МАРИНА ТКАЧЕНКО: «Я СТРЕМЛЮСЬ ИГРАТЬ КРАСИВО»

3 марта, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 3 марта-10 марта

Имя Марины Ткаченко хорошо известно настоящим любителям женского баскетбола, причем, и это приятно осознавать, даже далеко за пределами нашей страны...

Имя Марины Ткаченко хорошо известно настоящим любителям женского баскетбола, причем, и это приятно осознавать, даже далеко за пределами нашей страны. В богатой спортивной биографии этой выдающейся баскетболистки есть немало громких достижений, вершиной которых, по утверждению самой Марины, стала золотая олимпийская медаль Барселоны-92.

— Я не сразу поверила и осознала реальность того, что стала олимпийской чемпионкой, — вспоминает Марина. — Да, у нас была очень сильная команда, играть в составе которой для меня означало очень многое. Но ведь на пути к триумфу нам пришлось «скрестить оружие» с американской сборной, считавшейся просто непобедимой! После последнего свистка победного финала я некоторое время находилась в каком-то шоковом состоянии, а потом чувство неописуемого восторга так пронзило меня, что просто разрыдалась. Подходили игроки из разных сборных, поздравляли и успокаивали, но слезный поток не иссякал, и я стыдливо пряталась за спину мощной Наташи Засульской.

— Это действительно для тебя самое запоминающееся событие? Ведь были еще сенсационные победы в составе «Динамо» в розыгрыше Кубка Лилиан Ронкетти и чемпионате СССР?

— Не такие уж и сенсационные. В первенстве Союза, даже несмотря на то, что в предчемпионском сезоне команда едва не покинула высшую лигу, у нас подобрался такой великолепный состав вместе с главным тренером Владимиром Рыжовым, что мы чувствовали свои силы и возможности выиграть «золото». Перед решающей встречей с московским ЦСКА я пришла в зал в праздничном наряде и меня удивленно спросили, по какому поводу я такая «блестящая». На что спокойно ответила, что пришла побеждать. У нас тогда и тени сомнения не было в успехе.

А в Кубке Ронкетти нас, как дебютантов турнира, никто не принял всерьез. Это нас очень разозлило, и мы в каждом матче пытались доказать умение играть отнюдь не в детский баскетбол. И доказали, в финальной встрече «послав в нокаут» грозную итальянскую «Дебору» — 100:83!

— В 1986 году, с приходом в команду нового наставника Владлена Моршинина, «Динамо» выиграло Кубок СССР, открыв себе дорогу к победе в Кубке Ронкетти. Но почему после этого успеха игра команды резко пошла на спад, а ты вскоре вообще оказалась в кишиневской «Молдове»?

— Цепочка досадных поражений в чемпионате СССР многих вывела из психологического равновесия. Девчонки искали причину неудач только в плохой игре партнеров, но не в своей. «Масла в огонь» подлил и сам Моршинин, который постоянно твердил, что я не лучший игрок, не лидер. Все это порядком надоело. Внесло свою лепту в развал боеспособного коллектива и то, что нам после победы в Кубке Ронкетти много чего пообещали, но почти ничего не выполнили. В «Молдове» же слов на ветер не бросали...

— Поиграв сезон за кишиневский клуб, ты все же вернулась в «Динамо»...

— Новый главный тренер динамовок Владимир Рыжок предложил вернуться и я согласилась. Мне очень понравился стиль его работы, взаимоотношение с игроками. Да и вспоминала, как блестяще играл в прошлом этот выдающийся баскетболист.

— Очень быстро вы доказали, что в Союзе вам нет равных, да и первые выступления в Кубке европейских чемпионов закончили в ранге вице-чемпионов Европы, пропустив вперед только знаменитую испанскую «Дорну». Но уже через полтора года у «Динамо» пошло не все так гладко, в результате чего ты одела форму германского клуба «Бохум», а почти весь нынешний сезон играла за венгерский «Сомбатхей». Какие причины заставили тебя уйти из команды и что побудило месяц назад вновь вернуться в родной клуб? Ведь известно, что в Венгрии тебя признали лучшим игроком первой половины чемпионата, в матчах ты набирала до 40 очков, а зрители буквально боготворили?

— Два года назад политическая ситуация в стране резко изменилась, и это повлияло на команду. Если раньше со спонсорами было все нормально, то потом решать все бытовые вопросы становилось труднее и труднее. А ведь баскетбол — это не только жизнь на поле. Словом, из-за этой неразберихи нервничал Рыжов, нервничали мы. Владимир Иванович всегда старался помочь решить наши проблемы, но удовлетворить потребности каждого игрока был не в состоянии. Тогда тренер и почти вся команда не сумели понять друг друга, в результате чего я побывала в Германии и Венгрии.

А вернуться... Мне ведь небезразлична жизнь любимого клуба, с которым у меня столько общего. Рыжов часто звонил мне, рассказывал о всех трудностях, просил помочь нынешнему молодому поколению игроков. И лишь когда президент Фонда социальной помощи спортсменам имени Арама Алтыряна Борис Савлохов, пообещав поддержку, также предложил вернуться, я еще раз все взвесила и решилась. Надеюсь, что сделала правильно.

— Зрителям очень импонирует твой стиль игры, и на последних матчах их собралось немало...

— Это приятно, но ведь я стараюсь не только как можно больше забить, а и действовать на поле красиво. Радуюсь, когда удаются хорошие броски и передачи, радуюсь, что это ценят зрители. Но ведь это и есть залог успеха, иначе просто нельзя! А проигрывать я очень не люблю и всегда переживаю, если такое случается.

— Как долго еще думаешь играть, ведь возраст берет свое всегда?

— Не хочу пока об этом думать. Сейчас у сборной Украины есть хороший шанс успешно выступить на чемпионате Европы и получить путевку на Олимпиаду, что для меня служит отличным стимулом к кропотливой работе. Я очень верю в мудрого, опытного тренера Владимира Рыжова и постараюсь помочь и ему, и команде. Считаю, что своего последнего слова в баскетболе я еще не сказала!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно