ЛИКВИДАЦИЯ ЯПОНСКОГО АДМИРАЛА

28 января, 2000, 00:00 Распечатать

7 декабря 1941 года пожар второй мировой войны заполыхал еще в одном регионе земного шара. Японское ...

7 декабря 1941 года пожар второй мировой войны заполыхал еще в одном регионе земного шара. Японское авианосное соединение, скрытно осуществив 4000-мильный переход, нанесло внезапный массированный удар палубной авиацией по кораблям Тихоокеанского флота США, находившимся в бухте Перл-Харбор, и американским самолетам на аэродромах о. Оаху (Гавайские острова). Причинив огромный урон флоту США (уничтожено 8 линкоров, 6 крейсеров, эсминец, 272 самолета и 3400 человек убито и ранено), Япония в первый же день военных действий завоевала господство на море. После этого США, Великобритания и их союзники почти полгода отступали, отдавая противнику острова, атоллы да и контроль над океанскими коммуникациями. Для американцев не было секретом — вдохновителем и разработчиком морских операций был не кто иной, как главнокомандующий Объединенным флотом Японии адмирал Исороку Ямамото...

Будущий адмирал родился в 1884 году. Незадолго до русско-японской войны Ямамото окончил Морскую академию и успел принять участие в главном сражении у Цусимы. После войны Ямамото служил на кораблях императорского флота в качестве артиллерийского офицера. В 1916 году он закончил Военно-морской штабной колледж, а тремя годами позже направляется на учебу в США в Гарвардский университет. С 1921 г. преподавал в Морской академии, занимался разработкой применения палубной авиации в бою. В 1925 г. Ямамото стал командиром учебного отряда военно- морской авиации. В этом же году был назначен военно-морским атташе Японии в США. Затем в 1928 г. будущий адмирал недолго работал в японском посольстве в Вашингтоне. В дальнейшем проходил службу на разных командно-штабных должностях на флоте.

...В 80-е годы, вглядываясь через дымку лет в уже далекое прошлое, американский контр- адмирал Э.Лейтон рисовал впечатляющий портрет Ямамото, в 20-е и 30-е годы он работал в военно- морском атташате США в Токио. В отличие от тех, кто писал о Перл-Харборе после 1945 года, Лейтон счел возможным рассказать кое-что только после рассекречивания в 80-е годы 500 тысяч документов разведывательных ведомств США. Свободно владевший японским языком Лейтон, пожалуй, даже ходил в добрых знакомых Ямамото в середине 30-х годов, то есть в то время, когда адмирал был назначен заместителем военно-морского министра.

«На исходе 30-х годов, — вспоминает Лейтон в мемуарах, вышедших в 1985 году, — всем наблюдателям было ясно, что жизнь Ямамото в опасности». Экстремисты, рвавшиеся к войне, действительно угрожали тогда Ямамото. Адмирала засыпали посланиями самого дурного тона. «Если не исправишься, — говорилось в одном из них, — от тебя избавятся либо взрывчаткой, либо бомбой». Откуда экстремистам было знать, что душой подготовки флота к войне и был Ямамото. Судя по мемуарам, Лейтон не сообразил, что адмирал вполне мог быть первоклассным актером. На нередких попойках японских морских офицеров, где бывал Лейтон, «хозяин (Ямамото), казалось, выхлестывал столько же стаканов виски, что и гости. Позднее я выяснил, что Ямамото следовал старому китайскому обычаю пить в таких случаях холодный чай», — только и припомнил Лейтон.

Глубокие психологи из разведки встречались с Ямамото за карточным столом, где сделали немаловажные наблюдения. Адмирал любил играть в покер. По тому, как он чрезвычайно ловко манипулировал в игре оставшимися тремя пальцами на левой руке (результат ранения в Цусимском сражении, во время которого Ямамото находился на борту флагмана «Микаса»), его американские партнеры заключили, что адмирал — натура необычайно азартная. По этой причине, а также потому, что Ямамото был чемпионом императорского флота игры в го (японские шахматы) и многим другим, компетентные американские органы твердо решили, что соединениям под водительством адмирала будет присущ боевой, наступательный дух.

30 августа 1939 года Исороку Ямамото был назначен командующим Объединенным флотом Японии.

Когда у Ямамото впервые зародилась мысль о налете на Перл-Харбор, сказать трудно: по понятным причинам он не был допрошен на процессе главных японских военных преступников в Токио после войны. Очевидно лишь то, как пишет российский историк, автор книги «Перл-Харбор, 7 декабря 1941 года: Быль и небыль» Н.Яковлев, что память о русско-японской войне 1904—1905 гг. никогда не покидала адмирала. Полностью доверяя своему сослуживцу адмиралу Одзава, командующий Объединенным флотом в минуты откровения однажды признался ему: «При изучении истории русско-японской войны самый главный урок для меня — наш флот начал ее с ночного нападения на русских в Порт-Артуре (в ночь на 9 февраля 1904 г. по новому стилю японские миноносцы внезапно атаковали русскую эскадру на внешнем рейде военно-морской базы и крепости Порт-Артур. — Л.П.). На мой взгляд, это самое выдающееся стратегическое достижение войны. К сожалению, мы не довели атаку до конца и не достигли полностью удовлетворительных результатов».

Ямамото был преисполнен решимости не повторять ошибку. Являясь представителем пере- довой мысли в военно-морском искусстве, он раньше многих других флотоводцев пришел к выводу, что палубная авиация по эффективности поражения значительно превосходит корабельную артил- лерию. И поэтому еще в 30-е годы Ямамото и его сторонники приложили немалые усилия к подготовке авиационных соединений к ведению войны на море. Известия о том, что Тихоокеанский флот США постоянно базируется на Перл-Харборе, окрылили их — время и средства на подготовку были потрачены не зря.

Тут подоспели вести из Европы — операция типа задуманной проведена в бою. Вечером 11 ноября 1940 г. английская авианосная группа, состоявшая из авианосца «Илластриес» и восьми кораблей непосредственного охранения (4 крейсера, 4 эсминца), заняла исходное положение для нанесения удара в 170 милях от Таранто (крупный промышленный центр, главная военно-морская база и порт Италии. — Л.П.) — у острова Кефалиния в Ионическом море. В 20 часов 40 минут с авианосца поднялись шесть пикирующих бомбардировщиков и шесть торпедоносцев и взяли курс на Таранто. В светлую лунную ночь штурманы без особого труда вывели первую ударную группу к цели. Бомбардировщики нанесли удар по нефтебакам, гидросамолетам и кораблям. Вслед за ними подошли на малых высотах самолеты-торпедоносцы, которые атаковали итальянские линейные корабли. Через час после взлета самолетов первой волны с авианосца стартовали самолеты второй волны — пять торпедоносцев и три бомбардировщика, которые нанесли повторный удар по линкорам. Потери итальянского флота оказались весьма значительными: в результате попаданий торпед и бомб один линкор затонул, а два других сели на грунт. Бомбами были повреждены авиаматка, тяжелый крейсер и эсминец. Английская палубная авиация за время налета потеряла только два самолета- торпедоносца.

Командующий Объединенным флотом адмирал Исороку Ямамото принял близко к сердцу уроки Таранто и окончательно уверовал, что он на верном пути...

Ровно за 11 месяцев до удара по американской военно-морской базе, т.е. 7 января 1941 г., адмирал Ямамото подал военно-морскому министру докладную записку, озаглавленную «Соображения о подготовке войны». В этом документе в качестве первоочередного объекта поражения указывался базирующийся на Перл-Харборе Тихоокеанский флот США, вывод из строя которого рассматривался как решающее условие достижения Японией военно-политических целей кампании. Незадолго адмирал проницательно заявил тогдашнему премьер-министру князю Коноэ: «Если мне скажут воевать, тогда в первые шесть-двенадцать месяцев войны против США и Англии я буду действовать стремительно и продемонстрирую непрерывную цепь побед. Но я должен предупредить: если война продлится два или три года, я не уверен в конечной победе».

События, последовавшие за Перл-Харбором, развивались так, как предвидел японский флотоводец.

В первые месяцы войны на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии вооруженные силы милитаристской Японии нанесли США и Англии серьезное поражение. Японцы захватили огромные территории с богатейшими запасами стратегического сырья. К маю 1942 г. японские войска овладели Гонконгом, Малайей, Филиппинами, Голландской Индией, Бирмой, островами Новая Британия, Новая Ирландия, Адмиралтейства, Гуам, Гилберта, частью Соломоновых островов, оккупировали Таиланд и вышли на подступы к Австралии и Индии. Однако расчеты японской военщины на то, что после достижения таких успехов ей удастся сломить волю союзников к сопротивлению, не оправдались. Успех Японии не предрешил исхода войны, так как он не затронул жизненных центров стран противостоявшей коалиции. Страна восходящего солнца оказалась перед необходимостью вести длительную войну с коалицией государств, во много раз превосходившей ее по экономическому и военному потенциалу.

В капитальном труде «Вторая мировая война 1939—1945» подчеркивается: «Война на Тихом океане началась крупными операциями с участием всех видов вооруженных сил при ведущей роли военно-морского флота.

Решающими условиями военных успехов японцев явились: тщательная и всесторонняя подготовка начальных операций; внезапность нападения и высокая эффективность первых ударов; хорошо налаженная разведка...

Ведущей силой в борьбе за господство на море были авианосцы и базовая морская авиация. Полностью оправдало себя использование созданного японцами высокоманевренного ударного авианосного соединения. Ему принадлежала решающая роль в разгроме американского флота в Перл- Харборе. Позднее оно действовало на огромных пространствах от Гавайев до Цейлона. Это соединение уничтожило четыре линейных корабля, авианосец, несколько крейсеров и эсминцев».

Вплоть до середины весны 1943 года военные действия для Страны восходящего солнца развивались в основном неплохо, за исключением поражения японцев в крупном морском сражении у атолла Мидуэй в 1942 году (Япония потеряла 4 авианосца, тяжелый крейсер, 332 самолета; американцы потеряли тяжелый авианосец, эсминец и 150 самолетов). Победе в нем американцы больше обязаны не талантам командующего Тихоокеанским флотом адмирала Ч.Нимица, а данным, добытым своей разведкой, которая раскрыла японский шифр, читала перехваченные радиограммы и узнала замысел операции, разработанной Исороку Ямамото...

Разгром американского флота в Перл-Харборе, как пишет российский журнал «Чудеса и приключения», вызвал в США такую ненависть к Ямамото, что пресса стала распускать о нем самые невероятные слухи. Писали, в частности, будто адмирал поклялся, что он будет диктовать американцам условия мира, сидя в Белом доме. Спецслужбы Соединенных Штатов упорно ломали головы над возможностью физического устранения Ямамото. Но тот, как и всякий восточный человек, был предельно осторожен. Варианты покушений на него отпали один за другим, и тогда американцы от отчаяния решились на истинную авантюру, почти фантастическую операцию по ликвидации адмирала...

В апреле 1943 года разведслужбы военно-морского флота США Управления военно-морской информации (УВМИ) «подслушали» чрезвычайно секретную японскую шифровку, направленную штабом военно-морских сил Японии. Надо сказать, что радиоразведчики США научились этому еще в 20-е годы, заодно отыскав принцип составления японских секретных кодов. Поэтому для них не составляло труда дешифровать это сообщение и узнать, что Ямамото намерен отправиться в двухдневный облет частей, находящихся на островах в южной части Тихого океана. В перехваченной радиограмме был подробно расписан маршрут и время перелета, что и требовалось.

Расшифрованный текст и замысел операции разведка направила морскому министру Ф.Ноксу. Далее был разработан детальный план ликвидации главнокомандующего Объединенным флотом Японии адмирала Исороку Ямамото, утвержденный президентом США Франклином Рузвельтом.

17 апреля 1943 года командование американских ВВС на Тихом океане получило секретное сообщение из Вашингтона. «Адмирал Ямамото, сопровождаемый начальником штаба и семью старшими офицерами флота, вылетит из Рабаула (город и порт на острове Новая Британия. — Л.П.) в 8 ч. утра. Летит на двух бомбардировщиках «Бетти», эскортируемых семью истребителями «Зеро»... Истребительному подразделению 339 (339-й эскадрильи истребителей. — Л.П.), — говорилось в приказе, — необходимо ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ настичь и УНИЧТОЖИТЬ ЯМАМОТО 18 апреля над островом Бугенвиль (Соломоновы острова. — Л.П.)». После окончания операции необходимо вернуться на базу, избегая дальнейших столкновений. Приказ строго требовал соблюдать секретность как во время подготовки, так и после окончания операции.

Для выполнения спецзадачи американское командование выбрало двух опытных летчиков — майора Джона Митчелла (8 побед), ставшего командиром группы прикрытия, и капитана Томаса Ланфира (6 побед), возглавившего ударную группу.

Были разработаны два варианта. По первому ликвидацию адмирала должны были осуществить на плавучей базе подлодок в Шотленд-Харборе. Но этот вариант был отвергнут. Учли мнение двух авторитетных пилотов, которые утверждали, что с самолета трудно выявить нужную цель, а тем более попасть в нее, если в гавани много кораблей и судов. Поэтому остановились на втором варианте, согласно которому решили уничтожить Ямамото в воздухе.

Сложность этого варианта состояла в том, что летчикам предстояло проделать многосоткилометровый утомительный полет на малой высоте, а затем за каких-нибудь 5—10 минут найти и уничтожить самолет адмирала. В противном случае истребителям просто не хватило бы топлива на обратную дорогу. Тем не менее американцы решили рискнуть.

На перехват направили 16 истребителей P-38 «Лайтнинг» с авиабазы на остров Гуадалканал (Соломоновы о-ва). Ударную четверку вел капитан Ланфир, остальные 12 машин — майор Митчелл. Каждому летчику выдали объемистый мешок с английской валютой для оплаты услуг дружественного населения Соломоновых островов в случае, если самолет будет сбит.

Взлет назначили на 7.25 18 апреля 1943 года. Полет в район перехвата должен был занять два часа. На протяжении всего маршрута истребители шли на экономичной скорости — 380 км/ч на высоте 10 метров.

...Майор Митчелл повел своих летчиков к Бугенвилю, рассчитывая, что вражеские наблюдатели не успеют заметить летящих на бреющем полете машин. Почти одновременно с американцами из Рабаула поднялись два японских бомбардировщика и направились в некую точку, где курсы противников должны были неизбежно пересечься.

Пилоты летели к месту, придерживаясь строгого запрета пользоваться рациями, чтоб не дать возможность японцам обнаружить себя. Несмотря на это, майор Митчелл привел воздушный отряд в намеченный район ровно в 9.30. Буквально через минуту радиомолчание было нарушено возгласом одного из летчиков: «На десять часов выше!»

Капитан Ланфир посмотрел в указанном направлении. На расстоянии приблизительно восьми километров от него летели японские бомбардировщики «Бетти» в сопровождении истребителей «Зеро»...

Адмирала Ямамото подвела воспитанная в нем с детства самурайская пунктуальность — он не умел опаздывать и прибыл на место точно в срок. Задержись он хотя бы минут на десять, и американцам пришлось бы возвращаться несолоно хлебавши — им просто не хватило бы времени на атаку.

Заметив самолеты врага, Митчелл приказал своим ребятам набрать высоту 6 тыс. м и набросился на японские истребители прикрытия, а четыре «Лайтнинга» погнались за бомбардировщиками. Не обращая внимания на тройку «Зеро», повисшую у него за хвостом, капитан Ланфир нагнал «Бетти», пристроился ему в хвост, первой очередью выбил левый мотор, а второй поджег машину противника. Адмирал Ямамото был уже обречен — даже если бы он выпрыгнул с парашютом, тот не успел бы раскрыться на такой малой высоте.

«Я взглянул из окна, — вспоминал начальник штаба Ямамото адмирал М.Угаки. — Самолета, на котором летел командующий, не было видно, а над джунглями поднимался густой черный дым». Машину, на которой летел сам Угаки, подбил лейтенант Барбер, но летчик сумел посадить ее на воду.

Несмотря на то, что уничтожение Ямамото оказалось гораздо проще, чем предполагалось, американцы понесли немалые потери. В скоротечной воздушной схватке погиб лейтенант Хайнс, а на обратном пути три «Лайтнинга» были уничтожены поднятыми по тревоге японскими перехватчиками. Однако главный герой операции Томас Ланфир вернулся на базу невредимым и вскоре был награжден высшей наградой США — медалью Конгресса. В печати об этом, по понятным причинам, тогда не сообщалось...

Эта операция стала первой местью за внезапное нападение на Перл-Харбор.

Японская секретная служба начала расследование. Однако американская разведка настолько засекретила эту операцию, что японцам не удалось ничего узнать. Они даже не догадывались о расшифровке их передач. Японские специалисты сошлись на том, что адмирал Ямамото погиб в результате стечения случайных обстоятельств. Якобы американцы охотились на малую, а попали на большую дичь. На этом и закрыли дело. Вот почему японцы и в дальнейшем не применили более серьезных дополнительных мер, касающихся секретности своих планов.

О плане ликвидации адмирала Исороку Ямамото было сделано официальное заявление только после окончания второй мировой войны.

Впервые об этой операции и деталях ее исполнения рассказали на пресс-конференции бывший командующий Тихоокеанским флотом США Честер Нимиц и бывший военный корреспондент газеты «Нью-Йорк таймс» Генсон Болдуин.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно