ЛУЧШИЙ БОЕВОЙ ЛЕТЧИК В СОЮЗЕ - Социум - zn.ua

ЛУЧШИЙ БОЕВОЙ ЛЕТЧИК В СОЮЗЕ

2 июня, 2000, 00:00 Распечатать

Иван Никитович Кожедуб родился 8 июня 1920 года в селе Ображеевка Шосткинского района Сумской области...

Иван Никитович Кожедуб родился 8 июня 1920 года в селе Ображеевка Шосткинского района Сумской области. После окончания Шосткинского аэроклуба в феврале 1940 года начал учебу в Чугуевском военно-авиационном училище. Как один из лучших выпускников был назначен летчиком- инструктором. В начале войны вместе со всем персоналом училища был эвакуирован в Среднюю Азию.

В ноябре 1942 года после многих просьб направлен в 240-й истребительный авиационный полк, которым командовал ветеран войны в Испании майор Солдатенко. По окончании учебы получил истребитель Ла-5 (максимальная скорость — 630 км/ч, вооружение — 2 пушки 20-мм; авиаконструктор С.Лавочкин). В 1943 году Кожедуб был назначен старшим летчиком, затем командиром звена, потом эскадрильи, а в следующем году — заместителем командира истребительного авиаполка. В мае 1944 го- да летчик получил более совершенную машину Ла-5фн (максимальная скорость — 650 км/ч), осенью освоил боевой истребитель Ла-7 (максимальная скорость — 680 км/ч, вооружение — 3 пушки 20-мм) и был назначен в новый полк, которым командовал Акуленко, а позже — Чупиков.

Первую победу в воздушном бою одержал в июле 1943 года над Курской дугой, последнюю — в небе поверженного Берлина. За 26 месяцев, проведенных на Воронежском, Степном, 2-м Украинском, 3-м Прибалтийском и 1-м Белорусском фронтах, совершил 330 боевых вылетов, участвовал в 120 воздушных боях, лично сбил 62 самолета врага. 4 февраля 1944 года Ивану Никитовичу Кожедубу присвоено звание Героя Советского Союза. 19 августа 1944 года за новые подвиги в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками он удостоен второй медали «Золотая Звезда», а 18 августа 1945 года — третьей.

«В бою побеждает тот, — писал Кожедуб после войны, — кто отлично владеет самолетом и оружием, первым нападает на противника, применяет нужный маневр и овладевает инициативой. Чем лучше боевой летчик владеет техникой пилотирования и вооружением самолета, тем меньше его внимание отвлекается на управление самолетом. Такой летчик может целиком сосредоточиться на отыскании наиболее целесообразных приемов и способов атаки, может точно выбрать наиболее благоприятный момент для открытия огня».

Боевая судьба летчиков-фронтовиков складывалась по-разному. Одни много летали, часто участвовали в боях, но редко добивались победы. Другие не возвращались из первых же боевых вылетов.

— Мне здорово везло, — вспоминает маршал Кожедуб, — отличный ведомый попался да и самолет прекрасный дали. Но главное — рядом всегда были надежные боевые друзья, отличные авиационные командиры...

Если до начала Курской битвы я усвоил только два правила — храбро драться с врагом и, не отрываясь от группы, пристально следить за действиями командира, то в ходе дальнейших боев началась настоящая боевая учеба. Многим я обязан капитану Семенову, моему командиру эскадрильи. У него отвага сочеталась с хладнокровием и расчетом. Этому он учил и нас, молодых. И по сей день помню его слова об осмотрительности, о том, что нельзя бросаться в атаку сломя голову, не разобравшись в обстановке. Сколько раз это выручало меня!

У Ивана Кожедуба было особое отношение к своим самолетам. Перед вылетом он салютовал машине, а после каждого полета похлопывал его и говорил с ним, как с любимым аргамаком (верховая лошадь восточной породы).

С уважением и благодарностью вспоминает Кожедуб механика самолета Виктора Иванова. На подготовленных им боевых машинах летчик уничтожил 45 гитлеровских самолетов.

В книге «Люди бессмертного подвига» есть такой эпизод: «Гимном мужеству и мастерству Кожедуба стал день 2 октября 1943 года, когда наши войска расширяли плацдарм на правом берегу Днепра, отбивая ожесточенные атаки противника. Первый раз вылетели девяткой.

Кожедуб вел ударную пятерку. На подходе к переправе в районе Куцеваловка — Домоткань встретили колонну пикирующих бомбардировщиков Ю-87, в которой каждая девятка прикрывалась шестью Ме-109.

Четверка прикрытия сразу же связала боем «мессершмиттов». Кожедуб во главе пятерки атаковал бомбардировщики. Гитлеровцы заметались. Не прошло и минуты, как два «юнкерса», объятые пламенем, упали на землю. Ведущего сбил Иван Кожедуб, еще одного — Павел Брызгалов.

В небе началась «карусель». Вслед за первой девяткой разогнали вторую. В пылу схватки, руководя боем, Кожедуб успел сбить еще и Ме-109. Уже пять костров пылало в районе плацдарма. А с запада снова наплывали «юнкерсы».

— Филиппов, Филиппов, — кричал Кожедуб ведомому, — прикрой Мальцева!

К месту боя подошла с востока группа истребителей «яков». Господство в воздушном бою было обеспечено.

Сбив в этом бою семь самолетов врага, эскадрилья под командованием Кожедуба вернулась на свой аэродром. Обедали прямо под крылом самолета. Не успели провести разбор боя — и снова вылет. На этот раз четверкой: Кожедуб — Мухин и Амелин — Пурышев. Слетанное боевое звено, испытанные в боях побратимы. Задача прежняя — прикрытие войск на поле боя. Однако соотношение сил иное: нужно было отразить налет 36 бомбардировщиков, которые шли под прикрытием шестерки Ме-109 и пары ФВ-190.

— Воюют не числом, а умением, — подбадривал ведомых Кожедуб. Он с ходу сбил ведущего, организовал бой. Отважно дрались и остальные летчики звена. Врезались в землю еще два «юнкерса». Немецкие истребители зажали Амелина. На выручку бросился Мухин. Кожедуб прикрыл его и тут же атаковал соседний бомбардировщик. Еще один гитлеровский экипаж нашел смерть в небе Украины. Это была четвертая победа Кожедуба за день».

...В короткие часы отдыха летчики эскадрильи Ивана Кожедуба читали книги, занимались спортом, участвовали в художественной самодеятельности. Молодость брала свое. Как и в воздухе, Кожедуб был главным организатором и заводилой. Он никому не уступал первенства в жонглировании двухпудовой гирей, мастерски исполнял украинский гопак.

После открытия союзными войсками второго фронта в Европе в июне 1944 г. превосходство ВВС государств антигитлеровской коалиции неуклонно возрастало. Немецкое верховное главнокомандование попыталось изменить обстановку в воздухе в свою пользу, противопоставив поршневым самолетам противника качественно новый тип боевых летательных аппаратов — реактивные истребители Ме-262, развивавшие недосягаемую для первых скорость в 875 км/ч и во- оруженные четырьмя 30-миллиметровыми пушками. Но к концу войны авиационная промышленность Германии успела выпустить относительно небольшое количество Ме-262 (2000 самолетов), а летчики люфтваффе фактически не успели переучиться на истребитель новой конструкции до уровня его боевого применения.

24 февраля 1945 года Кожедуб в паре с Титаренко вел «свободную охоту» (самостоятельный поиск, способ боевых действий одиночного, двух и более самолетов по обнаружению и уничтожению самолетов противника в воздухе или важных наземных объектов в назначенном районе самостоятельного поиска). Летчик-истребитель после получасового полета внезапно заметил самолет, летевший вдоль реки Одер. Развернувшись, Кожедуб на максимальной скорости устремился к нему. Теперь самолет стал отчетливо виден. Это был «Мессершмитт-262». Он напоминал летящую стрелу — узкий фюзеляж, стреловидные крылья и пара длинных, подвешенных под крыльями двигателей, оставлявших за собой длинный дымящийся след.

Еще раньше, узнав о реактивном самолете, Кожедуб тут же стал готовиться к встрече с ним. Расспрашивал тех, кто уже видел новинку в воздухе, просил нарисовать силуэт машины, интересовался тактико-техническими данными, искал уязвимые места. И хотя сведения были скудными, все же они позволили подготовиться к бою, предусмотреть несколько вариантов сближения и атаки. По свидетельству летчиков, обзор из кабины реактивного самолета был неважным. За секунду Кожедуб решил подойти к нему с небольшим принижением, ударить снизу. Надо только выжать из «лавочкина» предельную скорость.

Расстояние между самолетами сократилось до 500 метров. Кожедуб только подумал о том, что ему надо успокоиться, и вдруг нервы Титаренко не выдержали. Он первым открыл огонь.

Немецкий летчик шарахнулся влево, в сторону Кожедуба. Как раз это ему и надо было. Дистанция между самолетами еще больше сократилась. Ну а умения молниеносно прицеливаться и давать сокрушительный залп Кожедубу было не занимать. Все решили секунды. Снаряды врезались в левое крыло Ме-262, длинный сноп пламени вырвался из двигателей. Новый залп — и реактивный истребитель развалился на части.

Закончилась война, подведены итоги. Теперь пришло время сравнить количествао машин, сбитых советскими ВВС, с индивидуальными показателями их противников — асов люфтваффе.

Иван Никитович Кожедуб, совершив около 330 боевых вылетов, сбил лично 62 самолета (в это число не входят машины, уничтоженные в групповых боях с участием советского аса). На счету лучшего летчика второй мировой войны Эриха Хартманна более 1400 боевых вылетов и 325 сбитых самолетов. Таким образом, немецкий ас совершил в 4,3 раза больше вылетов, чем советский.

Если общее число боевых вылетов летчика разделить на число сбитых им самолетов, получим цифру, по которой можно судить об эффективности боевой деятельности конкретного аса. Так вот, проведенные расчеты приводят к заключению, что Хартманн для того, чтобы сбить один самолет противника, должен был вылететь на боевое задание четырежды, а Кожедуб пять раз. По результативности боевой деятельности близок к нему (шесть боевых вылетов на один сбитый самолет) дважды Герой Советского Союза Дмитрий Борисович Глинка, совершивший за годы войны около 300 боевых вылетов и сбивший 50 вражеских самолетов.

После войны И.Кожедуб окончил Военно-воздушную академию, а затем Академию Генерального штаба. Он продолжал службу в ВВС. С 1964 года был назначен первым заместителем командующего авиацией Московского военного округа. В дальнейшем в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. 7 мая 1985 года удостоен воинского звания маршала авиации. Иван Никитович обучал и воспитывал молодое поколение летчиков, руководил боевой учебой авиаторов. Его перу принадлежат книги «Служу Родине» и «Верность Отчизне».

13 августа 1991 года средства массовой информации сообщили: «Скоропостижно на 72-м году жизни скончался видный советский военачальник, народный депутат СССР, участник Великой Отечественной войны, трижды Герой Советского Союза маршал авиации Кожедуб Иван Никитович.

И.Кожедуб вошел в историю как искусный воздушный боец. В сложных условиях боевой обстановки он умело применял тактические приемы воздушного боя, отличался храбростью и мужеством...

Родина высоко оценила заслуги И.Кожедуба. Он был трижды удостоен звания Героя Советского Союза, награжден многими советскими и иностранными орденами и медалями.

Светлая память об Иване Никитовиче Кожедубе, верном сыне советского народа, навсегда сохранится в наших сердцах».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно