ЛАБИРИНТЫ КУЛЬТУРНОГО ШОКА

21 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 21 марта-28 марта

С каждым годом все больше наших детей уезжают учиться за рубеж — в школы, колледжи, университеты. Д...

С каждым годом все больше наших детей уезжают учиться за рубеж — в школы, колледжи, университеты. Даже если они самым прилежным образом зубрили перед отъездом иностранные языки, при непосредственном столкновении с незнакомым укладом жизни их, как правило, настигает культурный шок. Это ощущение некоторой беспомощности и дезориентации, возникающее в результате конфликта старых и новых культурных норм. Учебники здесь не помогут — каждый подросток должен самостоятельно пройти период адаптации к условиям жизни и учебы в чужой стране, переоценить усвоенные дома навыки поведения и общения, свои убеждения и ожидания.

Мама, забери меня обратно!

…Родители Маши были чрезвычайно рады, что отправили ее учиться в Великобританию. Они мечтали, что, проучившись один год в закрытой английской школе, их единственная дочка поступит в высшее учебное заведение этой страны и приобретет специальность юриста. Папа и мама были уверены, что заплаченных ими немалых денег стоит любой результат — возвратится их чадо домой после вуза и найдет высокооплачиваемую работу в Украине или выйдет замуж и останется жить в обеспеченной стране. С энтузиазмом собиралась в дорогу и Маша, закончившая с медалью одну из языковых харьковских школ.

Но уже через три недели дочка позвонила домой и со слезами в голосе сказала, что она хочет вернуться в Харьков. На вопрос встревоженных родителей, что случилось, девочка сказала, что вообще-то все в порядке, просто ей здесь очень-очень не нравится — тесная комната в общежитии, неприветливые соседки, невкусная еда, строгие преподаватели, напряженные занятия, а главное — ужасное чувство одиночества. Вдобавок, как оказалось, Маша с трудом понимала беглую английскую речь, не говоря уже о шутках или молодежном сленге. Она уверяла родителей, что из-за непрерывного напряженного вслушивания ее просто преследует головная боль. Расстроенные родители еле уговорили дочку закончить хотя бы первый семестр.

И вот Маша вместе со своим двоюродным братом Виктором, который учится на третьем курсе колледжа в США, сидит передо мной. Она приехала домой на каникулы и… собирается вернуться на учебу.

— Мне, наверное, было бы легче, знай я заранее о том, что меня ожидает, — оправдывается Маша. — В первые дни после приезда в Великобританию я испытывала эйфорию, все вокруг казалось безумно интересным. А потом наступила полоса отчуждения — я поняла, что к этой интересной, но чуждой жизни нужно приспосабливаться, и никто мне в этом не поможет. Например, соседка по столику за завтраком после равнодушного «Хай!» обычно не говорила ни слова и даже не смотрела в мою сторону. Как это расценивать? Я ей не нравлюсь? Так принято? Или она ждет, чтобы я заговорила первой? Мне приходилось постоянно думать над тем, что дома я делала автоматически.

Все усугублялось тем, что кроме меня в этой школе не было учеников из Украины или России, не с кем было даже просто поболтать на родном языке, не то что «поплакать в жилетку». У меня постоянно болела голова, а глаза были «на мокром месте». Вот тогда я и позвонила родителям.

— У меня депрессия тоже началась примерно через месяц после приезда, — добавляет Виктор. — Я не плакал, конечно, зато стал слишком много есть и спать. И все время злился на американцев. Они меня ужасно раздражали. Я все время думал, какие они тупые и как они вообще могут так жить. Старался проводить больше времени с другими студентами из России, даже не очень мне симпатичными, просто чтобы быть в знакомой среде и поменьше говорить по-английски. Через какое-то время незаметно наступило привыкание. Я начал понимать американцев, их мимику, интонации, жесты, поступки — среди них оказалось немало классных ребят. Сейчас я даже горжусь собой — я справился с ситуацией.

Специалисты говорят, что есть несколько способов выхода из культурного шока — от полной изоляции от чужой культуры, создания и поддержания собственной среды до сознательного отказа от собственной культуры ради быстрого и полного вживания в чужое общество. Между этими крайностями находятся разные варианты взаимного проникновения и обмена между культурами. Например, в сфере делового общения человек полностью отказывается от своих прежних привычек, а в семейном кругу по-прежнему придерживается старых норм и традиций. Специалисты называют это частичной ассимиляцией. Культурная колонизация, наоборот, подразумевает стремление новичка активно распространить на других свои собственные ценности, нормы и модели поведения.

Как говорят сами подростки, проще всего было отказаться от некоторых бытовых привычек. Маша сказала, что ей понравилось постоянно ходить в форменной одежде школы, а Виктор легко отказался от курения, поскольку среди его сокурсников царил культ здорового образа жизни. Зато в правовой сфере и в сфере взаимоотношений с учителями и администрацией дети во многом сохранили нормы, усвоенные дома. Более того, они даже чувствуют некоторое превосходство над сверстниками-иностранцами из-за того, что легко находят лазейки для обхода существующих правил.

— Знаете, чем я еще горжусь? — улыбается Виктор. — В моем колледже есть компьютерный класс, где всегда все в порядке, тихо и спокойно, но работать там можно только тем, кто имеет ученую степень — PhD. У докторов есть специальная пластиковая кодовая карточка, которой нужно провести по замку, чтобы дверь открылась. Я позаимствовал у одного знакомого на полчаса его карточку, сделал ксерокопию, заламинировал ее — и теперь хожу в этот компьютерный класс в любое время, когда мне нужно. Но когда я от чистого сердца поделился этим опытом со своими однокурсниками, они смотрели на меня так, будто я ограбил банк.

— А я показала своим одноклассникам, как проще готовить учебные рефераты по некоторым гуманитарным предметам — нужно «скачивать» и печатать готовые тексты прямо из Интернета, — смеется Маша. — Для ребят из моей харьковской школы — это обычная операция, а для англичан — просто открытие.

Love story по-украински

Мы посылаем наших детей за рубеж учиться, забывая, что в их возрасте не только корпят над учебниками, но и влюбляются. А в сфере чувств сколько угодно неявных норм и неписаных правил поведения, начиная со знакомства и кончая расставанием.

Исследования, проведенные сотрудницей Европейского университета (Санкт-Петербург), кандидатом социологических наук Юлией Зеликовой, показали, что стереотипы гендерных отношений, сформировавшиеся у наших детей от 13 до 19 лет во время социализации на родине, противоречат тем реалиям, с которыми им приходится сталкиваться в западных школах и колледжах. Чаще всего у них возникают проблемы, связанные с адекватной оценкой поведения западных партнеров.

— Когда Бобби пригласил меня на первое свидание, я два дня думала, что надеть, как себя вести, разрешить поцеловать или нет, где все будет происходить и т.д., — комментирует Маша выводы социологов. — А мы половину воскресенья просидели в парке на газоне среди других компаний и просто обсуждали общих знакомых и учителей. Потом всю неделю от него не было ни слуху ни духу. Я решила: «Ну, все». Но в следующий выходной он позвонил как ни в чем не бывало, мы встретились и полдня бродили по магазинам. Оказалось, с его точки зрения, это в порядке вещей. Всю неделю нужно упорно учиться, а ходить на свидания — в свободное время. Вот такое суровое расписание. Это продолжалось довольно долго, и я никак не могла понять, нравлюсь я ему или нет. И только, наверное, месяца через полтора в очередное воскресенье Бобби подарил мне какой-то браслетик и предложил серьезные отношения.

Я поняла еще такую вещь. У нас в Украине инициатива знакомства принадлежит, как правило, мужчинам. Если бы дома я первая пригласила мальчика на свидание, он подумал бы, что я легко доступна. А здесь девушка запросто может пригласить юношу на party или в кино просто потому, что ей не с кем туда пойти и никого другого рядом не оказалось. Без всяких задних мыслей! Но если уж парень согласился куда-то пойти с пригласившей его девушкой, то в этот вечер он должен быть только с ней и потом обязательно доставить домой.

Как утверждают специалисты, наши подростки зачастую воспринимают западное общество через призму описания скандальных похождений звезд шоу-бизнеса. Однако если говорить о среднем классе, то на смену лозунгам сексуальной революции, которую переживали западные страны в 1970-х годах, приходят консервативные ценности. Ритуал ухаживания в молодежной среде становится более продолжительным, количество сексуальных партнеров уменьшается, а возраст сексуального дебюта увеличивается. Помимо равной активности и полной добровольности отношений любовной пары предполагается и равная взаимная ответственность.

— Сначала мне казалось, что здесь такие свободные нравы, — рассказывает Виктор. — Прямо в колледже установлены автоматы для продажи презервативов. Я был в шоке! А девчонки оказались такими занудами! Все эти разговоры: «Любишь — не любишь», «Как ты мог со мной так поступить» и тому подобное. Одна сама ко мне все время приставала, куда-то приглашала, ну, я с ней пару раз переспал, а потом она увидела у меня письмо от моей подруги из России и такой скандал устроила, что я должен был ее предупредить об этом заранее. Сейчас я понял, что здесь на всех стадиях знакомства отношения должны быть четко оговорены. Например, пара может прекратить свои отношения без проблем и ссор, если один из них найдет «уважительную» причину. Это может быть «извини, мы с тобой совершенно разные люди», «ты ущемляешь меня как личность», «ты слишком много от меня требуешь». Можно сказать просто, например, «у меня из-за учебы элементарно нет времени на серьезные отношения». После этого друг к другу не будет никаких претензий и можно начинать встречаться с новым партнером.

Вы представляете, читатель, чтобы «ущемление личности» стало в Украине причиной для прекращения отношений, особенно со стороны женщины? Фраза «ты слишком много от меня требуешь» тоже не в традициях. А уж апелляция к отсутствию времени на серьезные отношения и вовсе ничего, кроме недоумения, не вызовет. Согласитесь, у наших девушек скорее не будет времени на все остальное, чем на отношения с нравящимся ей парнем, поскольку в нашем традиционном представлении главное для женщины — семейная жизнь. И отсутствие семьи не может компенсировать в глазах общества никакие профессиональные или социальные успехи business woman. Между тем сейчас в СМИ США и других западных стран идет кампания под лозунгом «I am worthy waiting for» — «Я стою того, чтобы меня подождали». Женщины считают, что избранник должен ждать ее готовности создать семью или родить ребенка, в то время как она делает карьеру.

Что лучше для наших детей, уехавших за рубеж на учебу? Стараться усвоить новые культурные нормы или оставаться верными старым представлениям? Получить хорошее образование и успешно самореализоваться на Западе или вернуться и «вписаться» в реалии нашей жизни? Каждый человек решает эту проблему, еще достаточно новую для нашего общества, по-своему. Ясно одно — чем шире будет круг молодежи, которая на собственном опыте узнает, что такое учиться и работать на Западе, и привезет этот опыт домой, тем больше у нашей страны шансов на равных влиться в мировое сообщество.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно