«КОНЕЦ» — МОМЕНТ ИСТИНЫ

30 мая, 2003, 00:00 Распечатать

В № 2 «ЗН» была опубликована рецензия Людмилы Жоголь на сборник «Декоративное искусство Украины концаХХ ст...

В № 2 «ЗН» была опубликована рецензия Людмилы Жоголь на сборник «Декоративное искусство Украины конца
ХХ ст. 200 имен». Как оказалось, не все представители декоративно-прикладного цеха разделяют радость автора статьи по поводу содержания книги. Мы предлагаем читателям познакомиться с иным взглядом на «Декоративное искусство Украины конца ХХ ст.»

Если «конец» — термин не медицинский, хочется уточнить — это последняя четверть, то есть двадцать пять насыщенных явлениями и событиями в декоративно-прикладном искусстве (ДПИ) лет, либо 15 или 10 последних лет с порослью молодежи, с которой еще рано собирать урожай, поскольку явления последнего десятилетия требуют не такой увлекательной оценки.

Имя уважаемого рецензента, кажется, должно бы служить гарантией широкого и полного, а самое главное — объективного обзора событий и явлений, происходивших в ДПИ именно в этом «конце».

«Иконостас» с портретами «свадебных генералов» — организаторов проекта — также вызывает уважение и дает право ожидать от них широты взглядов и непредвзятых оценок.

Ожидаем — но не получаем адекватного ответа: ограничившись вежливой комплиментарностью, «представители прогрессивной украинской общественности», «VIР-персоны» почти единогласно делают акцент на «глубокой, объективной панораме», даже «энциклопедичности», «исчерпываемости информативности».

Считаю, что имею право не согласиться.

Быть может, критерии, по которым составлялся альбом-каталог-словарь, мягко говоря, сознательно размыты. Не желает, к примеру, художник заплатить своей творческой работой за публикацию в этом альбоме, и у него нет имени в ДПИ Украины и места в этом «конце». Корифеям, лауреатам международных биеннале в Фаенке и Валорисе, таких как Ольга Рапай — самая уважаемая и известная фигура в украинской керамике, Тарас Левкив — первый, получивший премию биеннале в Фаенке (Италия), Н.Федчун — тоже лауреат премии в Фаенке, Роман Петрук — неординарный керамист-стекольщик, Николай Мазур — маэстро художественного металла в архитектуре и садово-парковой пластике, Олег Боньковский — первый, кто возрождал кузнечное искусство во Львове, не нашлось места в «конце».

А авторы «ширпотреба» сомнительного вкуса (кожаные сумочки, кинжалы и т.п.), вряд ли имеющие отношение к «трансформации образа», получают развороты.

Незаметным для автора, рецензента и организаторов проекта осталось состоявшееся в 1986 году на очередном съезде Союза художников (СХ) довольно знаменательное событие — «настоящий момент истины», — который и был посвящен состоянию ДПИ. Наконец-то была разделена единственная к тому времени республиканская комиссия СХ по ДПИ и народному искусству на две отдельные комиссии — народного искусства, которую возглавил В.Прядко (в дальнейшем появился Союз народных мастеров), и профессионального декоративного искусства.

Автор хорошо понимает, что «профессиональное декоративное искусство не выше или ниже народного, оно просто другое по своей природе, то есть эти сферы искусства не могут развиваться по единым законам». Это был ни в коем случае не протест «против эстетического консерватизма предшествующего поколения», как пишет автор, а против псевдонародничества, крынковаз, гимнорушников, всего, что, пользуясь брэндом народного искусства, набивало себе кошельки, заполняло выставочные залы, гнуло спину перед вождями тоталитаризма и «столицей нашей Родины», которая, ухмыляясь этому «шароварничеству», только его и хотела видеть.

Конечно же, народный гончар не ориентирован на эстетический творческий поиск, ведь он делает так, как учил отец, дед, прадед, а профи-керамист, наоборот, — только опираясь на творческие поиски и находки.

И все-таки автор, исследуя и анализируя «трансформацию образа» в профи-ДПИ, почти в каждой строке делает реверансы в сторону народного, традиций, истоков и т.п. «украинизма». И в то же время вынужден признать, что можно (и существуют многочисленные примеры тому) пользоваться достоянием мирового искусства. Ведь профи обязательно должен знать его теорию, а не только «припадать к неисчерпаемому источнику».

Художники также в своих «кредо» часто не могут отказаться от этой «совковой» привычки — поклониться народному (иначе ты — враг, космополит проклятый!). Хотя в проиллюстрированном автором материале и слепой увидит, как мало там украинского и где украдено из афро-индо-азиатской экзотики. Да ради Бога!

Часто употребляя сомнительные термины, полистилизм, трансавангард, постмодернизм, автор забыл о довольно точном термине «натурстиль», введенном в искусствоведческий оборот московским искусствоведом А.Макаровым еще в 70-е годы, и потому не упоминает о том, кто из украинских художников откликнулся и сказал свое слово в этом самом «натурстиле» и как это соотносилось с «трансформацией образа».

Не понятно, почему модернистские течения западного искусства были движением вперед, но сознательно-разрушительными, то есть вечным «обрыванием корней», а украинские художники заботились лишь о «культуросохраняющих тенденциях». Откуда эти факты?

Без внимания также осталось существование всесоюзных специализированных творческих групп в Дзинтари, Паланге, в которых действительно происходило не на словах «взаимообогащение». А проще сказать — мы ездили туда учиться и немного глотнуть свежего воздуха, и именно оттуда, а не из Украины, к сожалению, произведения украинских керамистов попадали на всемирные биеннале и триеннале и там получали награды, отличия. А дома эти произведения были пасынками, им не находилось места на официальных выставках. И учреждение в Седневе (1985 год) ежегодной творческой группы профессиональных прикладников, строительство там керамической печи и штудирование профессионализма — также вне внимания автора, хотя именно там вырастали десятки из упомянутых двухсот.

А довольно знаменательное явление — возрождение украинского кузнечного искусства мало того что осталось фактически незамеченным для всех уважаемых, причастных к проекту, но еще и провоцирует школярские вопросы: знаете ли вы, уважаемые, что это такое «художественный металл», ведь в школах известно, что «ювелирное искусство и ювелиры» имеют свое название, «эмальеры» свое, а «художественный металл» — это что-то другое.

Архитектура требовала, и в общественных зданиях Киева 20—25 лет назад начали появляться кованые решетки, детали декора, созданные художниками. Уже 10 лет существует во Львовской академии искусств кафедра именно «художественного металла», где преподают уже признанные мастера О.Боньковский, В.Шоломий, растут молодые мастера кузнечного искусства.

Все это не моя точка зрения, не «на мой взгляд» это происходило, существовало и существует, то есть объективная реальность, которая, к сожалению, отсутствует в этом издании. Конечно, художники, искусствоведы, историки, свидетели и участники этих событий знают, о чем идет речь.

Нужно чтобы и «прогрессивная украинская общественность» знала!

Издание завершается информацией из каталогов о двухстах именах. Здесь автору как составителю нужно отдать должное и поблагодарить — безусловно, важный и нужный материал для следующих поколений исследователей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно