Кошмарный сон Семена Семеновича

27 марта, 2009, 13:50 Распечатать

Все так легко и просто. Это фраза прозвучала из уст Виктора Ющенко 22 января, в День Соборности: «Над...

Семен Могилевцев
Семен Могилевцев
Все так легко и просто. Это фраза прозвучала из уст Виктора Ющенко 22 января, в День Соборности: «Надо дать Дому учителя национальный статус, восстановить его имя — Центральная Рада — и превратить в современный музейный комплекс с изучением и распространением знаний про освободительную борьбу». Возможно, уже пришло время сонму чиновников исполнять желание или пожелание главы государства…

Вот и поговорим о фундаторе этого самого «музейного комплекса». Никогда, кстати, не носившего имя Украинской Цент­ральной Рады. И запечатленного в памяти киевлян не одного поколения как Педагогический музей имени цесаревича Алексея (до февраля 1917 г.), Пролетарский музей, Музей истории революции и истории партии, Музей Ленина (1938—1982), и, наконец, Дом учителя и Педагогический музей. Расскажем о непростой, но достойной жизни Семена Се­меновича Могилевцева (1846—1917), об огромном вкладе этого неутомимого мецената в развитие и обустройство Киева в конце XIX—начале XX века.

В истории Киева многие меценаты сыграли неоценимую роль. Галшка Гулевычивна, гетманы Украины Петр Конашевич-Са­гайдачный и Иван Мазепа, митро­полит Петр Могила, Иван Фундуклей, Михаил Дегтярев, Никола и Александр Терещенко, Лев Брод­ский, Григорий Галаган, Богдан и Варвара Ханенко (список, конечно же, неполный) оставили свои неповторимые мазки на топонимике Города. Каждый меценат имел свою «специализацию». Вот и наш герой в первую очередь отличился на ниве народного образования и здравоохранения столицы тогда еще Юго-Западного края Российской империи. Не­мало он сделал и для развития бан­ковского дела, в орбите его интересов находились также выс­шие учебные заведения и музеи.

С именем С.Могилевцева в столице суверенной Украины связаны не одна улица, особняк или дом. В Брянске, на малой родине Семена Могилевцева, на заседании горсовета совсем недавно обсуждался вопрос об установке ему памятника. Город благодаря семейству Могилевцевых обзавелся водопроводом. Но вернемся к Киеву и купцу 1-й гильдии, действительному статскому советнику Семену Могилевцеву, по праву входившему в первую пятерку меценатов нашего города.

С.Могилевцев родился в семье известных лесопромышленников. Семья была старообрядческая, со своим закрытым уставом. Не секрет, что в царской России старообрядцы благодаря рачительности, честности и трезвому образу жизни имели сильные позиции в купеческом сообществе (особенно в Москве и на По­вол­жье). Закончил гимназию в Новгород-Северском, учился в Петербургском университете на юридическом факультете (учебу, впрочем, не завершил). Более пяти лет С.Могилевцев работал в Брянске нотариусом, и в 30 лет переехал в Киев. Здесь он занялся торговлей лесом, открыл на По­доле первую в городе паровую лесопильню. Одной из главных причин переезда в Киев стало стратегическое значение города для торговли и коммерции: древесина сплавлялась из верховьев Днепра, его многочисленных притоков, в первую очередь, Припяти и Десны.

Вскоре С.Могилевцев избирается гласным городской думы. Это был старт большой карьеры, и уже в 1886 году он занимает должность директора-казначея Киевского городского кредитного общества. А через год становится членом учетного комитета Киевской конторы Государственного банка.

Семен Могилевцев в 1909 году возглавил Киевское общество попечения о высшем коммерческом образовании. Членами правления были такие «акулы биз­неса», как Лев Брод­ский, Абрам Добрый, Ми­хаил Шестаков, а также городской голова Ипполит Дьяков. В том же году С.Моги­левцев завершает работу в Биржевом комитете, где трижды с 1900 г. единогласно избирался председателем.

Добрых дел С.С.Могилевцева не перечесть: это и активное участие в образовании и развитии Киевского политехнического института (член совета попечителей), Женс­кой торговой школы; он стоял у истоков создания и был главным попечителем Коммерческого института, руководил переустройством зданий на Бибиковском бульваре (сейчас бульвар Шевчен­ко), ставших основой нынешнего Педаго­гического университета им. Драгоманова. Также был изб­ран почетным членом комитета Киевского художественно-про­мышленного музея, казначеем Общества древностей и искусст­ва. В наше время на казначея смотрят с опаской, тогда же этот пост мог занять человек только с безупречной репутацией. Такой факт: в 1914 году Семен Могилевцев пожертвовал Городскому музею две золотые подвески (колты) великокняжеской эпохи.

С 1899 года Семен Могилевцев проживал в роскошном особняке на улице Шелковичной, 17/2 (тогда Левашовской, 15-а), который называют «Шоколадный домик». Архитектор Владимир Николаев создал одну из жемчужин Липок, использовав пышный декор в духе палаццо эпохи Ре­нес­санса, найдя удачный симбиоз различных сти­лей во внутреннем убранст­ве комнат; здесь соседст­вуют готика, барокко, модерн, мавританский и русский стили. Особ­няк знает практически каж­дый киевлянин — более 20 лет (с 1960 года) в нем располагался городской ЗАГС. Инте­рес­но, что переезд столичного ЗАГСа в новопостроенное зда­ние на проспекте Победы («Бермудский треугольник») круто изменил, увы, не в лучшую сторону статистику…

«Шоколадный домик» имеет свою, очень непростую историю — в советское время неоднократно менял хозяев, был даже в распоряжении НКВД. Одно можно сказать: затянувшаяся реконструкция бывшей усадьбы С.Мо­гилевцева также вызывает немало вопросов.

Известна деятельность М.Дегтярева и Л.Бродского на ниве улучшения системы здравоохранения в Киеве. Но и на этой стезе С.Могилевцев старался не отставать: на его средства была построена больница на 40 коек (угол Большой Васильковской и Лабораторной улиц). Там же в годы Первой мировой войны распо­ложился госпиталь Красного Крес­та при Киевской бирже, над которым также взял опеку неутомимый лесопромышленник. Кста­ти, человек не показной, не выпячивающий на люди свои добрые дела. О пиаре, говоря современным языком, он и не помышлял.

И все же главным делом жизни коммерсанта стала реализация самого грандиозного собст­венного проекта — строительст­во в Киеве по просьбе попечителя Киевского учебного округа нового здания Педагогического музея имени цесаревича Алексея. «Народное образование всегда было близко моему сердцу, и я тем охотнее пойду на жертвы, чем больше пользы от учреждения могу ожидать для народа», — сказал С.Могилевцев. Уже 5 октября 1912 года здание было освящено, и музей начал свою работу в специально построенном (менее чем за два года!) здании на Владимирской, 57. Смета строительства составляла 300 тысяч рублей, но вскоре возросла до 500 тысяч. Это были огромные деньги, но Семен Могилевцев решил не «делиться» славой ни с кем из меценатов.

Вот как писал Константин Шероцкий в знаменитом «Путево­дителе» 1917 года: «…по пути к университету стоят великолепные дворцы, среди которых выдается на самом углу Театр. Площ. на искос от театра здание Педагогического музея, сооруженное в стиле империи по проекту Алешина — белое и строгое с рельефными украшениями». Ар­хитектору Павлу Алешину уда­лось создать значительное по объему, весьма презентабельное, но не давящее на окружающие строения здание. Сам Алешин в 30-е годы проводил незначительную реконструкцию уже бывшего Педагогического музея с практически полным сохранением его первозданного вида.

После свержения царизма и создания Временного правительства руководство Российской республики было вынуждено поделиться частью властных прерогатив с нарождающейся украинской демократией. Первый протокол заседания Украинской Центральной Рады был составлен 9 марта 1917 года уже в здании Педагогического музея на улице Владимирской, 57. УЦР ютилась в двух комнатках. Среди соседей была и военная школа летчиков. Центральная Рада имела право пользоваться «невеликою лекційною залою, гарно упорядженою, з амфітеатром на двісті людей, невеликою галереєю і подіумом (сценою), на котрім стояв президіальний стіл і кафедра», — писал глава УЦР Михаил Грушевский.

Скончался Семен Могилевцев практически в преддверии большевистской революции, 10 августа 1917 года. Похоронен в Брянске. У С.Могилевцева никогда не было семьи и его громадное состояние поделили многочисленные племянники.

Сейчас в Доме учителя прово­дятся презентации, неформальные и некоммерческие концерты, лекции на всевозможные темы, работает Педагогический музей. Каждую неделю проходят акции, работают клубы («Співуча родина», «Личность», «Елітарна світлиця», «Лідер»…). Сотни людей уже многие годы считают это здание своим родным домом.

Властям пора задуматься о строительстве новых музейных помещений и центров, если уж постоянно возникают вопросы о выселении или, в лучшем случае, переселении из центральных районов Киева учреждений культуры, книжных магазинов, издательств… Среди примеров удачного решения этой проблемы, к сожалению, не в Украине, назовем создание уникального Музея цивилизации в Оттаве (Канада).

Во время выступления на праздновании Дня Соборности Виктор Ющенко сказал и такие слова: «Как никогда ранее, сегодня нам необходимо наше единство, рассуди­тельность, мудрый выбор… Госу­дарство не строится завтра и послезавтра — государство строится сегодня…» Хочется добавить, что государство не строится волюнтаристскими методами, будто на голом месте (мы уже строили, разрушив «до основанья»), и вряд ли Семен Могилевцев назвал бы «мудрым выбором» очередное изменение специализации любимого детища. Мы все это проходили — от Музея революции до Музея Ленина (вождь пролетариата так ни разу не удосужился приехать не то что в Киев, но и в Украину, и потому анекдотично выглядела сама экспозиция, составленная сплошь из копий…). После строительства в 1982 году монст­ра напротив филармонии (получившего впоследствии название Украинский дом), куда и переехал Музей Ленина, фортуна вновь улыбнулась столь милым сердцу Могилевцева педагогам.

Вспомним и трагическую, поучительную судьбу Кловского дворца, из стен которого ровно пять лет назад, в марте 2004 года — при первом премьерстве Виктора Януковича — были вышвырнуты сотрудники Музея Киева вместе с уникальной коллекцией (о чем, кстати, неоднократно писала и наша газета, см. «ЗН»
№ 31,39—2003, № 39—2004, № 18,27—2006). Музейщики оказались в неприспособленных помещениях Украинского дома, но никто и не думает восстанавливать справедливость: прецедент этот показал обличье власти вне зависимости от ее «окраса». Даже в советские времена власти предержащие на просочившуюся в прессу информацию каким-то образом реагировали. Сейчас же власть находится в вакууме и вольна не замечать негативную информацию (по вине ли «заботливых» референтов или по своему недомыслию — значения не имеет). Будем надеяться, что незавидная судьба бомжующего Музея истории Киева минует Дом учителя и Педагогический музей. А расположившийся в стенах этого многострадального здания небольшой Музей Украин­ской Народной Республики (безусловно, дело необходимое для воспитания наших соотечественников в духе уважения к своей истории) не станет таким себе «засланным казачком». Возмож­но, и не по своей воле.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно