Made in Ukraine. Для внутреннего пользования - Социум - zn.ua

Made in Ukraine. Для внутреннего пользования

11 апреля, 2008, 13:21 Распечатать

На тему жесткого насаждения украинского языка в Восточных регионах страны не писал только ленивый...

На тему жесткого насаждения украинского языка в Восточных регионах страны не писал только ленивый. И осуждали, и поддерживали, и просто анализировали некие цифры, суммы и прецеденты, так и не приходя к какому-то четкому выводу. У идеи превентивной популяризации государственного языка на востоке страны, в частности, в Запорожье, — огромная армия противников. Оно и понятно: насильно мил не будешь. Единственный вывод, к которому все чаще склоняются задействованные в процессе грамотные люди, таков: необходимо делать эксклюзивный украинский культурный продукт. Прекрасно, когда хорошие газеты, фильмы и телепрограммы доступны на обоих языках — выбирай себе подходящий. Мы с сыном, к примеру, обожаем украинский перевод «Симпсонов». Но чисто украинский продукт — дело другое, на нем лежит особая ответственная миссия. Мы с братом любили изначально украинских «Тореадорів з Васюківки»; а теперь, встречая на прилавках русский перевод детского бестселлера, я испытываю ревность, и мне кажется, что меня обманули! Нет, тот украинский продукт, о котором я говорю, должен быть недоступным для потребления в переводе, и кроме того, не просто должен использовать украинский как язык повествования, но и быть построенным на украинской сущности, менталитете, своеобразном украинском юморе, на культуре этой земли. И на истории — хотя если в плане исторического просвещения делаются хоть какие-то шаги, то современная украинская действительность остается почти «незайманою».

И такие попытки создать исконно украинский продукт изредка — о чудо! — совершаются, причем не только в Киеве, но и в провинции, что, на мой взгляд, гораздо сложнее из-за определенной косности и малоподвижности среды, а потому и гораздо почетнее. Однако большинство начинаний, к сожалению, приводят их авторов к разочарованию: «пипл не хавает», а значит, нет рентабельности, нет ресурсов для продолжения проектов. В этой ситуации, казалось бы, руку энтузиастам должно протянуть само правительство, которое призвано популяризировать и даже в какой-то мере насаждать государственную идеологию. Ан нет, никакой поддержки культурным революционерам не оказывают, несмотря на их многочисленные просьбы и даже требования.

Собирая материал для этой статьи, я поразилась еще одному открытию: оказалось, что пришлые, представители так называемых национальных меньшинств Украины, которых и закон-то защищает в языковом и культурном плане, частенько проявляют в отношении украинской культуры и украинского языка больший интерес и энтузиазм, чем сами украинцы! Видимо, чувствуя свою инаковость, ощущая эфемерный статус гостя, они стремятся проявить уважение к земле, на которой живут, понять и принять ту среду, в которой оказались. А может, их интерес просто более заметен — продемонстрировать такую свою позицию им в определенном смысле выгодно.

В ожидании Годо

Художественный руководитель театра-лаборатории «Vie» Виктор Попов — сам человек дру­гой культуры. Он приехал в Запо­рожье в 1981 году, почти сразу же ужаснулся украинскому провинциальному театру, резко контрастировавшему с привычным Виктору уровнем, и потому лет десять подобных учреждений просто не посещал. Судьба сложи­лась так, что он и сам стал режис­сером, руководителем театра. Первое, что сделал, — постановки «Сердцу снится Рождество» с музыкой Лысенко и «Ніч, чарів­на ніч» по Гоголю, основанную на украинской мистике, легендах и традициях. Как и многие неукраинцы, поселившиеся в этих кра­ях, он проявил интерес к культуре новой родины гораздо больший, нежели проявляют многие коренные запорожцы. Рвения «москаля» не поняли, сделать спектакли цельными, самобытными не дали, а потому Виктор сейчас относит эти проекты к провальным, хотя они идут по сей день.

В 2000 году в руки тогда уже худрука современного театра «Vie» попали украинские стихи местной журналистки Елены Поддубной, которые натолкнули на идею интереснейшей фольк­лорной постановки. Стали искать подходящий литературный материал, постепенно скелет идеи обрастал плотью фактуры. Постанов­ка была основана на схе­ме «Времена года»: зима, весна, лето, осень на священном острове Хортица. Легенды и мифы — например, о вовкулаках, о зарытом на острове кладе, охраняемом призраком запорожца, перемежались старинными народными песнями. Теми, что поют, когда украинец рождается и когда он умирает, когда сватается и ког­да ждет уже своего потомства. «За­мріяна Хортиця» была уникальной, насыщенной, необыкновенно атмосферной постановкой, — вспоминает бывший актер театра Владислав Лебедев. — Игра­ли в ней сплошь российские актеры, но они сумели здорово, заразительно передать украинский дух».

Постановка шла в течение семи лет — с 2000-го по 2007-ой. И все же Виктор Попов тоже счи­тает ее неуспешной. «У меня были большие надежды на этот спектакль. Думал, что на него будет ходить молодежь, школьники, но мои ожидания не оправдались — в Запорожье постановка была не востребована, — грустит он. — Я до сих пор крайне удивлен этому. Для меня странно, что школы, вроде бы призванные вос­питывать культуру в детях, не вос­пользовались этой возможнос­тью. Победить эту косную структуру мне, видимо, не дано». В его голосе, действительно, звучит не только горькое разочарование, но и искреннее недоумение. Он уверен, что популяризировать культуру и язык надо правильно, возмущен чрезвычайно низким качеством кинодубляжа и телевизионного титрования, в котором перевод частенько не только не соответствует изначальному тексту, но попросту неграмотен.

«Здесь должен появиться современный украинский театр. Но, кроме Андрея Жолдака, как бы к нему ни относились, ничего в этом смысле так и не происходит. А ведь народ надо воспитывать. Надо иметь мужество, чтобы восстать против вкусов публики, зараженной страстью к сериалам. Я не хочу работать для простой публики — я просто не знаю, кто это. Если ответа так и не будет, разговор не сможет состояться». И все же, чувствуя, как всякий по-настоящему творческий человек, свою особую миссию, Виктор Васильевич не останавливается под грузом неудач. Он готовит новый эксперимент — двуязычную адаптацию пьесы Титле «Возвращение Го­до», в которой главные герои, русский и украинец, говорят каждый на своем родном языке.

«Просто» о сложном

В 2007 году на насыщенном, но однообразном, гомогенном рынке СМИ Запорожья появилось неожиданное, уникальное украиноязычное издание — газета «Просто». Нет, здесь, конечно, и до того издавались газеты на украинском. Но «Просто» не только говорила с читателями по-украински, она была украинской по духу, по сути. Качест­венные тексты, как исторические, так и на современную тематику; красивая и правильная «мова», восторгавшая даже меня, русскую по национальности; яркий, но сдержанный европейский дизайн и верстка — ч/б, никакого цвета и глянца, без которых не обходится ныне ни одно новое издание. Кстати, один опытный издатель объяснил мне, откуда у этого гламура ноги растут: нынешний рекламодатель пока недостаточно образован, он предпочитает платить, скорее, газете «красивой и с блестками», чем ориентироваться на нормальные критерии, как то точность и «скученность» выбранной аудитории, потенциальный резонанс от актуальных материалов, качество текстов и иллюстраций. Так вот, газета «Просто» рискнула обойтись без «люрекса» и сделала ставку на качество и самобытность. Итог печален: недавно газета прекратила свое существование, хотя ее интернет-версия пока еще поддерживается.

Но сайт сайтом, а лично мне этой газеты недостает, мне обидно, что я больше не могу купить и прочесть ее. Как и для многих других, газета для меня — бумажное изделие, которое можно почитать перед сном. «Просто» писала об интересных вещах, интересных людях, ее позиция была четко националистической, но вовсе не нацистской. «Слово «национализм» у нас извратили, понимают его в агрессивном смысле, а оно означает всего лишь любовь к своей нации и родине», — говорит главный редактор газеты Тарас Василенко. В издании публиковалась масса материалов по истории края, причем подавалось это в оригинальном, глубоком ключе в противовес «казацкой легенде», которая в этих краях давно заменила собою настоящую историю. Да, Хортицу признали чудом, и к ней всегда выказывали показательно-трогательное отношение. Ну и что? «История и культура Запорожья и Хортицы, как сердца города, — говорит Тарас, — искусственно обедняется! Это ведь далеко не только казаки! Это и богатейшая история ариев, и многочисленные языковые и понятийные переклички с санскритом, и история одного из самых мощных «осередков» УПА. И культура наша — это не только казацкие марши, но и искусство характерников, поразительное многоголосное и горловое пение. А посмотрите на то, что сейчас на Хортице творится: непонятно по кем придуманному маршруту проложенная «Тарасова стежка», скульптурное яйцо, достойное авторства Церетели, с девизом «козацькому роду нема переводу». А ведь на Хортице чудеса происходят, там энергетический разлом проходит, шаманы со всего света собираются».

Для создателей газеты не было удивительным, что многие отреагировали на идею негативно — Запорожье все-таки, не Винница какая-нибудь. «Мы бандеровскую газету брать не будем!» — заявляли некоторые распространители. Звонили пенсионеры, ветераны, проклинали, ругались, на чем свет стоит. Хотя половина из них даже не знает, кто такой этот Бандера.

«Но как раз стариков я понять могу, — говорит Тарас, — они сформировались при системе, им уже многого из новой реальности не понять, так что их мнение не обидно. Просто жалко их, оказавшихся на обочине жизни. А вот молодых людей, которые ничего не знают, и, главное, не хотят знать, мне не понять. Вы же живете на древней земле, вам бы гордиться этим! Но народ у нас темный, его надо просвещать, вот мы и пытались это делать. Почему народ, имея под носом чудо, какое-нибудь «Кривое зеркало» смотрит? По­тому что он не знает, что бывает лучше. И мы хотели это «лучше» показать. Но у нас сложилось впечатление, что нам нарочно не дают этого делать. Ведь от знания возникают неудобные кому-то вопросы. А темным народом гораздо легче управлять». Тарас отмечает, что потомки старых татарских, болгарских, немецких поселений, которых много в Запорожской области, приезжие люди иногда проявляли более заметный интерес к газете, нежели местные украинцы. Хотя какие украинцы в Запорожье — знаменитый Днепрострой в свое время спутал все этнографические карты…

Еженедельник «Просто» даже бесплатно подписал на квартал все сельские библиотеки, сельских учителей, которые преподают историю Украины, украи­новедение — всего в количестве полутора тысяч экземпляров. Но по истечении трех месяцев никто из вышеперечисленных людей и организаций газету не подписал, уже на свои деньги. К слову, стоило это совсем недорого...

Почему проект не поддержали государственные или местные власти, уделяющие так много внимания и выделяющие на пропаганду патриотизма столь серьезные средства, — непонятно. «Мы куда только не обращались за поддержкой, — рассказывает Тарас. — Нам нужно было всего-то тысяч 170 гривен в год, не такие уж большие деньги. Но нас слушали и говорили: да, идея, конечно, интересная, но… под кем вы? Никак не могли поверить, что мы сами по себе. Многие местные чиновники и бизнесмены обещали поддержку, но так и не оказали ее, ссылаясь на сложную политическую ситуацию. Мы обращались в министерства культуры и образования Украины, которые, по идее, должны быть заинтересованы в таких продуктах. Никакой реакции. Мы претендовали на гранты, но в неофициальных беседах нам говорили: все гранты заранее распределены между своими людьми, и даются за откаты».

Но сдаваться Тарас и его единомышленники не собираются. «Ждать, как предлагают некоторые, пока из нынешних детей вырастут украиноориентированные, культурные, патриотичные люди, бессмысленно: сами по себе они такими не вырастут, их надо воспитывать. Раз уж мы выбрали эту профессию — мы должны формировать общественное мнение, как бы сложно это ни было».

Хиханьки да хаханьки

Недавно в Запорожье завершился юбилейный, десятый фестиваль СТЭМов «Студенческие шутки-2008». Общаясь с членами жюри — бывшим «Хохлом» из «Маски-шоу» Владимиром Комаровым, автором и душой «Шоу Долгоносиков» и «Мама­ду» Виктором Андриенко, сценаристом и капитаном команды КВН «Харьковские менты» Алек­сандром Пугачевым, знаменитым российским, но много работающим в Украине комедийным актером Игорем Письменным, я с удивлением обнаружила, что языковой вопрос их страшно волнует! «Мы с Василием Гендасом с 96-го года работали корпоративки только на украинском языке, — вспоминает Виктор Андриенко, — и никто не задавал вопросов, что да почему. А сейчас одни требуют выступать только на украинском, другие — только на русском! И мне это не нравится. А вообще я считаю, что украинский язык — самый красивый: он мягок, романтичен, и в нем изначально есть юмор. Но у нас должен быть красивый, пра­вильный государственный язык, а не язык какого-то села на Запа­де». Владимир Комаров вообще с сожалением признается, что только сейчас начинает узнавать украинскую культуру — ведь почти всю жизнь он прожил при «соцреализме». Но уверен, что сей­час просто-таки необходимо эту культуру воспитывать. «И самые важные люди в этом — работники искусства, журналисты и педагоги, — считает он. — Нужно воспитывать новое поколение с правильными мозгами, иначе ничего не будет. А это сейчас очень сложно делать: у детей нет выбора, у них есть только то, что показывают по телевизору».

Александр Пугачев, русскоязычный человек, демонстрирует неплохое знание украинского языка и не самоограждается от развития украинской культуры и юмора: «Задам такой вопрос: можете ли вы сходу рассказать хотя бы один анекдот на украинском языке? То-то. То есть юмор должен питаться и проявляться в народном творчестве. Но сколько мы друг с другом шутим по-украински? Анекдоты о москалях на украинском доходят до нас в небольшом количестве с запада — здесь они не появляются. Москальские отношения не популярны, а на другие темы мы шутим по-русски. Отсюда видим, что украинская культура, как и украинский юмор, находятся где-то на дальнем поле».

В азарте Александр выдает свой секретный способ популяризировать украинский язык и культуру через юмор: «Открою вам тайну: вот сейчас приехал Игорь Письменный, идут переговоры, и уже в ближайшее время начнутся съемки скетч-шоу, 30 серий которого уже готовы, именно на украинском языке. Мы попробуем это делать, мы хотим дать широкое распространение украинским шуткам!» Александр признается, что для создания эксклюзивного украинского юмористического продукта ему пришлось преодолеть определенные сложности. Например, пришлось «перезапустить» свой мозг: он прекрасно знает украинский, но думает по-русски, потому писать сценарий на украинском было сложно. Тем не менее он уверен, что избранный им способ — максимально эффективный метод популяризации украинского языка. «Это надо делать разумно, — волнуется юморист, — а не таким способом, как это делается у нас в стране! Вы дайте достойный продукт на украинском, это будет гораздо эффективнее! Жесткое навязывание, которое сейчас происходит, в некоторых регионах работает отторгающим фактором. Сейчас мы, одессит и харьковчанин, разговаривая в Запорожье, понимаем, о чем мы говорим. А где-нибудь в Виннице — нет. А в Киеве пытаются делать вид, что не понимают, там даже не хотят знать, о чем мы говорим».

Но его соратник Виктор Андриенко категорически против оригинального проекта! «Я сейчас воюю с Сашей Пугачевым по поводу его нового скетч-шоу, — признается он. — Я предлагаю ему дождаться того момента, когда мы сможем себе это позволить. Завтра снимут мэра Киева — и зачем была та шутка про него?» Виктор — сторонник ожидания правильных решений от политиков: «Человек, вкладывающий в культуру, должен иметь льготы по налогам!». Поднимать культуру «снизу» он считает невозможным, отсюда и неприятие скетч-шоу Пугачева. «Когда у человека нет дома, ему наплевать на культуру, он думает, где ему пожрать, как выжить», — говорит он. Учитывая, что Андриенко сегодня — практически гуру украинского юмора и его мнение чрезвычайно важно, а также то, что он должен был выступать соавтором проекта, непонятно, воплотится ли в жизнь благородная идея бывшего КВНщика…

Реален ли путь создания эксклюзивного украинского культурного продукта, если пока первопроходцев постигают неудачи и разочарования? Ответ дают они сами: жалуются, сетуют, негодуют, но тут же с азартом говорят о новых идеях и вновь повторяют, что должны это делать! Потому что если не мы — то кто же?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно