КТО ТАМ СМОТРИТ НА МЕНЯ С ПОРТРЕТА НА СТЕНЕ?

5 декабря, 2003, 00:00 Распечатать

«Не проходит и недели, чтобы мне не пришлось услышать от своего приятеля или партнера по бизнесу нареканий на то, насколько мало американцы и европейцы знают об Украине»...

«Не проходит и недели, чтобы мне не пришлось услышать от своего приятеля или партнера по бизнесу нареканий на то, насколько мало американцы и европейцы знают об Украине». Так начиналась одна интересная статья Джеда Сандена, издателя журнала «Корреспондент», в этом же журнале (№43(82)). Она называлась «Ленин, медведи и Европа» и говорилось там о назревшей необходимости в современных украинских условиях демонтажа монументов вождю пролетариата В.Ленину. Мол, давайте не будем обманывать себя — эти памятники существуют не для того, чтобы напоминать об истории. «Они прославляют Ленина и его идеи». И действительно, только слепой не замечает угрозы, которую несет «каменный агитатор» своей постоянной уличной аудитории, а именно — водителям «мерсов», скучающим в пробке, и стайкам беспризорных ребятишек, которые надышались клеем.

Разумеется, должна состояться дискуссия о дальнейшей судьбе объектов нашего с вами советского «наследия». И вести ее должны специалисты по историческим, культурным, архитектурным вопросам. Однако мнение «простых смертных» тоже следует учитывать. И если один такой «смертный» американец выразил свою точку зрения, то почему не сделать этого и другим? К тому же, пишущий эти строки считает, что имеет на это, так сказать, естественное право. Объясню.

Вырос я в шахтерском Червонограде, городе на крайнем западе, вошедшем в новую украинскую историю в частности тем, что первым в Союзе решился демонтировать памятник Ленину. Бастующие шахтеры подогнали подъемный кран, под аплодисменты общественности стащили идола наземь и вывезли прочь. Жалея, что пропустил такое событие, я наслаждался кадрами программы «Время» на ЦТ, а также кислыми минами ведущих, вынужденных все это комментировать. Этот символический акт неповиновения западноукраинских шахтеров режиму для меня никогда не потеряет значения по силе того эмоционального напряжения и риска, на который они шли.

Но на дворе — третье тысячелетие, а разговоры о монтаже-демонтаже продолжаются. Словно нет более серьезных проблем. Ходим в супермаркеты, ездим в иномарках, посещаем ретро- и «метрограды», «квадраты», «треугольники», «трубы». И все бы нормально, вот только этот «мужик в кепке»... глаза мозолит.

В статье американца по этой проблеме меня немного возмутило не то, что она написана иностранцем — мол, куда он лезет и что он в этом понимает. Наоборот, довольно часто людям со стороны видно больше, чем нам. Меня удивило прежде всего, как наивно автор апеллирует к истории.

Человеческая история — не процесс комбинации черного и белого. Это далеко не «червоний — то любов», а «чорний — то журба». Политика тоже, говоря словами польского певца Казика, «taka to sprawa, zhe kazdy w tym musiе ubrudzic’». Есть и были в течение всей истории народы-монстры, народы-жертвы, кровавые тираны, войны, голод. К счастью, украинский народ практически не в чем упрекнуть. В раю господь, наверное, уже приготовил для нас едва ли не лучшую часть Эдема. Ведь никого мы не обижали, никого не завоевывали... Только вот почему в моей голове промелькнула сейчас мысль «к сожалению»?

В вопросе советского идолопоклонства следует исходить из логики разрешения проблем будущего, а не прошлого. За 70 лет нас научили манипулировать прошлым. Наша история — не одеяло, которое постоянно тянет на себя тот, кто сильнее. Одни принципиально не желают признать воинов УПА воюющей стороной во Второй мировой (а Нюрнбергский процесс это доказал), другие сознательно закрывают глаза на позитивы советской эпохи. А такие позитивы были. Вот несколько национальных «бонусов» (о социальных молчу, иначе обзовут «леваком»): объединенная Украина (галицкий сепаратизм — это, конечно, хорошо, но вне кафешки он лишен смысла), Крым (не побоюсь сказать — украинская колония, ведь полуостров является именно колонией как для россиян, так и для татар, поскольку ни те, ни другие не являются коренным населением в реальном значении этого слова), украинизация 20-х годов (и, как следствие, более-менее однородный литературный украинский язык, позволяющий объясниться «захиднякам» и эмансипированным от манкуртства «схиднякам»).

С тридцатых годов прошлого века начинается, мягко говоря, самая позорная страница нашей истории — физический и культурный геноцид (голодомор и русификация). Но кто, положа руку на сердце, может утверждать, что он не продолжается? Но, возвращаясь к нашей теме (напомню — о Ленине), следует признать: у Ильича — железное алиби. Еще в далеком двадцать четвертом он, начитавшись Маркса (или Маркеса?) перед сном, лег спать в мавзолее.

Содержательная противоречивость и релятивность символов сама обесценивает их носителей. В культуре нет ничего, разложенного по полочкам. Турция проводит политику агрессивной секуляризации, а на ее флаге сияют полумесяц со звездой. Вся умма (мусульманский мир) борется за права на государственность магометанских меньшинств на Балканах, а Египет, где все еще живет коренное христианское население (копты), официально называется Арабская Республика. Европа объединяется, а на Белград что падало — манна небесная? И т.д., и т.п. В украинской ситуации, пытаясь перекроить, изъять из обращения «плохие» культурно-исторические артефакты, можно остаться вообще ни с чем.

Отойдем от весомых аргументов, на которые можно ответить не менее весомыми контраргументами. Обратимся к конзумерскому мировоззрению. А именно — к туристическому бизнесу. Ставил ли себя кто-то в положение западного среднестатистического человека со средними доходами перед его визитом в Украину? Вот спросить бы его: «Ну и чего ради ты туда едешь? Ты в своем уме?» Я не поехал бы. А они едут.

Если отбросить Чернобыль, рекреативные мотивации (горы-моря), дешевую водку и сигареты, очарование нашими женщинами и сосредоточиться на культурных моментах, то Украина является страной демонического фолька, родником для жаждущих экзотических идентичностей. Причем здесь вам широчайшее разнообразие — от таинственных гуцулов, экстатических казаков и до гоголевской мистики. Но для осознания этих явлений нужно быть как минимум знакомым с текстами Гоголя, а еще лучше — знать, что это вообще такое — Украина. Но практика свидетельствует: такая Украина известна лишь нам (да и то далеко не всем), жителям ближнего зарубежья и еще, в лучшем случае, полякам. То есть тем, с кем нас связывает, хотя и не всегда добрая, общая история. Относительно западного потенциального визитера, то для него Украина — это осколок совдепии (и это тот второй случай), топоним, который выскочил неизвестно откуда, однако с ним нужно считаться (смириться?), учитывая территорию и количество населения за ним стоящего. И если они знают лишь это, то пускай едут и смотрят на это. Не нужно покупать конформистскую «попсу» на Андреевском. Лучше один раз увидеть реальный памятник Ленину, чем носить футболку с McLenin’s. Почему моральной считается, скажем, бандитская эстетика, «блатняк», а наивная советчина — аморальной? Особенно если она — украинская.

Однажды в Лондоне я попал на выставку советского плаката в музее Tate Modern, и меня поразило, что значительная часть работ была украиноязычной. Почему нужно ехать в Англию, чтобы увидеть то, что можно было бы увидеть у нас? Отрекаясь от советского эстетического наследия, мы сужаем наш культурный потенциал. Мы отказываем «другому», «альтернативному» себе и вредим своей материальной культуре. Всегда, когда исчезает очередная соц-артовская мозаика с фасада какого-то здания — падают наши акции на всемирной бирже культурного туризма. Неужели кто-то серьезно считает, что в Украине есть на что посмотреть «видавшему виды» европейцу? То, что привлекает нас, скажем, во Львове, их не интересует. Церкви, София, мазеповское барокко? Ну, хорошо, что еще? Кроме совка — больше ничего.

Что касается памятников товарищу Ленину, то они, естественно, ни малейшей художественной ценности в массе своей не имеют. Это штампованная продукция. Но что предлагается взамен? Любой дизайнер согласится, что один билборд иногда способен нанести ландшафту больше визуального ущерба, чем десяток традиционных монументов. А последние «архитектурные шедевры» на Майдане Незалежности многим навеяли мысли о том, что лучше уж старый добрый соцреализм, чем такой черный юмор.

А иконоборцу господину Сандену я посоветовал бы не открывать тупой «открывалкой» консервную банку нашей ментальности, а лучше объяснить следующее: почему по пути из Кемд’н-Таун в том же Лондоне, вскочив в дабл-декер, я заметил сразу троих «чистокровных» британцев с надписью на футболке «СССР»?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно