Люди этой профессии…

23 октября, 2009, 13:43 Распечатать

Люди этой профессии идут в толпе рядом с нами. Они заходят в наши подъезды и дома, выбирая для своих визитов самые неблагополучные в парадном квартиры...

Люди этой профессии идут в толпе рядом с нами. Они заходят в наши подъезды и дома, выбирая для своих визитов самые неблагополучные в парадном квартиры. Едва переступив порог того или иного дома, они способны оценить глубину осевшего на его стенах человеческого горя. И очень часто именно от проницательности и профессионального такта соцработников, день которых будет праздноваться в Украине 1 ноября, зависит качество оказываемой помощи.

Кто такие соцработники? Как после всех эмоциональных бурь и потрясений реабилитируются сами? Об этом и многом другом мы говорили с главным специалистом отдела социального инспектирования и социальной работы с семьями Киевского городского центра социальных служб для семей, детей и молодежи Любовью Лориашвили:

— В нашей профессии нередки ситуации, которые порой зацепят так, что начинаешь спрашивать себя: «А не сменить ли работу?». Стать, например, библиотекарем и видеть только книги, а не «замороженных» детей, которые даже плакать не умеют. Среди нас очень много тех, кто не раз сгорал эмоционально. Это самое опасное. Когда клиент становится для тебя просто телом без имени и потребностей, ты и сам уже не скрываешь того, насколько безразличны для тебя все его успехи. И хорошо, если коллеги, заметив это, поймут тебя и не осудят. Хотя они и сами знают, как это, когда тебе снятся те, кому не смог помочь, те, кто умирал на твоих глазах, кто плакал без слез, нуждаясь в твоей помощи. Бывают настолько неординарные ситуации, что тебе, человеку бывалому, все происходящее кажется нереальным. Чтобы работать в социальной сфере, нужно обладать высоким человеколюбием. Возможно, самому пережить какие-то травмы и потери. Иногда это единственный ресурс понять другого человека, помочь ему решить его проблемы.

— То, что за один день вам приходится посещать несколько проблемных семей, накладывает определенный эмоциональный отпечаток на качество ваших визитов?

— Когда мы проводим социальное инспектирование, то «переключаемся» при входе в каждую семью. У соцработника, как у игрока за шахматной доской, каждый раз выстраивается новая стратегия. Только придя на рабочее место, мы начинаем все обдумывать и заполнять необходимые бланки, карточки. Порог дома любой алко- или наркозависимой семьи прежде всего нужно переступить по-человечески. Нам всем приятно, когда в нас не тыкают пальцем, потому что мы как-то не так живем, а спрашивают: «Как вы себя чувствуете?» или говорят: «Я готова вам помочь». Это совсем другой разговор, в котором соцработник оказывается сродни духовнику — принимает, помогает, сострадает. Более того, очень многие родители раскрываются только тогда, когда вы начинаете говорить исключительно о них. Почему? Потому что они, как и их родители, были травмированы собственной семьей: я сама из интерната, мои дети из интерната, дети моих детей тоже будут из интерната. Разорвать эту цепь невероятно сложно. Сегодня даже живущие в одном подъезде люди не готовы принять ситуацию с неблагополучной семьей и помочь ей просто по-соседски.

— Чем и как соцслужба может помочь «интернатным» мамам?

— Как правило, мамы, выходцы из интернатов, не имеют соответствующих навыков по уходу за ребенком, поэтому, когда мы к ним приходим, то прежде всего выясняем уровень их знаний, показываем, как купать и пеленать малыша, рассказываем, что и как готовить. Это обычная жизненная ситуация. У нас даже был случай, когда мама-подросток разбавляла манку водой и кормила ею своего ребенка. Ей никто не говорил, что манную крупу нужно варить. В роддоме из-за того что она всем хамила и грубила, ее никто ничему не учил. Выпускники интернатов не имеют необходимых навыков социальной презентации, им проще огрызнуться, чем впустить в свой мир, рассказать кому-то о своей проблеме. Испытывать привязанность, любить кого-то, значит быть уязвимым, а они как никто другой знают, насколько это опасно.

— А не проще было бы для нашей социальной сферы адаптировать какие-то международные программы и проекты, взять европейские «скелеты»?

— Не во всех случаях нам эти «скелеты» подойдут. Ментальность и культура другие. Ту же американскую программу подготовки приемных родителей и усыновителей — PRIDE — в Украине «обкатывали» целых восемь лет.

— Насколько мне известно, среди соцработников очень мало мужчин, точнее, их практически нет. Эта особенность объясняется исключительно уровнем заработной платы?

— Мужчины менее эмоциональны, поэтому у них совсем другой подход к работе, они сходу начинают решать имеющуюся в той или иной семье проблему. Это не плохо, но иногда сидящего перед тобой человека надо просто пожалеть, тогда он откроется и поймет, что вы видите его не второсортным человеком, а личностью, у которой на определенном этапе возникли сложности. Хорошо, если команда помогающих семье специалистов состоит из молодых и более старших мужчин и женщин. Это дает возможность каждому члену семьи выбрать того, кто ему ближе или кому он в большей степени доверится. 20-летнюю девочку вы не пошлете в наркозависимую семью и не отправите к молодой, воспитывавшейся в интернате маме. Почему? Как правило, у девочки—социального работника еще нет понимания глубины той или иной жизненной проблемы. Очень часто клиенты «открываются» перед соцработником в возрасте как раз потому, что тот имеет определенный опыт за плечами. В молодой семье такой человек начинает восприниматься как мама, бабушка, если, конечно, у супругов были нормальные отношения с родными. Зато там, где есть маленькие дети и подростки, именно молодые специалисты незаменимы. Во-первых, они еще не разучились играть, а во-вторых, и сами не так давно бунтовали против авторитета взрослых. Хотя бывают ситуации, когда с детьми в семье в целом все нормально, но из-за того что мама социально безграмотна, кто-то из ее детей не зарегистрирован, кто-то не получает помощь и т.д. Нам приходится объяснять детям, что с мамой надо пойти в ЗАГС и сделать такую-то справку. Потом у них же и уточняем, что и как удалось сделать. В таких семьях дети бывают очень ответственными и берут на себя роль взрослого, из-за чего в приемных семьях, куда их размещают, им бывает очень тяжело. Ведь там пытаются снова сделать их детьми, окружить любовью, не понимая, что в биологической семье они были спасителями, и теперь для них очень важно заботиться о ком-то. Поэтому при подготовке приемных родителей мы учим видеть роль ребенка. Если это был спаситель, тогда, будьте добры, делегируйте ему какие-то полномочия, иначе вы его просто потеряете.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно