КОТЫ И «МИСКИ» ПОЧЕМ КРАСОТА В РОССИИ?

13 января, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 13 января-20 января

1992 год. Канун последней Олимпиады. В Москве, в Совинцентре агентство «Рэд стар» проводит международный конкурс «Лицо года»...

1992 год. Канун последней Олимпиады. В Москве, в Совинцентре агентство «Рэд стар» проводит международный конкурс «Лицо года». Финал. Победительница получает контракт на 30 тысяч долларов. У остальных - молоденьких, из тьмутаракани слетевшихся в столицу искать свое место в красивой жизни, - слезы на глазах. Из жюри мощно встает прославленный благотворитель Отари Квантришвили. Выходит на сцену и называет шесть имен участниц конкурса, которым не повезло стать первыми: «Эта, эта и эта... Мы даем приз: они едут с нами на Олимпиаду в Барселону». Эскорт-тур действительно преподносился как приз конкретных зрительских симпатий. Нечего и говорить, что «Барселона» в устах дарителя на фоне родных Новохоперска или Вышнего Волочка звучала для девочек, как сказка о хрустальном башмачке.

А в Барселоне... Испании девочки так и не увидели - у них была иная «программа». Их не выпускали из гостиничного номера. Зато к ним впускали по очереди всю команду, сопровождавшую О.К. Ребята сильные, натренированные, каменно-мускулистые. На родину шесть конкурсанток вернулись калеками если не в физическом, то в моральном смысле - это точно.

Как сказала финалистка отечественной «Мисс Москвы» и зарубежных «Мисс Европа» и «Мисс Мира» Ирина Суворова: «ТАМ несчастного Тайсона засадили, а у нас...»

А у нас, в России, пока еще так: бандиты и красота ходят рядом.

Слова «конкурс красоты» вызывают у денежных мешков похотливую улыбку, у рэкетиров - зуд во всех членах, у журналистов - предвкушение скандала. Именно у нас конкурсанток придумали называть «мисками» (от слова «мисс»).

Когда участниц первого конкурса «Мисс СССР» 1989 года в cтрогой секретности - от прессы и прочей заинтересованной публики - поместили на время сборов в закрытый подмосковный пансионат, уже через полчаса в ворота въехал бандитского вида мужчина, едва ли не с выбитым глазом, и деловито обратился к организаторам конкурса: «Ну что, телок завезли?» - мол, когда приступаем? Гостя тогда охране удалось выпроводить с миром...

Николай Костин, организовавший «Мисс Россия», жалуется, что из-за своего пуританского подхода к делу потерял нескольких очень перспективных в плане бизнес-партнерства знакомых: «Приезжали в Петрово-Дальнее на сборы, требовали пустить их к участницам, удивлялись отказу: «Ну как же так?» Они считают: для того ведь и собрали в одном месте столько красоток, чтоб в баньке с ними попариться и далее - по полной программе... А в 1991 году у меня даже были серьезные стычки с подмосковными группировками - те приезжали в Серебряный бор для натуральных разборок, ребром ставили вопрос: почему не пущаю»?!

Известная устроительница «Московских красавиц» Марина Парусникова произнесла как-то сакраментальную фразу: «Я могу написать книгу о конкурсах красоты, но думаю, что многие согласились бы заплатить мне большие деньги, чтобы я этого не делала...»

Началось все это с самого первого в отечестве конкурса «Мисс Москва» 1988 года, и самого памятного для широкой публики, и самого сурового в отношении «аморалки».

Организаторы его образовали культурный центр «Венец» и заключили меж собой джентльменский договор: «Никто не пьет, не «трахается» с участницами, если кто нарушит правило - пулей вылетает из рядов...» А «ряды» были крепкие: к авторам Леониду Якубовичу и Виктору Белевичу подключились Управление культуры Моссовета, городской комитет ВЛКСМ, было даже получено благословление от самой Раисы Максимовны... Словом, к новому делу подошли со всей серьезностью, с комсомольской основательностью.

Самый первый отбор проходил в административном здании Парка имени Горького. Выглядело это так: длинный хвост девушек вдоль всего Крымского моста. Май, тепло, к очереди то и дело подъезжают иномарки, идет «съем», кто-то попадает в «красивую жизнь» «на лету», еще не дойдя до заветной двери. Очередь забавная, многие приходили самоутверждаться: толстые тетки, серые мышки. Особы, приближенные к организаторам, курсировали вдоль «хвоста», чтобы не упустить настоящую красоту, которая могла ретироваться при виде небывалой очереди. Так под белы рученьки ввели прямо к Якубовичу юную, бедно одетую красавицу Инну, которой сегодня хозяин французского агентства моделей «Элита» г-н Касабланкас предлагает контракт...

Что роднит наши доморощенные конкурсы с мировыми, так это кулуарность и предрешенность выбора первой красавицы. Николай Костин второй год участвует в жюри одного из самых престижных конкурсов «Мисс Европа», но никак не «нащупает» его подводные камни. Костин полагает, что главную роль в спектакле играют деньги: «Я видел, как россиянка Юля Алексеева шла на первое место, но подсуетились турки - турецкое представительство «Пальмолив» вложило в конкурс 500 тысяч долларов - вот и сделали турчанку победительницей...»

Участницы «Мисс Москвы» 1988 года почувствовали несправедливость еще в процессе подготовки к конкурсу: во время репетиций и тренировок особое внимание инструкторы уделяли Маше Калининой, тогда как многих девочек не знали даже по именам. За кулисы к Маше приходили специальные гримеры, тогда как остальные обходились самообслуживанием.

По словам одного из организаторов «Московской красавицы-88» Машу Калинину сделали победительницей из комсомольских соображений: сочли, что именно она, 16-летняя школьница и отличница, будет достойно представлять советскую молодежь на мировой арене...

Конкурсантки-«первопроходчицы» убеждены: пока их истязали шейпингом и голоданием (во время многочасовых репетиций и тренировок девочек не кормили), организаторы делали на них деньги, всячески манипулируя сметой конкурса. Один из спонсоров - фирма «Бурда-моден» шила специально для финалисток платья на последний выход. Аккурат накануне девочки узнали: нарядов не будет. Куда «ушли» вечерние туалеты - загадка...

Несмотря на то, что за кулисы доступ имели лишь устроители да аккредитованные журналисты, туда беспрепятственно проникали личности, позднее нареченные общим именем - «мафия».

Конкурсантка Инна, сама чистота и очарование, познакомилась таким образом с «одним человеком из воровских кругов». Ему нравилось одевать красавицу из небогатой и порядочной семьи, а спустя несколько месяцев после конкурса он подарил ей роскошный купальник, обмолвившись: «Да, кстати, это из тех, что были закуплены для конкурсанток...»

В 1989 году «Венец» взялся организовывать первую «Мисс СССР». Охранниками у девушек сначала были люди все того же круга - молодые ребята из одного славного подмосковного города. Уже в пансионате проходил первый большой отбор, из нескольких десятков участниц единицы вышли в финал. Понятное дело, у многих было испорчено настроение - и тут охрана взяла свое, выступив в роли утешителей, бронежилеток для девичьих слез...

Охрану сменили. Оргкомитет пригласил специалистов из тех отрядов, которые разгоняют демонстрации. Эти оказались орешками покрепче.

Время проведения «Мисс СССР» № 1 ознаменовалось всесоюзной конкурсоманией: в любом поселке, в каждом городе проводился свой «Мисс Кривой Рог». Все местечковые титулованные красавицы слетались в Москву на отбор в главный конкурс. Республиканские «мисс» проходили вне очереди. Так, из Минска приехала с письмом - мол, такая-то направляется от всего белорусского народа - вылитая Баба Яга. Навели справки. Выяснилось: дама эта - театральный художник, попросила своих знакомых- из Белорусского ЦК партии сделать рекомендацию. Пришлось звонить в ЦК Белоруссии.

А потом разразился скандал, еще более укрепивший обывателей во мнении о конкурсе красоты как об узаконенной вакханалии. Началось с того, что обещавший «Венцу» три миллиона араб-аферист не дал денег. Конкурс спас покойный ныне г-н Бабек, сын персидскоподданного коммуниста, воспитанник советского детдома, разбогатевший за рубежом и высланный из Соединенных Штатов как наш разведчик. Он дал 20 тысяч долларов. И тут же в «Советской России» появилась статья о шабаше на даче Бабека, где мужики с голыми конкурсантками бесновались в открытом бассейне. Санкционировал статью родственник одной обиженной на «Венец» красавицы. Мне рассказывали друзья из оргкомитета о том вечере. Действительно, все собрались у Бабека - кажется, то была бывшая дача Зыкиной. Вот только воды в бассейне не было...

Надо заметить: у самих конкурсанток были не только наивные глаза, но и острые зубки и цепкие коготки. И они умело пускали их в ход, используя дилетантство наших шоуменов от красоты. Мировые конкурсы проводятся с целью выгодно «продать» победительницу, и, скажем, в Голливуде даже с осветителем подписывается контракт толщиной с книжку. Несмотря на то, что на «Мисс СССР» работали юристы, девушки все время «накалывали» организаторов. Всем конкурсанткам предлагалось еще до финала подписать контракт, по которому победительница обязана делиться своим будущим заработком с «крестными отцами». На призовые места претендовали три девушки. Катя Мещерякова из Перми стала третьей - ее здесь «курировали» опытные люди, она отказалась подписывать контракт. Не подписала и ставшая первой вице-мисс девушка из Зеленограда. Москвичка же Юля подмахнула договор - и это явилось решающим фактором ее победы. В итоге Юлин дядя обманул организаторов. «Она, - заявил он, - не имела права подписывать контракт, ей же 17 лет, должна быть подпись родителей». И он был прав. В итоге ни одна из титулованных «мисс» не имела обязательств перед «Венцом». Поэтому Катя Мещерякова сразу умчалась пытать счастья во Францию - у нее был приз-билет от Аэрофлота. Сейчас она в Париже второй раз замужем, причем считается неплохой топ-моделью. Юлю дядя увез в Америку. А вице-мисс из Подмосковья еще во время конкурса обхаживал один из семи скандально известных у нас австралийских братьев-миллионеров русского происхождения, которые курсировали туда-сюда через границу с немыслимыми сокровищами. Девушка уехала с ним в Австралию, поработала в его фирме секретарем, но романа с заграницей не получилось, и сейчас она живет в своем Зеленограде.

Победительница второго и последнего «Мисс СССР» 1990 года Маша Кижа из города Витебска поступила еще коварней. Один богатый голландец профинансировал сперва конкурс, а затем начал вкладывать деньги в Машу. В частности, он ей сделал в Штатах жемчужные зубки - с тем чтобы она выступила на международном конкурсе «Мисс Вселенная». И что же выкинула Маша с новыми зубами? Она вышла замуж за западного немца, «кинув» и голландца, и родной «Венец». Правда, сейчас она жалуется, что он, немец, очень жадный и она хочет разводиться...

Черную неблагодарность тех, для кого конкурс стал окном в мир, отмечают и устроители сегодняшней «Мисс России». Рассказывает «мама» всех российских «мисок» Марина Круглова: «В период подготовки к конкурсу все они шелковые, без конца звонят, делятся своими личными проблемами, хотят стать мне ближе, чтобы я вещей побольше дала, косметику получше. Но потом... Была, к примеру, у нас чудная топ-модель Лена. Решили мы сотворить из нее «звезду». Сделали ей отличные фотографии - сейчас у нее в Москве лучшее портфолио. Естественно, когда она приходит на любой кастинг, отбирают именно ее. Вскоре мы послали Лену в Японию на «Мисс Интернэшнл». Возвращается - а была очень умная девочка - ее как подменили. Я ее знакомила с заказчиками - теперь она работает напрямую. Дурочкой прикинулась, не понимает, что надо платить проценты тем, кто ее вывел в люди...»

Организаторы и «Мисс Москвы», и «Мисс СССР», и «Мисс России» утверждают, что конкурсы красоты до сих пор не принесли им прибыли. По словам Николая Костина, прошлогодний конкурс для него - сплошные убытки, до сих пор за кредит расплачивается: «Все полагают: где красота, там и богатство. Оно, конечно, так... Взять, к примеру, президента конкурса «Мисс Европа» - он же занимается этим 40 лет, у него механизм отработан, он продает разным странам лицензии на право проведения конкурса. А что можно сделать в этой стране за три года, особенно после негативных выпадов прессы, основанных на слухах и сплетнях...»

Накануне «Мисс России-94» Николай Костин жаловался: если в Европе за право размещения фестиваля «Мисс Европа» борются все крупные отели, в Москве приходится чуть ли не взятку давать, чтобы расселить конкурсанток...

Об «урожайности» победы нашей Юлии Курочкиной в Сан-Сити Николай Костин рассказывает следующее: «Все думают, что мы ее отправили, и сразу на нас посыпался золотой дождь. А она стоила нам 20 тысяч долларов. И когда на пресс-конференции ее спросили: «Юля, а кто тебя послал на конкурс?», она ответила: «Зодиак-М» купил мне билет» - и все! У человека просто поехала крыша от такой победы... Нет, я не пытался с нее иметь деньги. Но когда в этом году мы посылали девочку на «Мисс Вселенная», устраивали ритуальные проводы, журналистов приглашали, я звоню ей: «Юль, ты у нас «Мисс Мира», не можешь ли приехать, благословить символически, сказать какие-то теплые слова?» Она: «А сколько мне заплатят?» Это она мне говорит и Марине Кругловой, которая ей трусы, пардон, давала на конкурс... Так и не приехала - даже за 300 долларов...»

Сама Юля - высокая прическа, королевская стать и такое же спокойствие - полагает, что негоже агентству лить грязь на девушек, сделавших «Зодиак-М» известным: «Если они профессионально занимаются модельным бизнесом, что им мешало позвать меня на работу, когда закончился мой контракт с хозяйкой «Мисс Мира» г-жой Морли? Единственное их «деловое» предложение - в ночном клубе «Метрополя» вручить приглашение девушке, которая едет на «Мисс Вселенную». Я готовилась, платье выбрала, но они позвонили мне и сказали, что ничего не заплатят. Но я-то знаю, что в ночных заведениях ставки всегда высокие, а «Метрополь» - самый дорогой клуб в Москве. Меня оскорбило, что меня хотят просто использовать... И если уж вспоминать, как они меня «послали» на конкурс... Агентство обязано обеспечить девушку двумя вечерними платьями, одним коктейльным и национальным костюмом. Я же сама нашла платья в Доме моделей на Кузнецком мосту. Мне выписали счет за прокат нарядов, но в «Зодиак-М» мне сказали, что они сделали капвложения, купили землю в Барвихе, поэтому оплатить счет не в состоянии»...

Жаль, что правом посылать девушек на мировые конкурсы завладели непрофессионалы. В этом году «Зодиак-М» отправляет на «Мисс Мира» Юлю Алексееву, вторую вице-«Мисс Европа». По правилам, девушка, которая подписывает контракт с «Зодиак-М» и офисом «Мисс Мира», должна быть победительницей национального конкурса «Мисс Россия» и не участвовать ни в каких международных. По мнению Юлии Курочкиной, ее тезка обречена на провал: «Вспомните, какой был скандал, когда я победила и выяснилось, что конкурса «Мисс Россия» в тот год не проводилось...»

Самой победительнице по законам конкурса пришлось подписать кабальный контракт с г-жой Морли, по которому девушка на целый год поступала в полное распоряжение хозяйки «Мисс Мира». Юле устроили проверку характера: поселили в роскошном доме г-жи Морли, но выделили комнату, где потолок был ниже Юлиного роста. А далее - ежедневная благотворительная деятельность. Юля чувствовала себя не в своей тарелке, объясняя это для себя «советским» воспитанием, привычкой всегда видеть в благотворительности какой-то подвох...

Сегодня 20-летняя экс-«Мисс Мира» - директор туристической компании, представитель Сан-Сити в России. Снимает квартиру в Москве, но чаще живет у родителей в Щербинке - ездит туда на купленных с помощью папы «Жигулях»...

На мой взгляд, по большому счету г-жа Морли права: конкурс красоты - не просто праздник, а тест на выживание. Это подтверждают и судьбы девушек, перенесших конкурс как экзотическую болезнь...

Даже те счастливицы, которые попали на мировые шоу, возвращаются в жуткой депрессии. Русская девочка не привыкла так много работать. А там надо вставать часов в пять утра. В шесть ей надо выйти - в косметике и с прической, быть готовой к тому, что в любую минуту ее станут снимать, фото может пойти в газету, а там всегда ждут скандала. Завтрак, репетиция, обед, опять репетиция или поездка в музей, в магазин - везде съемки, съемки, съемки. Она ведь должна до цента отработать все, что затрачено организаторами на ее содержание... Вечером, как правило после ужина, когда она уже - полутруп, ей надо надеть коктейльное платье и пойти на встречу со спонсорами и журналистами. Юлия Курочкина рассказывала, как на финале «Мисс Мира» некоторые девушки от переутомления падали в обморок...

Родина для россиянок - это сперва апатия, а потом - транс: как же, она была в центре внимания, ехала в лимузине, ее узнавали, а теперь она никому не нужна, может спать сколько угодно... И она уже рвется работать, а работа здесь для нее после всего увиденного - не та... Не случайно победительница конкурса «Мисс Москвы» Майя Шуленина, изредка снимаясь в клипах, по вечерам продает билеты в «Манхэттэн-экспресс»...

По словам Инны Зотовой, второй вице-«Мисс Вселенная», «работа модели у нас не только малооплачиваемая, но и непрестижная, приравненная к проституции. Один бизнесмен мне заявил как-то: «Я не знаю слова «нельзя» - то есть, раз ты модель, это не из твоего лексикона».

Марине Кругловой один знакомый как-то сказал, имея в виду ее роль в организации «Мисс России»: «Ты занимаешься совсем не Божьим делом. Ты даешь возможность девчонкам попасть в грязную жизнь...»

Так что же - конкурсы следует запретить? Дабы не искушать, не соблазнять, не заманивать?..

Но вспомним: в 1931 году в Париже, в эмиграции, «Мисс России» стала Мария Федоровна Шаляпина. Достойный пример, не правда ли?

Не запрещать надо, а повышать престиж отечественных конкурсов красоты, отечественных моделей, родных красавиц да и самих себя - в первую очередь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно