ЛАРИСА СКОРИК: «Я БЛАГОДАРНА СОЗДАТЕЛЮ, ЧТО РОДИЛАСЬ ИМЕННО ТАКОЙ»

8 сентября, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 8 сентября-15 сентября

Один из киевских виртуозов-карманников может гордиться: на прошлой неделе его искусные пальчики п...

Один из киевских виртуозов-карманников может гордиться: на прошлой неделе его искусные пальчики побывали в сумочке профессора Украинской академии искусств, известного архитектора, бывшего народного депутата Украины Л.Скорик. И, к сожалению, небезуспешно. Ловкач вытащил записную книжку, а в ней лежали паспорт, чужие деньги, на которые Лариса Павловна должна была купить лекарства больной приятельнице, и ее личные 3 миллиона купонов. Произошел этот неприятный случай в переполненном скоростном трамвае. Да-да, уважаемые «злые языки», к вашему великому разочарованию, оказывается, что, подобно всем простым смертным, пользуется госпожа Скорик услугами отнюдь не личного водителя, а нашим дорогим общественным транспортом. И самоотверженно выстаивает в набивших оскомину магазинных очередях и частенько потуже затягивает поясок, дабы дотянуть до зарплаты. А ведь каких только «смертных грехов» не приписывал (да и приписывает поныне) Ларисе Павловне досужий обыватель! Не успела стать депутатом, как зашептали по углам: воспользовалась, мол, служебным положением и быстренько отправила дочь на учебу в престижный западноевропейский вуз. Потом слухи о приобретении шикарного супермаркета на Подоле. Дошло даже до того, что в Киеве начали судачить: госпожа Скорик - одна из богатейших женщин Украины.

- Ну-у, ваш список далеко не полный, - смеется моя собеседница. - А одним «несчастным» супермаркетом вы меня просто обидели! Вот газета «Пост-поступ», кажется, в году 1992-м или 1993-м не поскупилась на этот счет: написала, что я имею 130(!) различных предприятий и фирм, причем подчеркнув, что печатает подлинные данные, полученные в Киевском горсовете. Правда, почти вслед за «сенсацией» львовское издание извинилось за публикацию непроверенных фактов. И вот таких «подлинных данных» обо мне - не счесть. Сообщаю на всякий случай. Моя дочь никогда не училась за рубежом, более того, когда я стала депутатом, она уже закончила Львовский художественный институт. Кстати, была еще версия, что Милана всех своих троих детей рожала за границей. А на самом деле мои внучата появились на свет во Львове, в акушерско-гинекологическом центре по улице Топольной.

Сплетничали, что я каждому своему сыну подарила по новейшей марке «Мерседеса» (заметьте, сыновей у меня нет, а «Мерседеса», даже потрепанного, - и подавно). Ну, и, разумеется, я - счастливая обладательница «фазенд», разбросанных по всему миру. До слез хохотала, узнав, что, оказывается, на одной из пресс-конференций на вопрос «У вас есть дача в Альпах?» я ответила: «Да какая там дача? Такой себе крохотный домик».

- Неужели по сей день так и не обзавелись загородным котеждем?

- Представьте себе, нет. Только сейчас собираюсь приобрести хатку на Полтавщине: ведь подрастают внуки и нужно их хоть куда-то вывозить летом из города.

- Лариса Павловна, что, по-вашему, порождает все эти домыслы?

- Такая настроенность нашего общества на негатив - это, наверное, результат исковерканных моральных устоев. Меня просто удивляет: почему люди не могут, не хотят подумать о человеке хорошо?! Почему с таким удовольствием ловят, а потом раздувают наиневероятнейшие слухи? Оказывается, и носителей, и потребителей, как ни странно, сплетни «греют». Простая же истина о том, что и власть имущий может быть вполне нормальным, обычным человеком, не страдающим диким аппетитом, почему-то «перевариванию» не подлежит. Да ну ее, эту базарную тему!

- И впрямь, переключимся лучше на серьезное. В первом Верховном Совете независимой Украины вы были одной из самых ярких фигур, и не только среди женщин. Благодаря каким личным качествам вам удалось этого достичь?

- Знаете, у меня и в мыслях никогда не было: пройти в ВС для того, дабы заявить о себе, сделать политическую карьеру. Единственная цель, которую преследовала, - сделать все возможное, чтобы шаг за шагом мы продвигались к тому, что называется истинной независимостью Украины. Вы спрашиваете, как мне удалось быть яркой? А может, в том парламенте просто не было экстраординарных личностей и это позволило мне слегка выделиться на общем фоне? Не знаю... Возможно, причиной известности стала моя категоричность, принципиальная последовательность в отстаивании своих взглядов? Я никогда не боялась высказывать свое мнение, далеко не всегда лицеприятное, если понимала, что человек поступает не так, как, по моему глубокому убеждению, должен действовать в интересах становления и сохранения украинского государства. И это касалось не только политических оппонентов, но и тех, кто заявлял, что он «с нашего берега». Я позволяла себе отстаивать непопулярные на тот момент вещи, которые многих удивляли, но, наверное, кого-то и заставляли призадуматься. Буквально через первые полтора года я поняла, кто есть кто, чью волю исполняет и что иногда стоит за провозглашаемым патриотизмом, большим радикализмом и т.д. И когда публично срывала эти маски, реакция была, естественно, неадекватная. Некоторых это просто возмущало: «Как? Вы же наше единство рушите!» Но ведь единство - это великое святое дело. И должно оно быть во имя порядочной идеи и между порядочными людьми. А не между теми, кто произносит высокопарные суперпатриотические лозунги, а на самом деле является патриотом лишь собственного кошелька...

- В нынешнем парламенте, считаю, неординарных женщин-депутатов нет. А каково ваше мнение?

- Ответить на этот вопрос мне достаточно сложно. Из коротких бесед с Екатериной Ващук, Александрой Кужель сделала вывод, что это приятные, умные, трезвомыслящие люди. Но я их близко не знаю и поэтому дать более полную характеристику просто не могу. Да и, честно говоря, не особенно часто слушаю заседания нынешнего ВС (возможно, как и у большинства наших граждан, выработалась и у меня аллергия на высокую «говорильню»). Причина же того, что состав сегодняшнего парламента уступает по внешней эффектности нашему, мне кажется, коренится в изменившейся ситуации: времена наступили другие, не такие революционные. Но я верю, что большинство нынешних депутатов - искренние радетели укрепления украинской государственности. И потихоньку, соответственно своему не очень бурному темпераменту, стараются этой цели достичь.

Ни для кого не секрет - основой последних выборов в ВС были деньги, и большие притом. Я совершенно не хочу сказать, что все депутаты куплены и что те, кто пользовался на выборах солидной финансовой поддержкой, - люди нечестные. Но... яркая индивидуальность и купля-продажа - вещи несовместимые. Наше государство вошло в глубокую фазу переходного периода, и приоритет в нем меркантильной серости неизбежен. Но это не очень страшно. Даже такой «беззвездный» парламент нужен намного больше, нежели его отсутствие.

- А как вы относитесь к активизации у нас феминистского движения? Как оцениваете положение женщины в украинском обществе?

- К феминистским движениям вообще отношусь иронически. Для меня их всплеск во всем мире является лишь подтверждением того, что другие первоочередные задачи там уже решены, и приходится для полноты жизни выдумывать и выискивать себе новые проблемы. Ну почему меня никогда мужчины никоим образом не притесняли? Я никогда не ощущала какой-то зависимости, ущербности, неравноправности в их обществе.

Женщины сегодня (это мое твердое убеждение) должны прежде всего пошатнуть доминантность сильного пола во всех сферах общественно-политической жизни. Это их обязанность перед человечеством. А к мужчинам я отношусь с симпатией, даже жалею их. Знаете почему? У них намного больше комплексов, нежели у нашей сестры. Закомплексованные же мужчины представляют огромную опасность, особенно в политике. И сегодняшний мир, думаю, потому и является настолько дисгармоничным, конфликтным, что сильный пол не имеет возможности компенсировать свои комплексы. И реализует их в агрессии - от семейной до общегосударственной.

В управлении любой державой не должно быть дефицита ума. А будет он мужским или женским, по большому счету, не имеет существенного значения. Но у умных женщин есть, кроме того, огромный плюс: умение сдерживать свои амбиции. Чего (ох как часто!) недостает даже весьма неглупым мужчинам.

- Давайте поговорим о вашей преподавательской работе. Сколько лет вы уже в Академии искусств? Как складываются отношения со студентами? Не стали ли они прохладнее, когда вы вынуждены были большую часть своего времени посвящать другой деятельности? Не считаете, что водоворот парламентских баталий, в который были втянуты, негативно отразился на Ларисе Скорик -архитекторе, человеке, чье истинное призвание - лелеять молодые таланты?

- В Академии я с 1971 года. За некабинетную, раскованную, творческую атмосферу, царящую в здешних стенах, очень люблю свой вуз. А студентов - и того более. И, кажется, они мне платят взаимностью. Ведь творческую мастерскую каждый учащийся выбирает самостоятельно. И на что я никогда не могла пожаловаться, так это на отсутствие желающих заниматься у профессора Скорик. Единственное, в чем меня «урезала» депутатская деятельность, - это в обычной интенсивности нашего общения: сократилось количество вылазок на Подол, Андреевский спуск. Но все равно каждый вечер, после заседаний Верховного Совета я спешила к своим студентам в Академию и мы допозна работали. Нас всегда объединяли не только профессиональные дела. Бывало, ко мне в дом набивалось более тридцати душ и мы очень весело и шумно справляли Пасху, Рождество, начало учебного года.

Сказать, что моя политическая деятельность как-то негативно отразилась на наших взаимоотношениях, изменила их, я не могу. Скорее наоборот. Ведь я для студентов была живым информатором: из первых уст они узнавали о всех перипетиях парламентской кухни. А их это очень интересовало! И должна подчеркнуть, что, если не на все сто, то на 99 процентов уж точно, они разделяют мои взгляды и убеждения. Хотя я их никогда и никому не пыталась навязывать. Но ведь если студенты выбрали именно меня своим учителем, то, наверное, со всей «охапкой» и моих непрофессиональных пристрастий.

Политику никогда не воспринимала как свою профессию. Она была для меня скорее обязанностью, но далеко не призванием. И мои ученики, и я сама прекрасно понимали, что без искусства, без Академии, без своей работы я бы просто не выжила.

- Вот о ней, Лариса Павловна, и расскажите, пожалуйста, поподробнее.

- О, об этом могу говорить очень много и с огромным удовольствием. Но, боюсь, ни вы, ни газетная площадь этого «шквала» просто не выдержите. А если серьезно, то сейчас у меня продолжается чрезвычайно счастливый период жизни: я имею возможность строить то, о чем мечтала всю жизнь, - храмы. Начался этот мой «звездный» час в 1989 году, когда из Борисполя ко мне приехал один священник и предложил разработать свой вариант будущей церкви. Боже, какая это была для меня радость! Ведь типовые проекты тех лет были просто ужасны: абсолютно идентичные, в стиле «а-ля рюс» и все - с псевдоколоменскими колокольнями. Хоть я и не имела возможности развернуться «на всю катушку» и сделать все так, как бы хотелось, все равно этой своей первой ласточкой осталась довольна.

Наконец-то утряслись все формальности, касающиеся выделения земельного участка под давно уже спроектированную мной часовню святой Анны в Киеве. В Яготине была когда-то очень интересная ротонда, построенная еще Разумовскими. Я ее и возродила на бумаге. Там уже заложен фундамент ротонды, выгнан цоколь. Одним словом, работы идут полным ходом. Сейчас на моей повестке дня - «храмовые» заказы из Киевской области, со Львова. Недавно в Ватикане утвердили мою «версию» папской нунциатуры в Киеве. А нынче реализация проекта застопорилась. Оказывается, на месте земельного участка, предварительно выделенного римо-католикам, теперь запланировано сооружение... канализационного коллектора. Так что придется как-то решать и эту проблему.

А вообще... Мне бы по сорок восемь часов в сутки - и я была бы самым счастливым человеком. Поверьте, меня не заработок волнует, в основном все названные проекты выполняла бесплатно. Главное - чтобы заказчик с моей помощью мог реализовать задуманное. А заплатит он мне или нет - это уже вопрос второстепенный.

- Знаю, что единственная безопорная станция Киевского метрополитена «Минская» - тоже ваш проект. Почему запланировали ее именно такой? Чтобы отличалась от остальных?

- Идея безопорных станций витала в «Метропроекте» очень давно. Это намного выгоднее экономически и интереснее в плане новых архитектурных возможностей: свободный простор, беспрепятственное передвижение людей. Так делают во всем мире. В те времена как раз увидела свет целая обойма очень ординарных станций Подольской линии. И так переусердствовали в создании «серятины», что волей-неволей пришлось объявить конкурс на проект очередной подземки. Мой эскиз занял первое место. К сожалению, вынуждена констатировать: нахалтурено строителями на «Минской» немало. Да что говорить! Хоть ее и «гнали» к октябрьским праздникам, за день до открытия мне пришлось собственноручно отбивать и оттаскивать безобразно положенные плиты. Впечатляет, не правда ли?

- Бытует мнение, что женщина, стопроцентно отдающаяся любимой работе, проявляющая большую общественно-политическую активность, является, образно говоря, нулем в семейно-бытовом плане. Ведь у нее, по идее, на это просто не хватает ни времени, ни здоровья. Имеют ли основания дочь, внуки упрекать вас в том, что уделяете им мало времени?

- Вы знаете, у меня достаточно сильно развито чувство ответственности перед своими близкими. Случались, конечно, моменты, когда просто не было возможности уделять должного внимания домашнему очагу. А, впрочем, кто назовет точные параметры этого самого должного внимания? Внуки... Так они почти все время со мной: курсируют между Киевом и Львовом, между бабушкой Лялей и мамой Миланой.

- На чьих плечах в вашей семье лежит «война» с нашими бытовыми и хозяйственными проблемами? Кто ходит в сберкассу, чтобы заплатить за квартиру, телефонные переговоры, кто бегает по магазинам, базарам, кто готовит, убирает, стирает..?

- Только я сама.

- Где в основном питаетесь: дома, в столовых, кафе или ресторанах?

- Честно говоря, не знаю, питаюсь ли где-либо вообще. Перехватываю что-то по дороге, а в Академии изредка заглядываю в нашу столовку. Обычно же ем, когда попадаю домой. Относительно кафе, особенно ресторанов, то уже почти забыла, что это такое. Раньше у нас была своеобразная традиция. Когда приезжали с отдыха (который, как правило, проводили по-спортивному: на байдарках, в походах, в Карпатах), шли в ресторан. Это символизировало собой наше возвращение к цивилизации. А при нынешних-то ценах... Даже заседая в ВС, редко там обедала, потому что депутатская «похлебка» частенько была мне не по карману.

- Любите ли принимать гостей? И в приготовлении какого блюда считаете себя асом?

- Гостей просто обожаю. Да и дом мой всегда «страдал» скорее от их избытка, нежели от недостатка. Хотя свободного времени всю жизнь у меня в обрез, всегда стараюсь выкроить минутку, дабы приготовить что-нибудь этакое к любой семейной дате, празднику. Блюда? Знаю точно, что настоящий профессионал я в приготовлении вареников. Без ложной скромности замечу - и галицкий вариант борща (так называемый рождественский борщ) готовлю отменно. Есть и фирменное блюдо - маковый торт с кофейным кремом. Еще один «конек» - яблочный пирог, в котором начинки намного больше, нежели теста. Умею необычно, с выдумкой приготовить мясо, хотя сама к нему безразлична. Кстати, бытует мнение: архитекторы - превосходные кулинары, поскольку знают, мол, что с чем соединить, чтобы получилось и вкусно, и оригинально.

- Наверное, не существует в природе женщин, абсолютно равнодушных к своей внешности. А какое значение придаете ей вы? Конкретнее: занимаетесь ли спортом, ограничиваете себя в еде, посещаете косметолога, парикмахера? Где покупаете или шьете одежду?

- Я очень люблю красивых и ухоженных женщин, элегантных мужчин. Но у самой все снова упирается в катастрофическую нехватку времени. К своему большому стыду, у косметолога в последний раз была году в девяностом. Еще в начале своего депутатства ходила со стрижкой, но и от нее в последствии пришлось отказаться. Теперь, хочешь не хочешь, вынуждена носить прозаичный хвостик. Никаких портных у меня нет, всю одежду покупаю и, если нужно, уже сама немного подгоняю ее под свою фигуру. В одном из журналов прочитала, сколько времени польские женщины уделяют макияжу. Оказывается, от получаса до полутора. У меня же эта процедура занимает три - максимум пять минут. Так не должно быть, это плохо, но по-другому никак не получается.

- Есть ли у вас идеал женщины? Имеет ли он какое-то конкретное воплощение? И насколько приблизились к нему сами?

- Ну, я и идеал - это две диаметральные противоположности. У меня, слава Богу, хватает самокритичности и незакоплексованности сказать об этом откровенно. А мой идеал женщины... Даже не знаю, что и ответить. В плане внешности мне очень нравятся киноактрисы Мишель Морган, Катрин Денев, Одри Хепберн. У них есть особенный шарм, изюминка, их лица - без фальши. Очень люблю умных женщин. Интеллектуальная женщина - это истинная роскошь.

- Ваши кумиры?

- «Не сотвори себе кумира» - прекрасная фраза. Людей можно любить, можно ими восхищаться, но не возводить на пьедестал. У меня, правда, есть свой сонм избранных: поэтов, музыкантов, художников. И только им я абсолютно искренне и с удовольствием поклонюсь.

- Возможно, все-таки есть у вас человек, на которого всю жизнь хотелось быть похожей?

- Помните изумительные строки Мандельштама: «Не сравнивай, живущий не сравним...»? Уверена, даже пытаться быть на кого-то похожим - изначально бессмысленно. Я сама себя вполне устраиваю. Не могу сказать, что восхищаюсь собой, но в то же время - и не страдаю от нелюбви к собственной персоне. Есть, конечно, как и у всякого, и у меня недостатки. По возможности, стараюсь с ними бороться. А вообще я очень благодарна Создателю, что родилась именно такой, какой есть.

- Не тяготит ли вас известность или наоборот - приносит удовлетворение? Под ее прессом вы изменились или нет? Если да, то в какую сторону?

- Точно могу утверждать, что ни капельки не изменилась. Но, действительно, со временем становится в тягость внимание к тебе большого количества людей. Я уже просто начинаю терять ориентацию: со мной здоровается человек, а я не могу вспомнить - знакомы мы или нет. Но давно поняла, что в этом отношении я - существо обреченное. Для меня постоянный водоворот контактов - вещь такая же неотвратимая, как и необходимость есть, пить, спать.

Можно о сокровенном? Я с детства, как это ни парадоксально прозвучит, больше всего люблю одиночество. Моя голубая мечта - маленький медитативный садик, огражденный стеной. И чтобы в нем было совсем немного деревьев...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно