдавали помещения в аренду, то есть имели какую-то подработку, были и площади, на которых размещались некоторые предприятия. Однако эти тенденции удалось преодолеть.

Следующим шагом стала реконструкция тех общежитий, которые считаются типовыми, традиционными: длинный коридор и комнаты, вынесенные отдельно две кухни, душевые комнаты в подвале, туалеты в конце коридора. Оказалось, что часть таких общежитий заполнены наполовину, в некоторых люди проживают без оснований, благодаря каким-то договоренностям или протекции. Посему мы пошли следующим путем: начали предлагать жителям таких общежитий переоборудование по льготным ценам, фактически по себестоимости. А себестоимость реконструкции общежитий намного ниже, чем нового строительства, — фундамент уже имеется, коммуникации подведены, то есть нужно только найти проект реконструкции на изолированное жилье, достроить соответственно эркеры или балконы, мансарды, обложить кирпичом, поменять сантехнику, электричество, пол, столярку... Мы говорили: вот у вас имеется комната 18 метров (условно). Мы вас выселяем в другое общежитие или маневровый фонд (имеется в Киеве такой фонд для временного отселения людей из ремонтируемых домов), а если вы имеете средства, чтобы взять в этом же здании, но уже изолированное жилье, то вкладываете эти деньги и получаете, собственно говоря, новую квартиру. Если же не имеете, то мы вас не лишаем права на жилье, вы получите такую же комнату, только в другом общежитии.

Значительная часть жителей средства все-таки смогла изыскать: кому-то родители помогли, кто-то кредит взял, кто-то продал автомобиль, одним словом, выкроили деньги на собственное (уже) жилье. Пусть не на престижное, но удовлетворительное, а главное — свое. И именно таким образом происходит ныне в Киеве реконструкция общежитий. Мы постоянно увеличиваем их количество, сегодня около трех десятков таких зданий в работе, готовится проектно-сметная документация на перепланировку в жилые дома с поквартирным заселением еще 12 общежитий. Эти вопросы полностью обеспечивает недавно созданная организация «Спецжильефонд», о которой я уже вспоминал.

— Болезненным вопросом остаются для столицы так называемые хрущобы...

— Действительно, очень много вопросов еще возникает в отношении пятиэтажных застроек, то есть «хрущевок». По моему мнению, эту тему иногда кое-кому даже выгодно использовать во время избирательных кампаний. Не нам, конечно, ведь именно нам, городским властям, их ставят в укор. Что касается самой проблемы, то она не так велика, как это хотят представить...

— Президент холдинга «Киевгорстрой» Поляченко говорил, что Москва вообще отказалась от такой идеи. Эти дома, кажется, и реконструировать дорого, и разрушать невыгодно.

— Могу вам признаться: фактически за годы советской власти и годы независимости в Украине реконструирована по-настоящему одна «хрущевка». Она сделана такой, какой хотели ее видеть проектанты. В Киеве еще две реконструируются — и все. Что обнаружилось? Пример Москвы довольно поучителен, и наш опыт это подтвердил. Имеется целый ряд проблем, мешающих сегодня комплексно работать с этими объектами. Их можно разделить на экономические, технические, даже нравственные.

Так, выяснилось, что слухи о большой изношенности «хрущевок» немного преувеличены. Многие из них крепкие и могут простоять до ста лет, а некоторые даже дольше. Но вот такое дело: чтобы отселить одну пятиэтажную «хрущевку», нам нужно рядом построить 16-этажный дом, чтобы все поместились. Там же родилось много новых жителей, кто-то вступил в брак, кто-то развелся... И потом — насколько нравственно и справедливо давать семье бесплатную (то есть за средства налогоплательщиков) трехкомнатную квартиру — а таковую требуют при переселении по установленным нормам, если в свое время семья приватизировала одно- или двухкомнатную? Почему кто-то из-за нее должен отодвинуться в очереди? Тут имеется вопрос.

Поэтому сегодня снос «хрущевок» экономически невыгоден, поскольку нет на это средств. Полагаю, самый перспективный путь решения вопроса с этими домами — отселить людей в маневровый фонд, сделать реконструкцию, поменять крышу, столярку, сантехнику, коммуникации и вернуть потом жителей назад. Это намного проще, выгоднее, да и понятнее с точки зрения здравого смысла.

— Специфика Киева еще и в том, что он дает жилье из своего фонда народным депутатам, а также специалистам высших управленческих структур, приезжающим из других регионов. Это вызывает немало нареканий у киевлян. Как правило, если даже этот человек сменит место работы, жилье уже не возвращается. Как эти вопросы сказываются на жилищной проблеме города?

— Сегодня уже никак, я хочу чтобы все киевляне, а прежде всего очередники об этом знали. Эта проблема была актуальной еще лет пять назад, а теперь у Верховной Рады, администрации Президента и Кабинета министров имеется управление делами, они сами строят жилье и распределяют его. То есть эти вопросы ныне уже урегулированы, никакого конфликта интересов здесь нет, на квартирной очереди киевлян это уже не сказывается. Иногда к нам обращаются бывшие народные депутаты, желающие, скажем, определенным образом разменять жилье или купить другое. Тогда мы принимаем в этом участие, как-то помогаем, но с соблюдением всех требований законодательства.

«Фундамент» для жилищного вопроса

Как, по вашему мнению, Михаил Николаевич, мы можем утешить киевлян, ожидающих своей очереди на жилье? Есть основания для оптимизма?

— Они всегда есть. Полагаю, приведенные мною факты свидетельствуют, что строительство жилья в столице не стоит на месте, более того — мы опережаем регионы. Но всем понятно, что бесплатного жилья становится все меньше. И выход, по моему мнению, только один — предоставлять максимальные возможности людям самим инвестировать строительство своего жилья. Как это делается во всем мире.

Но в этом и заключается самая сложная, острая проблема. Представьте себе, что за 12 лет независимости в государстве так и не принят новый Жилищный кодекс, который способствовал бы решению вопросов жилищного обеспечения. Кстати, перед каждыми выборами мы слышим от кандидатов обещания это сделать, не ли так? И где этот воз ныне?

Сегодня в государстве действует Жилищный кодекс Украинской ССР 1983 года, в котором просто нет таких понятий, как «частная собственность», «купля — продажа», «обмен» и т.п. Имеются только правила жилищного учета граждан, то есть «драгоценная» наша очередь. То есть нет нормативной базы, а это очень серьезно. Потому что в таком основополагающем документе должны быть заложены пути решения жилищной проблемы.

И еще один неотложный вопрос. Во всем мире жилищная проблема решается за счет законов об ипотеке. Украина же такого закона не имеет. А без него не то что трудно — невозможно сдвинуться с места.

Еще когда у нас в советские времена были жилищно-строительные кооперативы, то даже тогда государство предоставляло кредит на 25 лет под абсолютно подъемные 3% годовых. В Киеве строилось за счет этих кредитов и кооперативного строительства 300 тысяч квадратных метров жилья каждый год. То есть путь решения жилищной проблемы в Украине — это кредиты, механизм ипотеки. Если бы мы сегодня дали возможность каждому человеку — не только молодым семьям, а каждому гражданину Украины, которому нужно жилье, — получить кредит в банке, например, на 25 или 30 лет под 3—4% годовых, то это бы сняло проблему почти полностью.

Не стоит забывать, что жилищное строительство — это отрасль, которая дает быструю отдачу. Скажем, вкладывая средства в образование, мы можем рассчитывать на их возвращение где-то лет через 10, 20, 100… А жилищное строительство окупится в том же году, для такой страны, как наша, это очень важный фактор развития экономики. Если бы сегодня мы имели закон об ипотеке и изыскали возможность привлечь банковскую систему… Ведь у нас банки практически вне рамок решения этой проблемы, не работает в строительстве банковский капитал.

Эти два нормативных документа, которых Украина еще не имеет, являются тем самым фундаментом, без которого, прошу прощения за каламбур, невозможно развитие жилищного строительства. Это те киты, на которых стоит решение жилищной проблемы. Дальше эти законы, конечно, будут требовать развития, подзаконных актов, но их нужно принимать срочно. Ведь, скажем, в Киеве проблема еще как-то будет решаться, а в регионах — не имеет большой перспективы.

А что касается надежды... Я все-таки убежден, что лучше человеку жить в собственной квартире, нежели в ее ожидании. И это не какое-то «рождественское пожелание» людям ради красного словца, а скорее — задача для государства. Ведь ее граждане это уже давно поняли.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно