Колокольный звон

25 апреля, 2008, 12:56 Распечатать Выпуск №16, 25 апреля-16 мая

На Рождество на колокольне Владимирского собора в Киеве после службы проходил конкурс звонарей. Возле храма собралось много народу...

На Рождество на колокольне Владимирского собора в Киеве после службы проходил конкурс звонарей. Возле храма собралось много народу.

— Это благовест, — слышу женский голос за спиной.

— Нет, это перезвон, — возражает другая.

— Ну что вы? Это же красный звон. Слышите, как красиво звучит, — утверждает еще одна.

— Да, мы уже не различаем особенности того или иного колокольного звона, — говорит пожилой мужчина. — А родители наши лет семьдесят назад безошибочно определяли значение каждого из них.

Действительно, как с этим не согласиться? В звучании колокольных звонов разбирались все взрослые люди. Ведь он сопровождал каждого человека всю жизнь — от рождения до смерти.

Звон радости и печали

Церковный колокольный звон во все времена размерял течение дней, время трудиться и отдыхать. Традиционно он возвещал благую, добрую весть о начале богослужения, созывая верующих в храм, а не присутствующим там — о времени совершения особенно важных частей богослужения. Этот звон от мерных ударов в один большой колокол называется благовестом, как и сам колокол, в который звонят.

Звоном одиноких ударов в колокол указывали путь заблудившемуся путнику в лесу, а в древности они были у нас большие и дремучие, или в снежную метель, рыбакам, находившимся в море на лодках в туманную погоду.

О грозящем стихийном бедст­вии — урагане, наводнении, эпидемии, случившемся несчастье — пожаре или другом бедствии, оповещали частыми ударами в колокол, так называемым всполошном звоном.

В тревожные дни приближения врага созывали мужчин для борьбы с неприятелем.

Троекратный торжественный звон во все колокола с малыми перерывами — трезвон оповещал народ о победе, возвращении с поля брани победителей. Медленные одинаковые удары колоколов, выражающие грусть и скорбь, напоминают о погибших.

С 1958 года на кладбище Эттерс­берга в германском городе Веймаре разносится глухой, волнующий душу звон «Колокола мира». С легкой руки композитора В. Мурадели и поэта А.Соболева в народе его назвали по их одноименной песне «Бухенвальдским набатом» — в память бесчисленных жертв Бухенвальда. Бывая здесь, я всматривался в этот колокол, напоминающий форму старинного пчелиного улья. В верхней его части над креплением вместо проушин — выразительно отлитые из бронзы человеческие простертые вверх руки, опутанные колючей проволокой. Складывается впечатление, что именно они приводят колокол в движение, создавая скорбное заклинание встать всем людям Земли за сохранение мира на планете.

Звон колоколов придает особую проникновенность мемориалу в селе Кортелисы на Волыни и Ха­тын­скому мемориалу в Беларуси.

Под звук медленных ударов по одному разу в каждый колокол с самого малого до самого большого, а затем во все колокола одновременно (перебор, выражающий грусть и скорбь об усопшем) провожают покойника в последний путь.

Грозный и протяжный звон колокола созывал граждан в Киеве и других крупных городах в начале XI века на вече для обсуждения важ­ней­ших вопросов войны и мира, судьбы тех или иных князей. Отсюда и название — «Вечевой» колокол.

Из всех звонов самый величественный — красный звон (от слова «красивый»). Это когда звучат все имеющиеся на колокольне большие, средние и малые колокола одновременно. Под этот звон проходят особенно торжественные храмо­вые праздники, венчание молодых, встречи высоких лиц духовенства, особых гостей. Все храмы Киева красными звонами встречали приез­ды императоров и императриц России. Звучал он и на инаугурации пре­зидента Украины Виктора Ющен­ко, и во время выступления на Михайлов­ской площади президента США Билла Клинтона в 2000 году.

С XVI века известны башенные часы на колокольнях лавр, соборов и больших монастырей, куранты которых отбивают четверть, половину и каждый час. Именно тогда в Киеве на еще деревянной колокольне были установлены первые такие часы.

— А ныне действующие — это уже четвертое их поколение, — рассказывает заведующий сектором Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника И.Федоряченко. — Они смонтированы в 1903 году и работают до сих пор без капитального ремонта. При стабильной температуре воздуха допускают отклонение от точного времени не более пяти секунд в месяц. Заводятся поднятием гири на высоту 14 метров. Останавливались только на период Второй мировой войны.

То, что колокольный звон вошел в жизнь и плоть народа, подтверждается появлением в большом количестве посвященных ему народных песен. Это «В городе звоны», «Слышно было вдалеке», «Звонили звоны», «У Спаса к обедне звонят», «Звенят колокола». В этом же списке и всеми любимая песня «Вечерний звон», слова которой перед смертью продиктовал своей дочери годами прикованный к постели слепой поэт И.Козлов.

Колокольные звоны не раз воспроизводились в оперном творчестве композиторов. Здесь можно услышать все его разновидности — набат в сцене пожара в Путивле в опере А.Бородина «Князь Игорь», всполошной звон, созывающий опричников на Красную площадь в «Опричнике» П. Чайковского, торжественный звон, сопровождающий въезд Ивана Грозного в «Псковитянке» Н.Римского-Корсакова, ликующий звон в эпилоге «Ивана Сусанина» М.Глинки, тревожный призывной звон в сцене под Кромами в опере «Борис Годунов» М.Мусоргского и в ней же — мрачный, скорбный погребальный перебор в сцене смерти Бориса. Использовали колокольные звоны композиторы в увертюрах, музыкальных поэмах и других произведениях.

Колокололитейщики

С появлением христианства не сразу возникли колокола. В храмы на богослужение верующие сначала созывались трубами. Затем использовали деревянные била или кандии, позже появились клепала — железные или медные полосы, согнутые в полукруг. При ударе по ним металлическим предметом получался звон. Как экспонат одно из таких клепал выставлено в музее главной колокольни Киево-Печерской лавры.

Изобретение колоколов в 411 году приписывается святому Павлину — епископу Ноланскому. По преданию, увидев во сне полевые цветы-колокольчики, издававшие приятные звуки, он велел отлить из металла колокола в форме цветов. Но только в начале VII века папа римский Савиниан придал колоколам христианское значение.

На Руси колокола стали появляться почти одновременно с крещением ее святым Владимиром в 988 году. Сначала их завозили из-за границы и были они небольшими. На колокольнях храмов висело их по два-три, и то не на всех.

В XIV веке в Москве, Суздале, Новгороде, Киеве, Львове, Чернигове, затем в Нежине, Глухове, Остроге, Самборе, Перемышле, Раве-Русской и других городах появились заводы по отливке колоколов и пушек. Начали отливать колокола не только малые, но и больших размеров. Ведь чем больше колокол, тем звон его громче, колоритней, слышно его на большом расстоянии. Вес их исчислялся десятками и даже сотнями пудов. А било, которым ударяют в стенки колокола, назвали языком, который и воспроизводит речь, обращенную к народу.

Старейшим из дошедших до наших дней колоколов является «Святоюрский», отлитый мастером Яковом Скориной в 1341 году во Львове. Он и сейчас висит в этом городе на колокольне собора Святого Юра.

Названия колокола получали в соответствии с предназначением, например «Ранний», «Будничный», «Скликун», «Постовой», «Субботний», или от имени того, на чьи пожертвования отлит. Во Львовской латинской катедре большой колокол назван «Бенедикт» — именем львовского католического епископа, в Черниговском Борисоглебском соборе — «Потемкин», по имени его заказчика. В Киево-Печерской лавре колокол, отлитый в 1733 году, получил название «Кола» в честь настоятеля архимандрита Романа Колы, «Балык» — по фамилии киевского бургомистра Сазонта Балыка, на чьи пожертвования он был изготовлен в 1613 году.

Постепенно в колокольном мастерстве литейщики приобрели знания об особенностях музыкальной акустики, свойствах меди и олова, их пропорций в сплаве. Именно этим при ударах достигается полный, чистый звук и в то же время хорошо выдерживаются механические воздействия, обеспечиваются крепость и упругость. Колокололитейщики научились наносить на свои изделия богатые орнаменты, пространные надписи, в которых указывали время создания колокола и имя мастера. Особой красотой и пышностью отличалось декоративное убранство благодаря растительным узорам с вьющимися в волнообразных изгибах или свисающих стебельках из мелких трилист­ников.

Одним из лучших киевс­ких литейщиков был Афанасий Петрович. Для Киево-Вы­дубецкого монастыря он отлил в 1690 году стопудовый колокол под названием «Старший».

Выдающимся памятником не только литейного искусства этого мастера, но и истории украинского казачества стал колокол «Ки­зикермен» для колокольни Успенского собора в Полтаве. В 1695 году полтавские казаки под ком­андованием полковника С. Герцика в походе на турецкую крепость Кизикермен (возле пристани г. Берислава на Херсонщине) не только одержали победу, но и добыли много трофейных пушек противника. Из них Афанасий Петрович отлил колокол весом более ста пудов. Соответствующая надпись на нем явилась мемориальной памятью военных успехов казачества.

Колокол «Всех святых» в Киево-Печерской лавре Фото: Василий АРТЮШЕНКО
Колокол «Всех святых» в Киево-Печерской лавре Фото: Василий АРТЮШЕНКО
Для Киево-Софийского собора мастер отлил колокол «Мазепа», который и сейчас висит на соборной колокольне. Надпись на нем указывает, что отлит он в 1705 году во время царствования Петра I и гетманства Ивана Мазепы при митрополите Варлааме Ясинском. Среди старых колоколов, сохранившихся в Украине, он самый большой. Нижний диаметр его сос­тавляет 1,55 м, высота — 1,25 м, весит около 800 пудов.

Для этого же собора отлили киевские литейщики Степан Михайлов — колокол «Сокол» в 1741 году и И.Коробкин два колокола — в 1776 и 1781 годах. Работы И. Коробкина были на колокольнях Спасского собора и Вознесенской церкви в Чернигове. Для Трехсвятительской церкви в Киеве в 1824 году колокол отлил Артем Лысенко. Известны работы Алексея Звонника, который некоторое время был киевским бургомистром, а затем отливал колокола. Славился своими работами на Львовщине Федор Полянский.

Колокол служит 100—200 лет, если он не висит без дела. Вибрация со временем разрушает структуру металла. Его звук становится надтреснутым, глуше, теряет мелодичность. Он устает, и такой колокол необходимо перелить. За всю историю древних украинских храмов известно немало фактов их переливания. На том же самом полтавском колоколе «Кизикермен» более чем через полтора столетия образовалась трещина. Его перелили в 1880 году с соблюдением всех прежних надписей и дат.

Из приезжих мастеров, работавщих в Украине, особая роль принадлежит московскому колокололитейщику И. (I.) Моторину, автору знаменитого «Царь-колокола». В 1732 году он отлил тысчепудовый «Успенский» колокол для Киево-Печерской лавры, а в следующем году — колокол «Рафаил» весом 800 пудов для Киево-Софийского собора в честь киевского архиепископа Рафаила Заборовского.

Сделать большой колокол — великое мастерство, но не менее важным было установить его. Это требовало не только огромных усилий, но и особого опыта.

В честь приезда в августе 1896 года в Киево-Печерскую лавру императора Николая II с императрицей монахи предложили отлить колокол. За собранные деньги, лаврские средства и пожертвования верующих заказали известному тогда московскому колокололитейщику П. Финлянскому памятный колокол. К августу он был отлит и по железной дороге доставлен в Киев на товарную станцию.

822 солдата саперной бригады почти двое суток группами, сменяя одна другую, тащили шестью канатами колокол по неровной дороге на деревянных полозьях в лавру. Возле колокольни соорудили леса в виде квадратной шахты, по которой четырьмя лебедками поднимали колокол с фиксацией его на определенной высоте подъема. Через два с половиной часа колокол был поднят на высоту 33 метра. Примерно столько же времени заняло его крепление. А уже в 17 часов 26 августа 1896 года «Братский» колокол впервые созывал верующих к вечерне.

В конце XVIII — начале XIX веков во время праздников, отдельных служб, в субботние и воскресные дни невообразимый гул перезвонов стоял над Киевом, когда несколько тысяч колоколов звонили в храмах одновременно. Перекликаясь, они несли в сердца людей радость и божью благодать.

Колокольное лихолетье

Блестящий расцвет колокольного дела в Украине обрывается после октября 1917 года. Один за другим были закрыты заводы и мастерские, отливавшие колокола для храмов и монастырей. А затем церкви и соборы, целые монастыри, колокольни с колоколами стали лишними для новой реальности.

По-особому эта работа развернулась после выступлений И. Сталина на XV съезде ВКП(б) в декабре 1927 года и на собрании московских большевиков в апреле следующего года. ЦК КП(б)У отреагировал на них принятием 30 июня 1928 года резолюции «О религиозном движении и антирелигиозной пропаганде». Стали организовываться различные антирелигиозные недели, месячники, «антирождественские», «антипасхальные» и другие кампании. На церковных куполах вместо крестов стали появляться красные флаги, закрывались храмы, монастыри. Снимали колокола и отправляли на ускорение индустриализации страны. Мол, к чему они? «Колокольная дребедень отвлекает широкие массы от вдохновенного труда», а тонна колоколов ценилась в 700 рублей. За каждый день работы по сбрасыванию колоколов рабочему выплачивали по 7 рублей 50 копеек, что по тем временам были немалые деньги.

Многие верующие малые колокола кое-где спасали как могли. В ночное время сами снимали, прятали в подвалах и погребах, закапывали в землю. Но большевесные повсеместно становились добычей властей.

Утилизацией занимался «Рудметаллторг». Его представители автомобилями, а чаще гужевым транспортом доставляли колокола и их осколки на ближайшие железнодорожные станции, а оттуда по железной дороге на харьковский завод «Серп и молот», одесский «Красный Профинтерн» и другие металлоплавильные предприятия.

Особым искушением для антирелигиозных манкуртов являлось снять 800-пудовый «Рафаил» с колокольни Киево-Софийского собора. Подложив трамвайные рельсы, чтобы разбился при падении, отсоединили крепление. Резко зазвенев в последний раз, полетел вниз красавец художественного литейного искусства. Содрогнулась и застонала киевская земля, умолкли птицы, умолк старейший собор Киева. Присутствующие миряне бросились к расколовшемуся на части колоколу. Кто прощался, жалобно гладил его, кто норовил хоть маленький осколок взять себе на память. Милиция тотчас оттеснила всех, снимали следующие колокола. На колокольне их, больших и малых, было около двадцати.

Сбитые колокола считались не поштучно. «Рудметаллторг» интересовал только вес. Поэтому в своих справках фиксировал, что в 1930 году утилизировано из закрытых киевских храмов: Владимирского и Михайловского соборов — по 20 т, Десятинной церкви — 34 т, Флоровского монастыря — 12,7 т.

Нередко снятие колоколов заканчивалось трагически. Десять только больших колоколов насчитывалось на колокольне Киево-Печерской лавры. С таким старанием и любовью поднятые в свое время, они сначала опускались на площадку третьего яруса, разбивались кувалдами на куски или поднимали над ними лебедкой большой язык одного из колоколов и с высоты резко опускали вниз. Колокола рассыпались на куски. Среди верующих до сих пор живет воспоминание, что монах, звонивший тридцать лет в эти колокола, не мог выдержать такого жестокого расставания с ними — сам выбросился с колокольни на площадь, выложенную каменкой.

Не менее трагический случай произошел в селе Трибухов Броварского района Киевской области. Зацепив перекладину с колоколами, начали проворачивать лебедку. В этот момент обрывается трос и, спружинив, свободным концом убивает рабочего. Все присутствующие падают на колени и крестятся. Звонов на церкви больше никто не пытался снимать, они до сих пор там висят и выполняют свою колокольную службу.

В защиту колоколов выступили члены Всеукраинского комитета памяток искусства и старины, созданного в 1919 году. Особую настойчивость проявляли они в сохранении уникальных образцов литья украинских мастеров в Черниговской области. Требовали сохранить колокола с изображением герба П. Полуботка с Вознесенской церкви, колокол работы И.Коробкина с колокольни Спасского собора, все колокола елецкого Успенского монастыря. Для исследования государственному музею предлагали передать колокола с колокольни Троицкого монастыря, колокол с портретом И.Мазепы, отлитый в 1789 году, из Домницкого монастыря и других церквей. Но их предложения и просьбы выполнялись далеко не всегда. Не удалось сберечь Потемкинский колокол, за который шла упрямая борьба, в январе 1930 года от него остались одни осколки, а некоторые все-таки удалось передать в музей, но и там не было гарантии их сохранения. Иногда изымали их даже из музеев.

Пострадали колокола Десятинной, Кирилловской, Бори­соглебской, Ильинской церквей в Киеве. Были случаи, когда отвоевывались колокола уже на складах «Рудметаллторга». Тот самый «Кизикермен» был извлечен из кучи утиля и перевезен в Полтавский государственный музей, где находится и сейчас.

Вслед за снятием колоколов закрывались храмы. Киево-Печерская лавра в ноябре 1926 года преобразована в историко-культурный заповедник, Киево-Софийский собор в феврале 1934 года также стал заповедником. Владимирский собор, как и Десятинная церковь, планировались на снос. Но собор превратили в атеистический музей.

Колокола на переплавку. Кинохроника 30-х годов XX века
Колокола на переплавку. Кинохроника 30-х годов XX века
В годы борьбы против религии были снесены Михайловский Златоверхий, Братский, Богоявленский соборы, Военный Никольский собор — «Никола Великий», церковь Святого Николая — «Малый Никола», Рождества Христова и многие другие. В Киеве утрачено более 120 больших культовых сооружений православной церкви, сотни молитвенных домов. По архивным сведениям, на 1 октября 1933 года в Днепропетровске из 98 молелен, действующих в 1920 году, прекратили существование 76. В начале 40-х годов прошлого столетия не действовала ни одна православная церковь в Винницкой, Донецкой, Кировоградской, Николаевской, Сумской, Хмельницкой областях, по одной приходской церкви осталось в Луганской, Полтавской, Харьковской областях.

В некоторых сохранившихся церковных строениях возобновились богослужения в годы Второй мировой войны. Но после победы над гитлеровскими захватчиками в большинстве из них звон колоколов был запрещен.

Возрождение подобно фениксу

Искусством игры на карильоне сегодня в Киеве владеют только двое — Г. Черненко и В. Михалюк
Искусством игры на карильоне сегодня в Киеве владеют только двое — Г. Черненко и В. Михалюк
В 80-е годы минувшего столетия государство постепенно стало возвращать культовые сооружения верующим. Во время богослужений стали звонить в церквях, соборах и монастырях. Стремление возродить в сознании и душах людей потребность в звонах не давало покоя заслуженному артисту Украины, профессору Национального Киевского университета культуры и искусств Г. Черненко. Много лет он звонил в колокола в оперном театре во время соответствующих спектаклей, даже создал ансамбль «Киевские звонари». В 1991 году после его настойчивых просьб организовать концерт на колокольне Киево-Софийского собора партийные органы пошли на уступки. Но предупредили, что концерт должен состояться в будний день, 7 марта, в 15 часов и без малейшего афиширования. С лучшим киевским звонарем Василием Капустинским и своими студентами они собрали имеющиеся колокола в ансамбле, оперном театре. Поднявшись на колокольню, увидели: язык уцелевшего на ней единственного колокола «Мазепа» завернут в ватник, перетянут проволокой, чтобы никто не звонил. Когда «освободили», развесили привезенные колокола и, прицепив веревки, ударили в них, поплыл перезвон над Киевом. В домах вокруг собора распахнулись окна, в каждом из них стояли люди. Потом они вышли на балконы, на пороги подъездов, а затем на площадь перед колокольней — в домашних тапочках, халатах, многие крестились. В глазах радость и удивление. Ожила София — праматерь храмов древней столицы, наполнилась колокольным звоном.

Позже состоялось еще несколько концертов. К сожалению, как оказалось, это отрицательно влияет на уникальные, известные всему миру фрески и мозаики собора. Они стали отслаиваться. Ученые нескольких академических институтов, исследовав причины, в один голос заявили — происходит это от сотрясений и вибраций. А колокольный звон — та же вибрация для художественных росписей и стен собора. Концерты пришлось отменить.

Но, несмотря на то, что уже выросло целое поколение людей, не слышавших колоколов, утеряно мастерство звонарей, после этих концертов зазвенели колокольни во всех действующих храмах Киева, а затем и по Украине. Более опытные звонари обучают молодых. Вызванивают под текст молитвы, которую тихо рассказывают сами себе, и на определенном слове или слоге ударяют в колокол.

Для сохранения традиций православного звона как неотъемлемой части всей жизни православной церкви и национального наследия духовной культуры несколько лет назад появился «Устав церковного звона». В нем определены основы и особенности звонов при богослужении, правильного их использования и содействия освоению мастерства звонарей. К сожалению, эта брошюра имеется далеко не в каждой церкви.

Приобретению навыков, распространению опыта способствуют фестивали звонарей, которые ежегодно проходят в Луцке, Днепропетровске, Чернигове и других городах. Активное участие в них принимают опытные звонари Галина Марчук, Иван Сорока, Надежда Севрюкова, Роман Захарченко с Волыни, Ольга Рыбальченко из Днепропетровска, Игорь Степура и Олег Губич из Чернигова и другие.

С возрождением колокольного звона стали придавать первоначальный облик уцелевшим зданиям храмов, а некоторые и вовсе строили вновь, как Михайловский Златоверхий собор в Киеве и многие другие. Возникла острая потребность в колоколах. За дело взялись не только металлургические предприятия, но и частные литейные компании. Начинающим возрождать колокололитейное мастерство сначала не удавалось достигать равномерной толщины стенок колокола, часто изделия еще в форме трескались, не получались надписи и украшения, звон был глухой, немелодичный. Поэтому нынче колокола, отлитые до XVII века, считаются особо ценными, в XVII — XVIII веках — очень ценными, в XIX — XX (до 1930 года) — ценными, а уже после 1930 года — малоценными.

Постепенно у литейщиков начало налаживаться качество литья, красота внешнего вида в сочетании с весом, размерами и благозвучием колоколов. Подтверждением этому служит колокол «Всех святых», подаренный донецкими металлургами Киевской лавре, который ныне стоит возле большой колокольни. Пока идут расчетные работы по поднятию и установке колокола весом в 7,3 тонны, им может полюбоваться каждый посетитель Лавры. Это первый колокол, на котором текст молитвы, все мемориальные надписи сделаны на украинском языке. На нем изображены четыре иконы, скульптуры апостолов и евангелистов. Все это обвито красивейшим растительным орнаментом.

Целебные особенности звона

Звуки церковного колокола действуют на внутреннее чувство каждого человека. На благородного — возвышенно и торжест­венно, возбуждая светлое и мирное настроение. Скорбно и удручающе, а чаще раздражающе, вызывают беспокойство у нечестивого отступника. Так что именно по восприятию колокольного звона человек может определить состояние своей души.

Ведь известны случаи, когда человек, уставший от какого-то своего горя, впавший в отчаяние, решается посягнуть на свою жизнь. Но вот он услышал церковный звон и, готовившийся к самоубийству, содрогается, страшится самого себя, отказывается от своего намерения. Дивная сила звона глубоко проникла в сердце человека, возникли в его душе добрые чувства, он возвращается к жизни.

При посещении мной Почаевской лавры игумен поведал такую историю. В соседнем селе, спасаясь от пожара в доме, пятилетняя девочка убегала в страхе. Споткнулась, упала, потеряла сознание. Люди подобрали, оказали первую помощь, вызвали врачей, а когда та пришла в себя, обнаружилось, что она потеряла слух. Несчастная мать почти два года водила ее по врачам, истратила много средств на лекарства, но ничего не помогало. Кто-то из верующих посоветовал обратиться к исцелению колокольным звоном. Получив благословение от священника, мать с малышкой поднялись на колокольню. Перекрестившись, монах-звонарь ударил в благовест к вечерней службе. Вдруг девочку осенила улыбка и аж подпрыгнув, она крикнула:

— Мамочка! Я слышу!

Мать оторопев, схватила ее за плечики и тоже кричит:

— Повтори! Повтори!

— Мамочка! Ты меня задушишь! Я правда слышу, слышу!

По щекам матери текли слезы радости.

Геофизик П.Кири­енко много лет трудилась в лаборатории объединения «Кировгеология», исследовала не только колебания разных участ­ков земли, выявляя залежи полезных ископаемых, но изучала свойства вибрации церковных колоколов. Говорит, что колокольный звон — генератор энергии. Он излучает большое количество резонансных ультразвуковых волн, проникающих во внутреннюю структуру организма человека, очищающих энергетические каналы, улучшающих формулу крови и работу сосудов. В результате у людей вырабатывается гормон, укрепляющий иммунную систему. Она объясняет, что в момент падения и потери сознания, девочка получила травму кровеносных сосудов, питающих слуховые перепонки, ослабла и нарушилась ее аура. Вибрация колокольного звона помогла организму малышки все это восстановить.

Вибрация, которую рождает колокол, очищает окружающее пространство от болезнетворных микробов. Молекулярные структуры вирусов гриппа, чумы, скарлатины, кори, тифа, холеры сворачиваются и превращаются в кристаллики. Происходит настоящая стерилизация воздуха.

Частота вибрации звона соответствует частоте, на которой работают живые клетки человека. Вот почему говорят, что, стоя под колоколом и слушая его звон, можно омолодиться на пару лет, приблизится душой к Богу. Кто знает, всем ли удается омолодиться, а вот о том, что звоны устраняют беспричинное беспокойство, чувство страха, нервозность, бессонницу, глухоту, болезни головы, заболевания почек, сердца, желудка, кровеносных сосудов, зубную боль подтверждений в народе немало. Потому-то звонари, находясь долго в дождь, ветер и морозную стужу на колокольнях, почти не болеют.

Этим объясняется то, что в большие праздники, особенно на Пасху, Рождество, Троицу многие верующие стремятся стать под звонящим колоколом. Но необходимо помнить: целебное влияние колокольного звона может воспринимать человек, у которого он не вызывает раздражения. К тому же эта терапия не должна продолжаться более 15—20 минут. Ровно столько, сколько беспрерывно звонит колокол. Звон, как лекарство, говорят знающие звонари, если долго находиться под звонящим колоколом — может навредить. Кровь в организме становится жидкой, появляются вялость, сонливость. Такое состояние может продлиться несколько дней.

Музыка в бронзе

После тех концертов в Киево-Софийском соборе колокольная музыка не давала покоя профессору Г.Черненко. Он был наслышан о колокольно-клавишном инструменте карильоне, перечитал о нем множество публикаций. Оказалось, что в мире около 900 карильонов. Самый большой (74 колокола общим весом 102 тонны) в Ривердсайд-церкви Рокфеллеровского мемориала в Нью-Йорке. Всего их в США — 160, Голландии — более 180, Бельгии — 90, Франции — 53, Германии — 35.

В небольшом бельгийском городе Мехелен еще с XV века на колокольне Санкт-Рембатского собора установлен всемирно известный карильон.

Название города Mechelen на французском языке звучит, как Малин. Именно отсюда и пошло определение мелодичного, очень приятного, мягкого по тембру звона колоколов — малиновый звон. Более 300 лет существует здесь Королевская международная школа подготовки музыкантов игры на этом инструменте. Ежегодно городские власти приглашают талантливых звонарей на фестиваль карильонистов, чтобы они радовали своим искусством бельгийцев.

Директор Королевской международной школы карильона маэстро Йо Хаазен на колокольне Михайловского собора
Директор Королевской международной школы карильона маэстро Йо Хаазен на колокольне Михайловского собора
Георгий Васильевич поехал туда, подружился с директором школы Йо Хаазеном, освоил игру на карильоне, а главное — до мельчайших деталей заснял фотоаппаратом и телекамерой колокола и устройство инструмента, переписал компьютерные программы.

Когда проектировалось и началось строительство Ми­хайловского Златоверхого собора, Г.Черненко приходил сюда, советовал, как достичь лучшей акустики, литья и подбора, размещения колоколов. Его знания быстро оценили и утвердили главным музыкальным консультантом колокольни. Он убедил городское начальство в необходимости создания карильона, получил благословение Патриарха Киевского и всея Руси-Украины Филарета.

Украинские умельцы конструировали Михайловский карильон без чертежей и схем, имея на руках только подробную видеосъемку, фотографии и дискеты, привезенные Г.Черненко.

Специально для этого отливались колокола. Самый большой, 8-тонный, — в Новоград-Волынском, поменьше — на фирмах «Благовест», «Укрреставрация». Затем выборкой металла из их стенок на специально изготовленных и приспособленных токарных устройствах достигалось звучание каждого на определенной ноте.

Энтузиазм и профессиональное мастерство в создании механического соединения колоколов с фортепианной системой клавиш проявили инженеры объединения «Авиант» под руководством братьев Сергея и Леонида Ботвинков. Нажатием одним пальцем соответствующей клавиши система позволяет привести в движение язык большого колокола или управлять всем 50-колокольным «хором» карильона. Предусмотрели и возможность звонить традиционно — вручную, с нажатием рычагов ногой.

Логическим завершением всего комплекса колокольни стало устройство городских курантов. Каждый час от половины до полуторы минуты звучит определенная музыкальная мелодия. Среди них Гимн Украины, «Милость спокойствию», «Молитва за Украину», «Как же ты славная». Кроме православных, звучат мелодии украинских народных песен «Многия лета», «Щоб наша доля», «Взяв би я бандуру», «Червона калина», «Вечір надворі», «За світ встали козаченьки» и другие.

Программа рассчитана до 2099 года с учетом перевода стрелок на летне-зимнее время и високосных годов. По просьбе жителей окрестных домов куранты с 12 ночи до шести часов утра молчат, не нарушая их сон.

По завершении всех работ в сте­к­лянную кабину заш­ли Г.Черненко и органист На­циональной филармонии Украины В.Михалюк. Сначала один, затем другой, потом оба вместе ударили по клавишам руками, ногами нажимали педали. Над площадью звучали сменяющие одна другую мелодии.

— Теперь на колоколах этих, как и в Мехелене, — говорит Георгий Васильевич, — можно играть произведения Моцарта, Чайковского, Бородина, мелодии народных и современных песен и даже джаз. Было бы на это согласие духовенства — ведь колокола установлены на православном храме.

Убедившись в прекрасном звучании, в Киев пригласили директора Королевской международной школы карильона Йо Хаазена. Приехав, маэстро сразу осмотрел колокола, механизмы инструмента, а затем сыграл несколько мелодий. Он удивился, что в Украине самостоятельно в столь короткие сроки создали такой сложный инструмент. А сравнивать ему было с чем. В Петербурге более шести лет с помощью бельгийцев сначала восстанавливали привезенный еще Петром I карильон из Голландии, а потом все-таки решили построить новый.

Маэстро Йо Хаазен, уезжая, сказал, что на Михайловском колокольно-клавишном инструменте можно свободно проводить большой международный фестиваль карильонной музыки с участием известных звезд-исполнителей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно