Мастер мудрых компромиссов

2 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №21, 2 июня-9 июня

Патриарха украинской журналистики и журналистской науки профессора Львовского национального университета им...

Патриарха украинской журналистики и журналистской науки профессора Львовского национального университета им. И.Франко Владимира Иосифовича Здоровегу провожали в последний путь на Лычаковском кладбище во Львове в солнечный день 26 апреля. Именно тогда, когда вся Украина приспустила государственные флаги, а в церквях шли поминальные молебны по случаю 20-летия чернобыльской катастрофы, за которую, в числе других, несут ответственность и люди интеллектуального труда. Их тоже касаются слова, которые Учитель написал несколько лет назад:

«Интеллектуалы берут на себя ответственность за состояние мира и его будущее, хотя иногда и приносили ему немало бед, констатируя, например, иллюзорные коммунистические утопии — видения рая, превратившие значительную часть мира в истинный ад, приведя человечество едва ли не в глобальный ГУЛаг» (Власть интеллекта, или интеллектуальное прислужничество, «Универсум», 2004)

Однако основные его труды касаются журналистики и журналистов, в частности теории публицистики. По его учебникам учатся практически все студенты факультетов и отделений журналистики в Украине. А на одном из семинаров в Нидерландах, куда съехались коллеги из постсоветских стран (Беларуси, России, Молдовы, Грузии), выяснилось, что моего патрона все и давно знают. Это стало действительно приятной неожиданностью. Он был светлым человеком с живым умом, открытым миру, людям и новым идеям. Когда мы прощались в предпасхальный четверг и желали друг другу веселых праздников и вкусной пасхи, он заметил у меня в руках украинский перевод книжки Маршала Маклюэна «Галактика Гутенберга» и попросил дать почитать. Узнав, что книга принадлежит нашему общему коллеге, с улыбкой заявил, что занимает очередь.

Это были последние слова, которые я от него услышал. Начиная со Страстной пятницы, он пережил свои, назначенные ему страсти — симптомы инсульта развивались с роковой неотвратимостью. В течение жизни, успешно отвечая на вызовы судьбы, он обрел великую силу над словом и, наконец, силу неоспоримого нравственного и научного авторитета среди своих последователей и учеников. Но, как и все живые, оказался бессилен перед безжалостным вызовом смерти.

Допускал ли он ошибки? Да, как и все мы, поскольку не ошибается, как известно, только тот, кто ничего не делает. Он был человеком большой энергии (десятки пособий, монографий и учебников, тысячи статей и выступлений по радио и ТВ) и отнюдь не ограничивался локальными делами, а действовал в пространстве нации. Не раз говорил невыгодную для себя правду, в частности как участник Комиссии по журналистской этике да и просто как профессор Львовского университета, как гражданин. В свое время Владимир Иосифович писал:

«Неправда, обман такие же древние, как человеческое сообщество. Сама процедура обмана предусматривает наличие того, кого хотят обмануть. Наш праотец Адам мог быть неправдивым только перед Творцом. У Евы выбор был уже шире. Каин, как известно, был не только первым братоубийцей, но и первым преступником, пытавшимся сокрыть свое преступление перед Всевышним ложью» (Тотальный обман как составляющая системы, «Зеркало недели», 2005, №6).

Однако помимо книг и статей огромная заслуга его — в улаживании конфликтов, поиске разумных компромиссов, благодаря которым возможно продвижение.

В свое время он шел на компромиссы, которые со временем признал ошибочными и за которые не стеснялся просить прощения. Но эта его способность находить разумное равновесие была идеальна для переходной эпохи конца 1980-х — начала 90-х гг. Вторично он возглавил факультет в 1986-м, когда нужно было находиться между революционной студенческой стихией, на стороне которой он всегда был душой (студенты привозили отпечатанные в Прибалтике самиздатовские газетки и выпускали столь острые стенгазеты, что о них рассказывали в либеральной московской телепрограмме «Взгляд»), и, с другой стороны, все еще мощными парткомами. Собственно говоря, когда была необходимость оградить от репрессий и отчисления из вуза своих подопечных — молодых людей, в которых он как никто другой умел распознавать «искру Божью» таланта и которым, собственно, и посвящал весь свой труд, жизнь и раздумья:

«Журналистский труд — не просто умение ловко написать заметку или статью, хотя эти азы ремесла нужно освоить, а своеобразный способ восприятия мира, способ видения реальности, способ мышления и мироощущения, способ существования и осознания себя в неспокойной жизни. Поэтому никак не могу согласиться с тем, что мастерство журналиста — это всего-навсего умелое владение пером или «подвешенный язык» (Военная подготовка журналистов вчера, сегодня, завтра, «МедиаКритика», 2005, №10).

В пасхальные дни Учитель встретился с тем, что не признает никаких компромиссов.

Владимир Здоровега так и не успел прочитать украинский перевод «Галактики Гутенберга», зато ушел в Небесную галактику, где его звезда будет сиять вечно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно