ЛЕТАТЬ, ТАК ЛЕТАТЬ

26 марта, 1999, 00:00 Распечатать

На рубеже веков, подводя итоги, обычно вспоминают начало века. А начинался он полетами на примитивных летательных аппаратах и заканчивается длительной работой на космических орбитальных станциях...

На рубеже веков, подводя итоги, обычно вспоминают начало века. А начинался он полетами на примитивных летательных аппаратах и заканчивается длительной работой на космических орбитальных станциях.

Когда скептики России твердили: «Какие там аэропланы, нам конница нужна» - американцы, братья Вилбур и Орвил Райты, в декабре 1903 года на своем аэроплане поднялись в небо. Из Парижа шла информация о первых достижениях авиаторов, на страницах газет замелькали французские имена: Блерио, Фарман, Латам и американца Кертиаса, англичанина Уайта. Стали появляться и русские - Николай Попов, Михаил Ефимов. Современникам малоизвестны их долго замалчиваемые имена, а также покрытые тайной страницы их жизни.

Но они были. И отважился штурмовать небо у нас первым Михаил Ефимов, чтобы увидеть публичные полеты этого смельчака, собирались тысячи восторженных зрителей.

«Авиатор-одессит»

Одесса, покрытая туманом, - явление для жемчужины моря довольно частое, а привыкшие к туманам одесситы совершенно не обращают на них внимания, но в тот исторически знаменательный день, 21 марта 1910 года, густой туман, который упорно полз на улицы с моря, заставил их поволноваться. Город жил одной мыслью: «Состоится ли при такой погоде первый публичный полет на чудо-птице, аэроплане, авиатора-одессита Михаила Ефимова, в их родной Одессе?»

Им посчастливилось - к полудню туман рассеялся, выглянуло солнце, и чуть позже они увидели в небе короля воздуха Михаила Ефимова, о котором сообщали все рекламные афиши города.

Ипподром представлял собой живописное зрелище: ложи и трибуны заняты знатью, внизу вокруг беговой дорожки - кадеты, юнкера, солдаты одесского гарнизона. «Одесские новости» сообщали, что для охраны и поддержания порядка в городе выделено 8 тысяч солдат.

Француз механик Родэ, прибывший с М.Ефимовым из Мурмелона, готовил мотор к запуску. Аэроплан «Фарман» тронулся с места, и, покатившись по беговому полю ипподрома, оторвался от земли, полетел вдоль трибун. Авиатор сделал три круга на 30-метровой высоте, плавно приземлился и снова взмыл орлом, но уже с президентом одесского аэроклуба Анатрой и банкиром Ксидиасом, демонстрируя новые виражи. Восторженные одесситы одевают на Ефимова венок с надписью: «Первому русскому авиатору», они горды - их аэроклуб первым приобрел летательный аппарат «Фарман». На почетной мраморной доске решено написать: «Одесса 8 марта (21) 1910 г., пилот-авиатор Михаил Никифорович Ефимов, первый русский совершил официальный полет на аэроплане».

Корреспондент «Одесских новостей» писал: «Наши дети и внуки, для которых летание людей по воздуху будет таким же обычным делом, как и езда в трамвае, не поймут наших вчерашних восторгов, но они расскажут, что собственными глазами видели то, что считали сказкой...»

Весть о полетах Ефимова быстро разнеслась, и он получил телеграмму от Киевского общества воздухоплавания об избрании его почетным членом.

К этому времени он уже известен своими победами на мото- и велогонках, завоевал признание за границей, им был побит рекорд продолжительности полета с пассажирами, ранее установленный Орвилом Райтом. Имя Михаила Ефимова было занесено в книгу «Сто первых дипломированных летчиков мира на заре авиации», которая хранится в Национальном авиационном музее Франции.

Так уж распорядилась история, что центрами зарождения отечественной авиации, между которыми пролегли воздушные мосты, - были Одесса, Киев, Петербург.

Михаил Ефимов жил и учился в Одессе, но по-настоящему летать он научился во Франции, там в музее хранится аэроплан «Фарман», на котором одессит М.Ефимов поднялся в небо. Словом, было событие, о котором говорили все и еще долго и восторженно писали зарубежные газеты, упоминая Ефимова, Уточкина, Попова. Но затем имя М.Ефимова было незаслуженно забыто, и трудно было понять, кому же принадлежал приоритет в авиации.

«Авиационная бабушка»

Так по-доброму, ласково называли коллеги и друзья инженера и историка авиации Евгению Владимировну Королеву, племянницу Михаила Никифоровича Ефимова (1904-1997 гг.).

Около сорока лет своей жизни она посвятила поиску затерянных следов воздухоплавания в Украине и России. Тогда, в 60-е годы, еще не было в Украине учреждения, которое бы занималось историческим исследованием авиации и космонавтики. Но благодаря замечательным людям, известным авиаторам, в Киеве была создана секция истории авиации и космонавтики, где после выхода на пенсию работала ученым секретарем инженер авиации Е.Королева.

В поисках документов и материалов, восполняющих пробелы в истории авиации, она днями просиживала в архивах, библиотеках, ездила по городам, поражая всех неукротимой энергией, трудолюбием и настойчивостью в достижении цели. В ней воплощалась удивительная и своеобразная цельность натуры, она была и доброй, и веселой, и неутомимой труженицей, где бы ей ни приходилось работать.

После окончания КПИ в 1938 году работала инженером-конструктором на «Ленкузне», в Петербурге в оборонной системе, затем в Подмосковье, еще тогда удивила всех своим предвидением, захватив все семейные фотографии, которые хранила в шкатулке, подаренной ей дядей Мишей, всю жизнь. Она была живописна во всем: биографии, манере говорить, ребячливости, разносторонней и бурной талантливости, никогда не была спокойным наблюдателем, без оглядки вмешивалась в любое дело, все делала своими руками.

Непросто было разобраться в запутанных и малоизвестных подробностях жизни покорителей неба, семьи Ефимовых, заново пережить прошлое. Но у всякого времени есть свой летописец, в котором поражает изумительная осведомленность о тех канувших в вечность временах завоевания воздушного пространства. Есть люди, без которых не может существовать история, литература, даже если они пишут совсем немного, важно то, что они жили, вокруг них кипела жизнь своего времени. И радоваться и восхищаться умела Е.Королева, но только небольшую толику этого богатства, найденного ею, можно было увидеть в средствах массовой информации и прочитать книги, изданные ею: «Окрыленные мечтой», «Соперники орлов», выпущенной в соавторстве с В.Рудником, «Небесные побратимы» - с М.Савовой-Черкезовой.

Е.Королева сделала многое, чтобы судьба первых авиаторов не осталась неизвестной и сведения о них не затерялись в пожелтевших от времени бумагах.

«Шеф авиации»

Не случайно великого князя Александра Михайловича Романова (который был женат на сестре Николая II Ксении) называли шефом авиации. Именно он внес значительный вклад в развитие отечественной авиации, был основателем Качинской авиашколы, он докладывал Николаю II о первом полете М.Ефимова в Одессе и сообщил: «Его величество повелевать соизволили вынести благодарность и пожелание М.Ефимову успехов.» Затем снова же князь Александр Михайлович приглашает талантливого М.Ефимова на должность шеф-пилота в только что организуемую в Севастополе авиашколу. Великий князь доверил Ефимову обучать пилотажному искусству офицеров. Будучи человеком добропорядочным и преданным отечеству, князь считал делом всей своей жизни способствовать усилению могущества государства.

В те дни, когда М.Ефимов совершал свои триумфальные полеты в Одессе, в Петербурге состоялось заседание особого комитета по сбору пожертвований для русского морского флота, уничтоженного японцами у Цусимы. Оставшиеся в распоряжении комитета неиспользованные на строительство военных кораблей средства решили употребить на закупку первых аэропланов.

Позднее было принято решение об организации летной школы в Гатчине, для чего отправлено во Францию на обучение шестерых офицеров - будущих инструкторов.

А в годы первой мировой войны в Киеве в Мариинском дворце размещалась авиационная канцелярия («Авиаканц») великого князя А.М.Романова, занимавшего тогда пост заведующего авиацией и воздухоплаванием. В Киеве базировались 3-й, 5-й воздухоплавательные парки, а также школа летчиков-наблюдателей. К ней уже в 1915 г. был прикомандирован М.Ефимов, который работал над проектом самолета-истребителя своей конструкции.

Зимой 1916 г. в этой же канцелярии он оформлял свой перевод с Румынского фронта в Севастополь в гидроавиацию. Но этому периоду жизни М.Ефимова предшествовало много событий.

«Три авиатора»

Братья Райты вошли в историю авиации, а братья Ефимовы... Много ли известно о них? И тем не менее - они летали, их знали, о них писали.

Их было трое. В 1891 году Никифор Ефимович Ефимов переезжает с женой и со своими голубоглазыми мальчуганами из Смоленщины в Одессу.

Владимир старший, средний Михаил и младший Тимофей учатся в Одесском железнодорожном училище, но все хотят летать...

Первым в поднебесье судьба подняла Михаила Ефимова - он завоевал мировое признание, стал победителем соревнований в Реймсе, Ницце, Вероне, других городах Европы. После всех этих побед он решает - научить своих братьев летать: «они должны испытать неизъяснимое блаженство полета в небе»...

Обучение младшего Тимофея ему пришлось сразу отложить, но после окончания им военной службы, Михаил поднял брата в небо, учил его летать.

Что же касается старшего Владимира (отца Е.Королевой), он мгновенно откликнулся на призыв брата стать авиатором. Владимир едет в Париж, затем в Мурмелон - гнездо людей-птиц, так его тогда называли. Здесь, в школе Анри Фармана, у Михаила был свой ангар, где хранился его собственный «Фарман-4», на котором он сам учился летать и поднял в небеса старшего брата Владимира над Шалонским полем, преподав ему первые уроки пилотирования, показывал Париж с высоты.

На состязания в Верону братья едут вместе, откуда Владимир семье (он уже тогда был женат, имел троих детей) шлет в Киев телеграмму: «28 мая 1910 года - мой первый самостоятельный полет на аэроплане в Вероне»...

Но в том же году, в мае «на авиасостязаниях в Будапеште - писала пресса - русский авиатор Михаил Ефимов потерпел аварию», а в Киев летят телеграммы и фотографии - Михаил в пижаме, с перевязанной головой, рядом Владимир, оба улыбаются: «снимались в санатории, Миша поправляется, пьем шампанское».

Когда Владимир вызывает жену с детьми во Францию, он еще не знает о том горе, которое их ждало... Владимир продолжает обременительные полеты, готовится к состязаниям, ожидает получения диплома авиатора, с ним ведут переговоры о заключении контракта о полетах на Дальнем Востоке, но грипп, перешедший в воспаление легких, стал для него роковым - Владимир Никифорович Ефимов умер. В Реймсе на Южном кладбище есть скромная могила, на камне вытесано: «Владимир Ефимов - пионер русской авиации. 1877-1910 гг.» Это последнее пристанище старшего из братьев, конструктора-самоучки, который унаследовал пример Михаила, стал летчиком, но неожиданно погиб на чужой для него земле.

Младший брат, Тимофей Ефимов продолжает дело - он появляется на летных полях. Пресса пишет: «...24 мая 1911 года... выдержал экзамен на звание рулевого летчика брат М.Ефимова - Тимофей Ефимов»...

В Киеве, Харькове, Севастополе, Петербурге судьба его сводит с Михаилом - они летают, показывая чудеса фигурных полетов, совершают ночные вылеты...

Болгарские исторические документы рассказывают о подвигах, совершенных Тимофеем Ефимовым, первым прибывшим на Балканы, о его участии в русско-турецкой войне...

Версии гибели авиатора

В августе 1916 года Михаил Ефимов представил на рассмотрение заведующему авиацией и воздухоплавания чертежи проекта своей конструкции... А в феврале 1917-го переведен флагманским летчиком воздушной бригады в Севастополь, затем назначен летчиком гидроавиации при комиссаре.

Посаженный немецкими оккупантами в тюрьму в 1918 году, он только в апреле 19-го года был освобожден Красной Армией. Отступая с отрядом революционных моряков из Крыма, снова появляется в родной Одессе.

Но радость встречи с родным городом была недолгой, здесь он находит больного, истощенного от голода младшего брата Тимофея, лишенный возможности летать, он совершенно выбился из колеи, смерть его настигла в Одессе.

Невеста Михаила Ефимова, Евгения Черненко, рассказывала при встрече с Е.Королевой, что ей удалось спрятать Михаила у своего крестного отца Апостолопуло, но на следующий день она его там уже не застала. Ей сказали, что пришли белогвардейцы, увели Мишу, все, что было у него, забрали - исчез чемоданчик авиатора, с которым он никогда не расставался: там находились призы за победы на летных состязаниях, золотые медали, часы, бриллиантовая булавка в виде аэроплана и другие спортивные награды, - дорогие для него вещи.

По другой версии предполагалось, что Ефимова захватил десант под командованием Кисловского, который приказал его расстрелять. Связанного летчика посадили в шлюпку и вывезли на середину бухты, а один из офицеров дал ему «шанс на спасение»: предложил вплавь добраться до берега! Ефимов нырнул в воду, но как только его голова показалась над водой, в него выстрелили...

Нет братьев Ефимовых, но есть в Одессе улица, названная в честь первого авиатора его именем - улица Михаила Ефимова.

А еще в темном ночном небе светит звезда под названием «Ефимов», которую так назвали в Институте теоретической астрономии, малая планета под номером 2754.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно