Мартышкин труд и его оплата

12 ноября, 2010, 16:24 Распечатать

В нашей стране, да и во всем мире, существует немного людей, которые не хотели бы «зарабатывать больше»...

В нашей стране, да и во всем мире, существует немного людей, которые не хотели бы «зарабатывать больше». Из подавляющего большинства желающих больше зарабатывать, очень немногие готовы больше работать. Оказывается, можно не стесняться: обычный, средний украинец производит больше, чем получает.

Экономист, профессор Рустем Нуреев в книге «Россия: особенности национального развития» приводит соотношение размера заработной платы и производительности труда в промышленности своей страны и других стран мира. И хотя данные взяты за 2004 год, есть все основания утверждать: за шесть лет в экономиках двух держав — Украины и России мало что изменилось, поэтому в отношении цифр, особенно если эти цифры касаются рынка труда, наши страны вполне можно отождествить. С небольшим перевесом Украины в худшую сторону: согласно официальной статистике, оклады украинцев самые низкие в Европе, за исключением Албании.

Данные Нуреева весьма любопытны. Например, в Северной Европе (Норвегия, Дания, Швеция, Финляндия) почасовая заработная плата составляет 18,2 единицы в отношении к 2,6 производства добавленной стоимости на одного занятого. В странах «большой семерки» это соотношение — 13,5 (зарплата) к 2,3 (производство). В Средиземноморском регионе — 5,2 к 1,5. В Юго-Восточной Азии — 4,0 к 2,0. В соседних Словакии и Польше — 1,5 к 1,0. И только в России и примыкающей к ней Украине почасовая
зарплата и производство находятся в пропорции 1:1; иначе обстоят дела только в Китае, Индии, Индонезии — 0,3 к 0,5. Это говорит о следующем: рабочие в США или Канаде работают в 2,3 раза лучше (производительнее), а получают в 13,5 раза больше. В Северной Европе платят в 18 раз больше, чем в Украине. В Латинской Америке — в 1,5 раза больше. В Китае — треть от того, что платят у нас.

Это приводит в действие расхожий тезис: когда говорят «у нас дешевая рабочая сила» или «нам очень мало платят», следует ответ: а вы очень плохо работаете. Так, в Польше, чтобы обработать 500 га земли, нужен один работник. А в Украине — пять. Основная проблема, которая не позволяет большинству украинцев претендовать на высокие заработки, — низкая производительность труда.

В Украине огромное количество работников, чья зарплата близка к минимальной. Речь не о «голом окладе», а о всей начисленной к выплате сумме, включая надбавки и премии, к тому же до налогообложения. Многим — немаловажный факт — жалование выплачивают в конвертах. Без полного налогообложения всей суммы выплат работают 3/4 украинских компаний, не получающих помощи от госбюджета. Можно объяснить их стремление сэкономить на уплате налогов. По данным Всемирного банка, в Украине работодатели должны отдать государству в виде налогов и других платежей 43% от фонда заработной платы, тогда как в странах Европы и Центральной Азии размер отчислений составляет в среднем 23%.

Возникает вопрос: насколько можно верить цифрам? Ведь производительность, грубо говоря, зависит от двух факторов — условий труда и объема капитала, а пересчитывается (да хотя бы в цифрах Нуреева), исходя из единственного. В результате условия труда европейских рабочих (с их современными станками, роботами, конвейерами и т.д.) приравниваются к таковым у китайских. Далее: если начать сравнивать наши зарплаты с произведенным ВВП, станет ясно, что их общий объем вовсе не так мал: например, в минувшем году он достиг 49% ВВП страны. Это даже выше европейского уровня — в среднем в ЕС зарплаты составляют 48,4% ВВП. Интересная и неоднозначная вырисовывается картина. Ее завершает рост армии безработных, которая в прошлом году увеличилась в Украине на 35%, составив 2,1 млн. человек.

По прошлогодним данным, средняя украинская зарплата составила 1736 грн. в месяц. Для сравнения: в 2009 году средняя зарплата на китайских предприятиях достигла 360 долл. в месяц. Цены растут, набухают, а зарплаты — «мерзнут», сжимаются. Что такое цена? Это расходы на сырье и материалы; зарплата; амортизационные расходы; налоги и обязательные взносы в социальные фонды; коррупционные платежи (ведь за все приходится платить: за доступ к ресурсам, за право на тот или иной вид бизнеса, за справедливое рассмотрение дел в суде; надо заплатить налоговикам, прокурорам и т.д.). В остатке заложена чистая прибыль предприятия. Так выгодно ли повышать зарплаты? Ответ очевиден: нет.

А это, между прочим, очень явный симптом того, что не будет в Украине науки, культуры, образования. Не будет. Совсем. Потому что «жить на одну зарплату» очень долго, означает опуститься, стать люмпеном. Люмпены могут делать науку, образование и культуру, покуда они маргиналы — таланты в среде сложившегося и в целом обеспеченного сообщества, которое гарантирует для них ориентир и направление, вектор деятельности. Если люмпенами станут все, работа остановится.

О власти в Украине часто говорят как о «фасаде», имея в виду ее чисто декоративную функцию. Можно добавить, что сегодня наши «фасады» — не столько власть, сколько общество и его институты. Оно не готово ни консолидироваться, ни обсуждать ничьи идеи всерьез. Для нас не существует авторитетов, они скомпрометированы либо подорваны, а высказанные предложения становятся поводом для вопроса: интересно, зачем это ему? Кто за этим стоит? Та самая «политическая публичность», которая обеспечивает связь между членами общества, между разными культурами, между властью и народом, не работает: она монополизирована группами людей, занятых самопрезентацией, самораскручиванием, шоу-политикой. Многие из общественных организаций часто не умеют профессионально выступить ни партнером, ни оппонентом, ни экспертом проводимых властью реформ. Господствует маниакальная взаимная подозрительность. В Украине любая акция, будь то политическая или общественная, любое объединение, будь то комиссия по морали или женское движение, моментально становятся частью притчи о том, что «опять проклятая власть реализует свои дьявольские планы по разрушению наших гражданских свобод!». Да вы их создайте сначала, эти свободы. Так из демагогии создается политическая теория, прецедент. Потом риторика становится практикой, создается некое общество на основе самых популистских, на двух пальцах показанных идей. Так сделано общество под названием «Украина»: путем бесконечного шоу, от которого не оторваться. Классический разговор о демократии, свободе слова и прочих вещах должен иметь контраргументы, например, должен быть поставлен вопрос, и довольно остро, об образованности субъектов такого общества. Это — вопрос наличия у самого общества воли для подобного решения. Спросите у любой украинской партии, почему она не «прорастает» в местную жизнь, и выслушаете тысячу жалоб на уважительные причины: и местная власть мешает, и демократия не та, и налоги душат, и свободы нет, и нет легальных денег от легальных спонсоров. Все это правда, но демократия всегда «не та, что надо», это строй, который сам себя проектирует и меняет. У наших партий нет политической воли создавать механизм работы с массами (когда-то такой был у коммунистов). Разве пресса стала общественным институтом?! Телевидение? Стыдно и говорить… А ведь СМИ обязаны быть общественными институтами по функции и принципам, а не по принадлежности собственнику.

Что такое здоровое общество? Это общество, в котором живет неформулируемая норма, признаваемая всеми, даже врагами. Нация в каждом моменте своего существования должна обладать тем, что делает из нее некоторое целое.

Не потому ли, начиная с XIX века, западные законы пытаются копировать, чтобы дать гражданам правовые условия для материальной состоятельности? Копирование продолжается и поныне. Тем не менее большинство так и не получило возможность, опираясь на закон, обратить свои накопления в капитал. Голова наша жадно обращена на Запад, а ноги не идут. Почему это так, что это за вид «инвалидности» и что следует сделать, дабы законы в нашей стране заработали, остается загадкой, открытым вопросом.

Обычно о рынке говорят как о системе сверхрациональной. Дескать, рынок — это совокупность актов обмена и выбора. Это не идеи, а прямые, притом кратчайшие (ибо длина увеличивает цену) действия. Но есть иной взгляд: пока люди связаны только действиями, экономики нет, есть примитивная жизнь по выкапыванию, выращиванию, потреблению и переработке. Лишь когда всю хозяйственную жизнь без остатка пронизывает юридический разум, во всем блеске своей эффективности, краткости, ясности, попунктной проговоренности, согласованности и утвержденности, легальности и вменяемости — тут и возникает возможность создания капитала. Другими словами, капитал — это юридически оформленная собственность. Не просто бумажный документ, а передаточное устройство, которое отражает и хранит большую часть информации, обеспечивающей движение рыночной экономики. Частная собственность оплодотворяет всю систему, поскольку делает людей ответственными. Вот один из ответов на вопрос, почему не работают макроэкономические реформы в Украине. Можно лишь имитировать формы капиталистического хозяйства, импортируя фастфуды и блокбастеры, но это не обеспечит процветания. Необходим капитал, а его не получить без сложной и дееспособной системы частной собственности.

Я не верю в то, что появление небольших анклавов экономического рая в окружении обширных секторов грязи, нищеты, внелегальной деятельности означает конец нелегкого, хотя и неизбежного перехода к капитализму. Существование зон процветания в море сирости, скорее, маскирует чудовищную неспособность государства создавать, поддерживать и уважать законные права собственности большинства своих граждан.

На Западе главная задача закона — обеспечивать действенность процессов, позволяющих обществу извлекать из активов потенциально содержащуюся в них дополнительную ценность. Собственность — это не активы сами по себе, а согласие между людьми по поводу того, как следует этими активами владеть, как их использовать, как ими обмениваться. У нас же законы существуют лишь для демонстрации — к сожалению. Отсюда и вся специфика нашей правовой культуры.

Общей бедой являются не те, кто готов трудиться много и качественно, а жадные рты, которые зовут себя предпринимателями и при этом не выполняют основную предпринимательскую функцию — развивать экономику страны. Даже в соседней Беларуси легче открыть свое дело и поддерживать его на плаву, не говоря уже о Польше или Румынии, которые, казалось бы, недалеко от нас ушли, по крайней мере, создается иллюзия, что они «где-то рядом». Стало банальным повторять: главное зло нашего бизнеса — его коррумпированность, бесконтрольный рост внеправовых механизмов и схем, полная атрофия совести и понимания смысла своей деятельности у ряда представителей управленческой элиты, чванство которых, вера в свою исключительность позволяют оценивать право лишь как инструмент для слабых. Почему условия экономики в стране не дают развиваться предпринимательской способности? Не потому ли, что норма прибыли более 100% может покрыть любую неэффективность, любую бесхозяйственность?..

Зарплаты в Украине пока далеки от оптимальных. Потому все, кто заинтересован в развитии страны, обязаны требовать от наших «господ», едва поменявших косу на барсетку, наступить на горло собственной жадности и создавать экономику, а не стричь ренту, выплачивая гроши своим подневольным за их мартышкин труд.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно