ЛИЦО В АРБУЗНОМ ИНТЕРЬЕРЕ

23 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 23 августа-30 августа

Лицо в арбузном интерьере Выходной Евдокия Семеновна решила посвятить консервации - сделать заготовки на зиму...

Лицо в арбузном интерьере

Выходной Евдокия Семеновна решила посвятить консервации - сделать заготовки на зиму. Собственных владений в виде сада или огорода у нее не было, а посему, взяв объемистые сумки, она подалась на изобильный осенний рынок. Ходила, выбирала, приценивалась, торговалась и вдруг ощутила на себе чей-то пристальный взгляд.

Поведя глазами, остановилась на павильоне с арбузами, зарешеченном стальными прутьями. Часть полосатых плодов лопнула, обнажив кроваво-красную мякоть, и потекла. Возле этого курганчика копошился сильно заросший щетиной мужик в большой кепке и замызганном фартуке поверх не более чистой спецовки. Стоя резиновыми сапогами в грязной жиже, он выбирал целые арбузы, обтирал тряпкой и откладывал в сторону.

Евдокия Семеновна вздрогнула - этим мужиком был не кто иной, как... ее муж! А вздрогнула она потому, что ее Константин Петрович, кандидат наук и ведущий научный сотрудник, в настоящее время пребывал в столице на международном симпозиуме. Став не так давно начальником отдела, он зачастил в командировки, причем довольно длительные - то в бывшее министерство (ныне концерн), то в бывший главк (ныне акционерное общество), то в разные города по всяческим научным и организационным делам. Правда, и получать стал куда больше прежнего, да еще в нынешние неплатежные времена.

«Приверзится же такое!» - подумала Евдокия Семеновна, но все же встревожилась и подошла к решетке. Однако грузчик исчез. Вход в павильон оказался с обратной стороны, и, чтобы попасть туда, пришлось обойти длиннющий ряд плотно прижатых друг к другу палаток, киосков и лавок. В дверях ее встретил человек южного вида.

- Это не магазин, это склад, - преградил он путь.

- Пустите! - твердо сказала Евдокия Семеновна.

- Зачем пустить? Куда пустить?

- К моему мужу.

- Какой муж? Нет тут никакой твой муж!

Оттеснив торговца, Евдокия Семеновна ворвалась в помещение. Пусто. Никого не оказалось и в боковом отсеке.

- Но я его только что видела! Он перебирал арбузы.

- Кто он? Какой он? Это я перебирал арбуз.

Даже при всем желании спутать этих людей было невозможно: кавказец тоже красовался в кепке, фартуке и сапогах, но, в отличие от поджарого Константина Петровича, был невысоким и плотным. Из конторки вышел его сородич - с таким мрачным видом, что стало ясно: самой тут ничего не добиться.

Евдокия Семеновна бросилась искать милицию. И нашла. Сонно щурясь и поигрывая резиновой дубинкой, старшина неспешно прохаживался между торговыми рядами.

- Стойте! Тут страшное дело! - она преградила ему путь. - Я обнаружила своего мужа!

- Труп? - лениво поинтересовался страж порядка.

- Тьфу, чтоб вам! Живого!..

- У полюбовницы, что ли? Сами с ней и разбирайтесь.

- Вон там, за решеткой! Видать, они его шантажируют и заставляют горбатиться на себя.

- Э, мамаша, у вас, гляжу, точно не все дома.

Дежурный отстранился, чтобы двигаться дальше, но Евдокия Семеновна подхватила его под руку и силком потащила к павильону.

- Привет, Гурамчик! - кивнул старшина.

- Здравствуй, Михал Иваныч!

- Чего она от тебя хочет?

- Я знай, чего он хочет? Муж он хочет. А где я ему возьму? Слушай, начальник рынок - плати, гаишник - плати, рэкетир - плати, санитарный и пожарный инспектор - плати, налоговый... - торговец загибал загорелые пальцы. - Так теперь что, еще за его муж плати? А зачем мне его муж? У меня свой есть.

- Тише, тише, Гурамчик, успокойся, никто тебя не трогает, - старшина снял фуражку и вытер лоб. - Ну и жарища...

- А ты зайди, Михал Иваныч, арбуз у нас покушай. Я тебе такой заколю, конфет - не арбуз, - зачмокал торговец.

Страж порядка скрылся в лавке, железная дверь захлопнулась.

«Наверное, показалось, - решила Евдокия Семеновна. - В самом деле, не мог же мой Костя оказаться среди этих...»

Так и не купив ни овощей, ни фруктов, она в расстроенных чувствах, с пустыми сумками покинула рынок.

Дома попыталась выкинуть этот глупый случай из головы, но, увы... Звонить на мужнину службу было бессмысленно - шел выходной. Она набрала его номер на следующий день.

- Будьте добры, Константина Петровича.

- А вы куда звоните?

- В институт.

- Выбросьте этот номер. Уже полгода, как здесь помещается коммерческий банк.

...Муж возвратился домой через неделю. Как всегда, чисто выбритый, в свежей сорочке, тщательно отутюженном костюме и даже в новом галстуке. Оживленно рассказывал о симпозиуме, о том, как прошел его доклад. Затем достал из кейса коробок с изящным набором бижутерии. «Презент от зарубежной фирмы-спонсора, - пояснил он. - Симпатично, не правда ли?» Выбрав ожерелье в виде хрустальных звездочек, Константин Петрович подошел к супруге и повесил ей на шею.

На Евдокию Семеновну повеяло некогда подаренным ею мужу одеколоном «Дипломат». Но в знакомом букете ей явно почудился еще один - приторный дух перезрелого арбуза...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно