МАРТ. КОШТУНИЦА

16 марта, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 16 марта-23 марта

Во время прямого эфира на радио «Свобода» коллега спросил меня, можно ли сравнить происходящее сегодня в Украине с событиями в Югославии времен Слободана Милошевича...

Во время прямого эфира на радио «Свобода» коллега спросил меня, можно ли сравнить происходящее сегодня в Украине с событиями в Югославии времен Слободана Милошевича. Сравнение, естественно, хромает: украинский президент ни дня не пользовался такой общенародной любовью, на которую мог рассчитывать югославский. В свое время я видел портреты Милошевича рядом с изображениями святых в лавках православных храмов — и в Белграде, и в древней Грачанице в Косово. К Кучме относились — и относятся — в лучшем случае, безразлично: только после до сих пор не доведенной до конца истории с Гонгадзе определенная часть общества начала испытывать к президенту пускай отрицательные, но — эмоции! Милошевич — как Ельцин: его можно или любить, или ненавидеть, поскольку такие политики действуют ежедневно и вызывают определенное отношение к себе. Кучма — как Путин: можно раздражаться режимом, но нельзя испытывать какие-либо эмоции к личности в связи с отсутствием последней... Так вот, когда я вижу недовольную именно Кучмой — не режимом, не десятилетним расточительством — оппозицию, я начинаю удивляться...

Югославская оппозиция протестовала против Милошевича — имею в виду общенациональный протест, знаменитые белградские акции — дважды. Первый раз — когда выиграла местные выборы, потом — когда выиграла выборы югославского президента. Режим Милошевича был известен бесцеремонностью в отношениях с оппонентами: в Югославии убивали журналистов, там неизвестно куда исчезали политики. Но оппозиция ни разу не выводила людей на улицы, осознавая, что власть защищена своей легитимностью. Только убедившись, что власть не желает поступаться уже завоеванными оппозиционерами позициями, она начинала борьбу. И оба раза выиграла: Зоран Джинджич стал мэром Белграда после первого противостояния, Воислав Коштуница — президентом Югославии после второго. И вот теперь Слободана Милошевича можно привлекать к ответственности за все — теперь, когда ему отказал в доверии народ Сербии.

Впрочем, чтобы привлекать к ответственности, следует иметь чистые руки, не так ли? Проблемой югославской оппозиции было то, что люди, никогда не сотрудничавшие с режимом, шли в колонне с откровенными коллаборационистами. Знаменитый Вук Драшкович был то пламенным оппозиционером, то вице-премьером, то снова оппозиционером. То, что в цивилизованном мире называется политической проституцией, в бывших социалистических странах стыдливо называют «реальной политикой». И здесь Украина действительно похожа на Сербию. Однако последние президентские выборы в Югославии обошлись без коллаборационистов. Более того, даже ветераны оппозиции уступили малоизвестному политику, имевшему репутацию, хотя и не имевшему биографии. Воислав Коштуница — образ, фантом, удачная выдумка, на наших глазах он, скорее, учится быть президентом, чем президентствует... Но другой человек победить не мог: у уставшего общества накопился такой груз претензий ко всем действующим политикам — и провластным, и оппозиционным, что оно бредило новой личностью. Режим предложил обществу Милошевича — и проиграл. Оппозиция предложила новую личность — и выиграла. Она не придумала эту очевидную формулу успеха — терпение, легитимность, настойчивость, новый человек... Она просто воспользовалась ею...

У меня было немного эфирного времени, поэтому я не упомянул еще об одной оппозиции режиму Милошевича — праворадикальной. Люди, провозглашавшие откровенно фашистские лозунги, то выступали против режима, то договаривались с ним о совместных действиях, — стандартная модель поведения маленьких нацистов. Как-то они даже сыграли вопреки сценарию: лидера радикалов Воислава Шешеля избрали президентом Сербии. Но режим быстренько объявил выборы недействительными, никто особенно не протестовал, на следующих выборах победил уже свой человек, а «оппозиционер» Шешель стал вице-премьером... Однако ни на одном из этапов демократическая оппозиция Сербии не позволяла себе идти рядом с нацистами, ни на одном! Ведь оппозицию объединяет не то, что она против кого-то, а то, что она за что-то. За демократическую, направленную в Европу Югославию. За демократическую, направленную в Европу Украину. Не может быть ни одного молодчика из УНА-УНСО в колоннах украинской оппозиции. Ни единого флага, ни единого представителя любой из праворадикальных организаций, компрометирующих уже не только оппозиционеров, но и весь наш народ перед миром, поверьте, не меньше, чем его компрометирует многолетняя бездеятельность президентуры. Демократическая оппозиция Украины — со своей программой действий, со своим общим кандидатом на должность президента страны — сделает невозможным участие в ее работе всех тех, кто заботится не о стране, а о своем месте на ее верхушке, захлопнет дверь перед назойливыми политическими проститутками и карикатурными «боевиками». Это уже будет не оппозиция «против», а оппозиция «за». Такая оппозиция обязательно дождется легитимных президентских выборов. И хотя перед ними будет много разговоров об административном ресурсе, невозможности честной борьбы, необходимости снимать кандидатуры, — она на них победит.

Просто победит.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно