ЛЮБИМ, ХОТЯ И ПЛОХО ЗНАЕМ…

19 декабря, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №49, 19 декабря-26 декабря

«Двумя крыльями славянской духовности» называл родившегося в Луганске Владимира Даля и работавшего на Луганщине Бориса Гринченко луганский врач и писатель Юрий Ененко...

Борис Гринченко
Борис Гринченко

«Двумя крыльями славянской духовности» называл родившегося в Луганске Владимира Даля и работавшего на Луганщине Бориса Гринченко луганский врач и писатель Юрий Ененко. Благодаря его активной общественной деятельности в конце прошлого века были созданы музеи этих двух великих лексикографов на территории Луганской области. 200-летний юбилей Владимира Даля отмечался в Луганске с большим размахом, его именем названа улица, один из университетов города. Еще в 1988 году, к 125-летию со дня рождения Бориса Дмитриевича Гринченко, во дворе школы села Алексеевка Перевальского района был установлен первый в Украине памятник Борису Гринченко, а в здании школы открыт музей его имени.

По сравнению с Далем, говорит луганский литературовед и педагог Богдан Пастух, Гринченко мы только начинаем открывать. Ветеран войны и автор книги «Борис Грінченко — безкомпромісний лицар національної ідеї» считает сейчас главной задачей полное восстановление заслуг писателя. Б.Пастух — один из немногих специалистов, детально изучавших биографию и творческое наследие известного украинского ученого. Но, по мнению главы Луганского областного объединения Всеукраинского товарищества «Просвіта» Владимира Семистяги, объективной, глубоко проработанной биографии Гринченко, которую могли бы использовать учителя и ученые, сегодня не существует. Кроме того, он не видит ничего необычного в том, что до сих пор не решается вопрос об издании всех или хотя бы избранных произведений Бориса Гринченко: «Если мы не можем издать полное собрание произведений Шевченко — не хватает денег, то что тогда говорить о Гринченко?».

Борис Гринченко родился 9 декабря 1863 года на Харковщине, в семье дворян. Его мать говорила только по-русски, и сам он, по его словам, «... змалечку завсігди балакав по-московському, бо інакше у нас у сім’ї не балакано і навіть не дозволено балакать...». Еще в 11 лет начал писать по-украински «всяку всячину: вірши, повісті, драми, навіть склав український словник, видавав для школярів, своїх товарищів рукописні журнали. Через це зазнав чимало глузувань, а часом і кари». В 1881-м сдал экзамен на народного учителя в Харьковском университете и после этого работал в селах Введенское и Нижняя Сыроватка. На учительских курсах в Змиеве познакомился со своей будущей женой — Марией Гладилиной. Организатор воскресной школы в Харькове Христина Алчевская открыла в то время народную школу. «Когда мы купили имение в Екатеринославской губернии, — пишет в своих воспоминаниях сама Алчевская, — я устроила там народную школу и мечтала об идеальном учителе. Мне указали на поэта Гринченко. Деревенский люд горячо полюбил его, дети бежали в школу, как на праздник, и дело шло прекрасно. Ему помогала его идейная жена, всем сердцем разделявшая симпатии мужа. У них была маленькая, умненькая, очаровательная девочка Натка, семи лет, не говорившая ни слова по-русски». В 1891-м Борис Гринченко создал рукописную книгу «Настина читанка», по которой учились и сельские дети, и его дочь. На материалах этой книги основан вышедший позже учебник «Рідне слово. Українська читанка».

Луганский гринченковед, доцент кафедры украинской литературы луганского Национального педагогического университета Алексей Неживый называет Бориса Гринченко зеркалом украинской государственности и одним из ведущих деятелей культурного возрождения: «Он стоял у истоков организации «Просвіта» и очень большие надежды возлагал на ее работу. При отсутствии тогда украинской государственной системы образования нужна была такая общественная организация, которая сосредоточилась на главнейшем — формировании национального мировоззрения. Гринченко в течение всей своей жизни всеми силами и способами старался пробудить национальные чувства украинцев, как начал это делать Тарас Шевченко».

Борис Гринченко писал и издавал учебники на родном языке — букварь, книгу для чтения, грамматику; организовывал и возглавлял периодические издания на украинском языке; написал учебник краткой истории Украины. Он брался за любое дело, которое могло принести пользу общему делу — возрождению национального мировоззрения. Гринченко, занимавшийся лексикографической работой всю жизнь, выполнил титанический труд, который не под силу целым институтам, и смог за два года (1902—1904) создать словарь украинского языка. Это был первый словарь такого типа, объема и содержания».

Словарь высоко оценили российские ученые Шахматов, Фортунатов. По выражению украинского литературоведа Сергея Ефремова, Гринченко был знаменем нашего возрождения. «В 20-е годы, в течение краткого периода украинизации, — пишет Алексей Неживый, — Гринченко был нужен — издавалось много его работ (собрание сочинений в 10 томах), в школах использовались его букварь и книга для чтения. Затем, в конце 20-х, советской идеологии он стал не нужен, его имя было опорочено, о нем стали говорить как о «буржуазном националисте», даже враге украинского народа. Исследователи его творчества были репрессированы, некоторые по так называемому делу Союза освобождения Украины. Наступил период полного забвения».

О Гринченко снова начали вспоминать лишь в конце 50-х — начале 60-х годов, в период так называемой оттепели. О его творчестве вспомнили, говорит Владимир Семистяга, потому что в кремлевском кабинете Ленина рядом со словарем Даля стоял словарь Гринченко: «На этом основании историки стали говорить о том, что якобы Ленин любил украинскую культуру, язык, заботился об Украине». После почти тридцатилетнего перерыва в 1958 году была издана книга Бориса Гринченко «Без хліба», в 1963-м издается двухтомник его произведений.

Однако после нескольких лет оттепели на идеологическую почву в Советском Союзе снова вернулись заморозки. «Нет людей, — рассказывает Алексей Неживый, — не знавших Вячеслава Чорновила как политика. Но он был еще и выдающимся исследователем творчества Гринченко. Чорновил начал работу над диссертацией под руководством Ивана Пильгука, но его арестовали. Среди исследователей творчества Гринченко — такие светлые имена украинской культуры, как Сергей Ефремов, Владимир Дурдукивский, Мыкола Чернявский, Вячеслав Чорновил, Иван Пильгук, Васыль Яременко, Анатолий Погребный. Сам Алексей Неживый говорит, что ему тему Гринченко до 1990 года в институте педагогики министерства образования не утверждали, говорили, что это — не тот педагог, которого нужно исследовать.

Курирующий культурные и гуманитарные вопросы заместитель главы Луганской облгосадминистрации Владимир Просин признался журналистам областного телевидения, что фактически впервые открыл для себя имя Гринченко лишь после недавнего назначения на должность. Но сегодня, по его словам, фигура Гринченко уже очень много значит в его жизни. По мнению членов инициативного комитета по подготовке празднования юбилея, областная администрация приложила немало усилий, чтобы оно прошло на высоком научном и культурном уровне. Некоторые из утвержденных администрацией мероприятий (например, создание в Алексеевке мемориального комплекса) рассчитаны на несколько лет.

В обращении инициативного комитета, опубликованном в газете украинской диаспоры за океаном, областной власти предлагалось решить 15 вопросов, связанных с празднованием 140-летия со дня рождения Бориса Гринченко. Некоторые из этих вопросов (ремонт школы-музея, реставрация памятника) были решены без проблем. Но, рассказывает Владимир Семистяга, переиздание книги Богдана Пастуха представляется нереальным. Он считает, что переименование одной из улиц города подняло бы авторитет областного центра: «Гринченко здесь неоднократно бывал. Между тем много улиц Луганска носят имена ни разу тут не бывавших коммунистических идолов». Действительно, только в центральной части города кроме бронзовой фигуры «железного Феликса» можно найти четыре памятника Ленину.

Нереальным пока выглядит еще одно предложение общественных организаций — о переименовании областной библиотеки. Сейчас она носит имя Горького, но Владимир Семистяга считает, что престиж города только повысится, если ее назовут именем Гринченко: «В России тот же Нижний Новгород уже давно не называется Горьким. У нас же библиотека носит имя украинофоба, не разрешавшего перевести свой роман «Мать» на украинский язык». «Не слишком ли много «горького» в нашей жизни?» — спрашивают в заочных спорах с властью и общественностью представители луганской «Просвіти». Проводя параллели между творчеством Даля и Гринченко, обоих в Луганске называют титанами лексикографии. И если говорить о них как о «двух крыльях славянской духовности», то очевидно — для успешного полета в дальнейшем необходимо, чтобы крылья были равной длины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно