МАНИФЕСТ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

10 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №44, 10 ноября-17 ноября

Поступь призрака «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма», — так К.Маркс и Ф.Энгельс начали свой знаменитый Манифест Коммунистической партии...

Поступь призрака

«Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма», — так К.Маркс и Ф.Энгельс начали свой знаменитый Манифест Коммунистической партии. Прошло более 150 лет, но призрак, теперь уже по всему миру, с легкой руки своих великих родителей пока еще продолжает бродить. И несть числа миллионам жертв, которыми отмечен путь призрака на планете.

Вера в призраки — главный из них, конечно, Бог — вечная и неотъемлемая часть коллективного сознания, даже подсознания человечества. Вера несет каждому надежду на счастье, благополучие, справедливость. Призрак коммунизма вступил в схватку с Богом, руками своих крестоносцев огнем и мечом сметая со своего пути божественные храмы и их служителей, насаждая свои храмы, свою веру, своих служителей.

К.Маркс и Ф.Энгельс написали красивую и правдоподобную сказку со счастливым концом: принц своим мечом уничтожит зло, освободит принцессу, и заживут они долго и счастливо. Главное — огнем революции уничтожить зло, мировую буржуазию, и освободить добро, мировой пролетариат. Пролетариату — правда, не мировому, а в одной отдельно взятой стране, как сказал другой великий теоретик, эта сказка очень понравилась, и он сделал все как предписано. А когда в процессе уничтожения буржуазии окрепла силушка, он продолжил и дальше уничтожать все и всех, естественно, во имя провозглашенной великой веры в добро, справедливость и благополучие.

Может, пришло время заглянуть в истоки этой веры и понять, почему благими намерениями оказалась устланой дорога в ад?

Главное — собственность

Структура общества в период победного шествия капитализма по Европе, в видении К.Маркса и Ф.Энгельса, проста и понятна: плохие капиталисты, имеющие все, эксплуатируют не имеющих ничего, кроме цепей, пролетариев, присваивая создаваемую их трудом прибавочную стоимость.

Оставим такое упрощение общественных отношений на совести авторов — в конце концов, они ученые, им свойственно упрощать явление, чтобы понять его сущность. Придумали же физики идеальный газ, чтобы разобраться в законах газового состояния? Правда, человеческое общество — не газ, оно многослойно и многообразно, как и противоречия, его пронизывающие. Бездельниками и паразитами, конечно, капиталистов назвать можно, но так ли это на самом деле? Между ними, капиталистами, существует жесточайшая конкуренция, и побеждают в ней отнюдь не бездельники. А победы или поражения капиталистов напрямую связаны с возможностью зарабатывать на жизнь рабочим их предприятий — переплет оказывается достаточно сложным.

Но это так, детали, о них можно бы и забыть, как, например, о теории всемирного эфира, опровергнутой великим Эйнштейном, если бы не жуткий призыв к физическому уничтожению буржуазии пролетариями под руководством партии коммунистов, охотно ими, пролетариями, подхваченный.

Подспудно мы понимаем: идеальной общественной формации, способной для всех и во всем быть хорошей, нет и быть не может. Всегда будет рождающее противоречия неравенство: умный и глупый, трудолюбивый и ленивый, унаследовавший и неунаследовавший, наконец, просто везучий и невезучий — не могут прийти к равенству. Оно, равенство, возможно, как сказал не я, только в нищете. Но в великом документе мы видим как бы саму собой разумеющуюся мысль, а на деле подмену понятий: неравенство ассоциируется с несправедливостью. Будем скромно считать это недосмотром великих теоретиков. Если у тебя что-то есть — значит, ты получил это путем эксплуатации и грабежа пролетариев, значит, ты их враг и тебя следует уничтожить. Нужно ли напоминать, во что это вылилось на практике?

Коллективное владение собственностью — вот цель, смысл коммунизма, коммунистической идеологии, коммунистической революции, коммунистической партии. Все у всех отобрать, свалить в общую кучу, хозяев — уничтожить!

Человек не хочет быть нищим. Обычному, нормальному человеку это как-то не нравится. Он хочет так или иначе зарабатывать, обеспечивать свою семью, приобретать собственность. Он хочет выделиться из себе подобных — лучше жить, больше иметь. Эти же стремления, как должны были предвидеть великие теоретики, должны были быть свойственны и победившим в революции пролетариям — им и раньше-то не очень нравилось быть пролетариями, а уж после победы собственной революции это и вовсе ни к чему. Потерять в революции они должны были только свои цепи (может быть, сорвавшись с них?). Здесь мы просматриваем еще один недосмотр в великом учении: если пролетарии делают революцию, чтобы изменить свою жизнь, то остаются ли они после революции пролетариями, а если нет, то кем они становятся? При том, что им по-прежнему нечего будет терять, т. к. частная собственность им не светит?

Победное шествие капиталистов, как справедливо утверждают К.Маркс и Ф.Энгельс, объясняется созданием ими высокоэффективного производства, базирующегося на прогрессе науки и техники, высокой организации. Движущей силой этого прогресса является конкуренция.

Аксиома: чтобы хорошо жить, нужно хорошо работать. Наверное, для хорошей жизни страны нужна по-настоящему хорошая работа ее граждан. Лучше всего человек работает тогда, когда он работает на себя. Т. е. лучший стимул к труду — пряник. Кнут — хуже, но тоже действует. И здесь великие теоретики снова произвели подмену понятий: если собственность — общая, значит, приумножая эту собственность, каждый работает на себя. Люди же, которым довелось жить при такой системе, эту подмену почувствовали немедленно — им на общий котел так же не хотелось работать, как и на капиталистов. Им по-прежнему хотелось работать только на себя. После революции Ленин это понял сразу и ввел нэп. Но последователь великих, еще более великий, был начеку: нэп прекратил, а работу на себя сделал уголовно наказуемой, наравне с воровством. Ибо, работая на себя, ты как бы воруешь из общего котла. Боюсь, произнесенное слово — воровство — станет весьма употребительным в нашем дальнейшем повествовании. Ибо воровство стало наиболее доступным средством приумножения личного благосостояния. Именно с воровства, грабежа, бандитизма началась «новая эра в истории человечества» — ими она и продолжилась в «законном порядке».

Законы экономики — объективные законы жизни человеческого общества. Как закон всемирного тяготения в физике. Буржуазия поняла эти законы (помогли ей в этом, наверное, и К.Маркс с Ф.Энгельсом), использовала это знание для интенсификации производства, возможно, использует и сегодня. Коммунисты же, с подачи тех же теоретиков, решили отменить эти законы и придумали вместо них другие — производство ведь должно существовать и при коммунистах. Об эффективности этих законов и этой экономики свидетельствует достаточно меткий и часто употреблявшийся термин «затратная». Догнать и обогнать капиталистов не удавалось никак. И все бы ничего, даже в чем-то и хорошо — ведь пролетарии только тогда пролетарии, когда им нечего терять, а государство, что ни говори, должно было оставаться пролетарским, если бы не международное разделение труда, от которого никак не уйти. Бананы у нас, как известно, не растут, и это не самое большее зло. А чтобы что-то покупать, нужно другое что-то продавать. И этим другим чем-то практически было в основном сырье. Другая беда — щели в железном занавесе, сквозь которые просматривалась весьма существенная разница в уровне жизни, приводящая ко всяким «ненужным» мыслям.

Ухищрений, призванных заставить людей хорошо работать, придумали множество. Например, конкуренцию подменили «соцсоревнованием». Но реально действовал главным образом страх — на нем держалась система. Подпитывался этот страх беспощадным террором.

Сваленной в общую кучу собственностью должен кто-то управлять. Не пролетариям же, в конце концов, это делать? И появляется новый класс — высший класс управленцев, или, как мы говорим, номенклатуры. Опорой и питательной средой его является реализующее властные функции номенклатуры чиновничество. Обеспечивают полную и безраздельную власть номенклатуры т. н. силовые структуры: служба безопасности, милиция, армия, пенитенциарная система.

Появление класса номенклатуры великие теоретики должны были предвидеть, но, увы, не сделали этого, и в этом их самый страшный просчет.

Если капиталисты владеют, распоряжаются и управляют собственностью (в это понятие входят и денежные средства, капитал), то номенклатура только управляет и распоряжается «общенародной» собственностью, не владея ею. На первый взгляд разница не столь велика, но это только на первый взгляд. Для капиталиста, владеющего собственностью, главный путь преуспевания — приумножение этой собственности — достигается рациональным и эффективным управлением ею, для номенклатурного же управленца эффективное управление «народной» (считай, ничьей) собственностью — фактор незначащий. Его преуспевание зависит только от побед в номенклатурных играх, а благополучие достигается преимущественно… воровством. К оному я осмелюсь отнести не только преследуемые законом деяния типа умыкания госсобственности и взятки, но и вполне «законные» привилегии, спецраспределители и т. д.

Честный законопослушный гражданин при социализме, как правило, много заработать не может (вспомним, например, кинофильм «Берегись автомобиля»: приобретение автомобиля видится авторами исключительно как следствие незаконных дел героев). Бал правит уравниловка. Ни таланты, ни трудолюбие серьезных дивидендов не приносят. А раз так, то и проявление оных качеств у отдельных граждан является фактором скорее патологическим, чем закономерным. Люди, наделенные творческим потенциалом, вынуждены были зачастую искать выход своей энергии в деятельности, осуждаемой официальной идеологией, а часто и запрещаемой законом. Этим, в частности, можно объяснить расцвет творческих проявлений во всех видах интеллектуальной деятельности — в частности в искусствах, науке. С другой стороны, для людей, лишенных таких достоинств, система, когда нужно только отбывать повинность на рабочем месте и при этом иметь определенное жизнеобеспечение, — ну просто замечательная система!

Создание иллюзий — основа существования системы. Главную роль здесь играли общественные фонды потребления. Дешевое жилье, которое официально положено всем, бесплатная медицина, бесплатное образование, дешевый отдых в профсоюзных здравницах… И люди поневоле верили, что живут в лучшем из миров. А чтобы иным мыслям не было места, существовало проверенное средство — дефицит. Почему, как вы думаете, государство, которое создало атомную бомбу и запустило в космос человека, государство, где за рассказанный анекдот человек мог угодить в тюрьму или психушку, было не в состоянии сохранить картошку? Несмотря на то, что овощехранилища строились «по последнему слову науки». Это — политика. Главной для рядового гражданина должна была быть и оставаться забота о хлебе насущном. Верно, жилье положено всем, только ждать это жилье многим доводилось всю жизнь… Что же касается бесплатности — эта иллюзия достигалась проще простого: часть того, что человек недополучал за свой труд, ему давалась «бесплатно», но уже как благодеяние системы. А о качестве «бесплатного» говорить не приходилось — дареному коню, как известно, в зубы не смотрят. Особенно остро приходилось ощущать качество «бесплатной» медицины. Сегодня, когда есть возможность сравнивать медицинское обслуживание в разных странах, мы можем осознать, какова плата за такую «бесплатность».

Впрочем, заботы рядовых граждан номенклатуры не касались: у них были (и остались) своя медицина, свое жилье, свои курорты, дачи, распределители и, конечно же, своя иерархическая система потребления этих благ.

Думаю, не будет преувеличением общественную систему, которую мы называем социализмом, отнести к категории рабовладельческой, где коллективным рабовладельцем является номенклатура. Рабы у нас были трех категорий: рабы лагерей (на заклание), рабы сельскохозяйственные и рабы городские (привилегированные). Всех их объединяют и делают рабами отсутствие собственности и игнорирование прав человека. Самое страшное при этом то, что человек, всю жизнь проживший при такой системе, не ощущает себя рабом, он иного не видел и не знает. Он психологически не готов к свободе: свобода означает необходимость самому определять свое жизнеобеспечение и добиваться его реализации. Выпустите на волю льва, долго просидевшего в клетке, и он не сможет себя прокормить. Сегодня свобода для многих означает только то, что забрали кормушку. Для них главное — любым способом вернуть прошлое. Наиболее простым подтверждением нашей рабской психологии являются… лифты. Отсутствие собственности приводит к ее неприятию, к разрушительному инстинкту, который проявляется, в частности, в уничтожении лифтов. И, как мы знаем, многого другого.

Ничего у нас не будет хорошего в жизни (или с жизнью?), пока не изменится наша психология. Психологию раба, ждущего подаяния, должна вытеснить, сменить психология собственника, хозяина, работающего прежде всего и исключительно на себя. Ведь что сделала номенклатура, когда стала рушиться тоталитарная система ее власти? Прежде всего она прибрала к рукам всю собственность — сбережения граждан, соцсобственность, зарубежные кредиты. (Каждому, иначе как насмешкой это не назвать, дали ваучер ценой долларов пять, его долю в общественном богатстве страны.) Сейчас на очереди отторжение жилья. И установила такие налоги, которые никак не могут позволить честному человеку честно работать на себя. (Интересно, есть ли хоть один человек во властных структурах, который не понимает, что такие налоги губительны? Тем не менее…) Значит, это не недопонимание, не случайные ошибки, это — политика, политика удушения собственного производителя. Более того, законы по-прежнему таковы, что если ты процветаешь — значит, ты нарушаешь закон, поэтому тебя всегда можно привлечь к ответственности. А если ты не с нами — ты против нас! Здесь хозяева мы и только мы! Мы сидим крепко, наша армия чиновников растет, укрепляются силовые структуры. Вам, рабы Божьи, с нами не совладать!

Может, и правда не совладать. По крайней мере, пока люди не поймут, что происходило и происходит, какая судьба им уготована. Пока не придут к психологии хозяина, собственника, сколь бы длинным и трудным ни был этот путь. Только хозяева и собственники могут построить современное, как мы привыкли говорить, капиталистическое общество. Нужно научиться укрощать гипертрофированное чиновничество, которое стеной стоит на этом пути. Это не просто — за всем стоят спланированные действия номенклатуры. Как вы думаете, почему пенсии у чиновников во много раз выше, чем у рядовых граждан? Ведь отчисления в пенсионный фонд были у всех одинаковыми? Правильно поняли: чиновничество и силовые структуры — опора по-прежнему правящей номенклатуры. А прочие пенсионеры должны передохнуть — от них одни убытки.

Нужно научиться находить, выбирать, держать под контролем новых лидеров, способных решать сложнейшие вопросы государственного строительства не с позиций личной выгоды и клановых интересов. Нужно учиться работать на себя. Нужно учиться уважать частную собственность. И никаких революций, ими мы сыты по горло и знаем, к чему они приводят.

Основой положительных изменений может стать не только понимание ситуации и сути происходящих процессов, но и возможность на них влиять. И здесь видится необходимость создания новой партии, которую я бы назвал, в отличие от всех посткоммунистических, капиталистической.

Капитализм, но какой?

Предупреждаю сразу: ответа на этот вопрос я не знаю. Возможно, этот ответ неоднозначен и к цели можно прийти разными путями.

Сейчас говорят: мы строим капитализм. Да. Мы строим капитализм. Номенклатурный. Он так же похож на настоящий, как морская свинка на свинью. Номенклатура подалась в капиталисты, прибрав к рукам все, что можно и нельзя, выбросив коммунистические маски, но сохранив коммунистический менталитет: главный способ преуспевания — по-прежнему воровство (даже, по инерции, у себя самого — вдруг другие отберут?), а весь остальной «электорат» должен остаться в рабах, как бесплатная и покорная рабочая сила. Своим предпринимателям не дать подняться ни в коем случае, ибо они — самые опасные конкуренты: без всяких инвестиций такого понапридумывают и сделают, что свои, кровные, только-только уворованные предприятия станут, что счеты против компьютера. Они и так в основном банкроты, а тут и впрямь можно их потерять, ведь в конкуренции, если она честная, нужно еще научиться побеждать… Вот если привлечь богатенького «спонсора» с современными технологиями, оборудованием, конкурентоспособной продукцией, привлечь его наплевательским отношением к экологии, дармовой рабочей силой, он бы и сам поимел (возможно), и нам отстегивал. Только вот как привлечь, чтобы он нам, ворам, поверил, что мы — честные партнеры? И своих душим только ради него, дорогого. Ау… Ау…

Так вот, капиталистическая партия должна иметь своей целью строительство обыкновенного, не номенклатурного капитализма. При котором, несмотря на все его недостатки (а их действительно немало) живут и процветают многие и многие страны.

Надеюсь, этот манифест поможет не только лучше понять губительную ситуацию, в которой мы находимся, но и послужит выводу из нее. К обыкновенной, простой свободе. И если хватит ума и трудолюбия — процветанию. Ну а призраки — они были и будут, важно только понимать, что надежды на призрак — призрачны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно