КИЕВЛЯНИН И ЛОНДОНЕЦ - Социум - zn.ua

КИЕВЛЯНИН И ЛОНДОНЕЦ

7 декабря, 2001, 00:00 Распечатать

Любимов Иван Степанович. Родился 25.3.1909 г. в Киеве в семье рабочего. В военно-морском флоте с 1932-го. Окончил военную авиационную школу летчиков и летчиков-наблюдателей в 1933 году...

Любимов Иван Степанович
Воздушный бой. Сбит вражеский самолет
Любимов Иван Степанович

Любимов Иван Степанович. Родился 25.3.1909 г. в Киеве в семье рабочего. В военно-морском флоте с 1932-го. Окончил военную авиационную школу летчиков и летчиков-наблюдателей в 1933 году.

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941-го. 9.10.41 г. командир 11-го гвардейского истребительного авиационного полка гв. подполковник Любимов в воздушном бою был тяжело ранен, в результате чего лишился ступни левой ноги. После лечения добился разрешения летать с протезом. К сентябрю 1943-го совершил 109 боевых вылетов, провел 21 воздушный бой, лично сбив восемь вражеских самолетов. Звание Героя Советского Союза присвоено 22.1.44 г.

В 1950 году окончил Военную академию Генштаба. С 1973 г. генерал-майор авиации в отставке. Живет в Москве. Любимов награжден орденами и медалями. Его именем назван поселок Любимовка (ныне в черте Севастополя).

Среди экспонатов Центрального военно-морского музея в Санкт-Петербурге есть трофейный пистолет, с которым связана любопытная история.

Когда в сентябре 1941 года немецкие войска подошли к Перекопскому перешейку, то для прикрытия Северного Крыма с воздуха была создана авиагруппа. Базировалась она на территории Раздольненского района, и противник, надо отдать ему должное, применил эффективную тактическую уловку. Немецкие истребители караулили момент возвращения на аэродром советских бомбардировщиков и внезапно обрушивались на них во время посадки.

Воздушный бой. Сбит вражеский самолет

Заступив на боевое дежурство, командир эскадрильи черноморских истребителей капитан И.Любимов заметил невдалеке немецкую пару и тотчас поднялся в небо с ведомым М.Авдеевым. Незваных гостей отогнали, а пилот с подбитого Любимовым немецкого истребителя спасся на парашюте и укрылся в стогу соломы. Его быстро нашли, доставили на командный пункт. При обыске изъяли пистолет и записную книжку с эпиграфом «Бог да поможет счастью!»

— На бога надейся, а сам не плошай, — резонно заметил командир авиагруппы генерал Ермаченков. — Впрочем, счастье не совсем от вас отвернулось. Вы целы, вашей жизни в плену ничего не угрожает.

Услышав об этом, летчик люфтваффе приободрился и попросил вручить сбившему его асу свое личное оружие — награду за храбрость при захвате греческого острова Крит. Просьбу удовлетворили. Так советскому офицеру достался трофейный пистолет, ставший впоследствии музейным экспонатом.

Приведенный эпизод был сравнительно легкой победой Любимова. Впереди его ждали тяжкие испытания.

Киевлянин

Бой разгорелся стремительно. «Мессершмитты» наседали на советские бомбардировщики. Наши истребители отбивали атаку за атакой. После короткой схватки к сопровождению бомбардировщиков возвратились только самолеты Любимова и Авдеева.

Выйдя на боевой курс, встретили стену огня зенитной артиллерии. Вот, наконец-то, и цель. Створки люков открылись, и бомбы пошли вниз. Задача была вроде бы выполнена.

Качая крыльями, мимо Любимова проскочил ведомый и разворотом ушел вверх. Посмотрев вокруг, капитан понял: немцы подняли новое звено с полевого аэродрома. На концевой бомбардировщик навалились два «мессера». Любимов поспешил их отбить. К перекрестию прицела подползал силуэт вражеской машины. Осталось чуть-чуть повернуть — и... Но нажать на гашетку капитан не успел. В кабине с треском разлетелась приборная доска. Хлестнули горячие брызги антифриза. Любимов огляделся: бомбардировщики переходили линию фронта. Все в порядке. Но глаза были залиты кровью из раны на голове. Провел ладонью по очкам, стало светлее. И вдруг острая боль обожгла колено и бедро: осколки вражеского снаряда искромсали правую ногу. Видимо, ударили сзади.

Машина стала крениться и терять высоту. Пришлось садиться среди открытой на все четыре стороны крымской степи. Где-то близко линия фронта. Капитан с трудом поднялся на руках и перевалился через борт.

Однако немец не оставил раненого в покое. Нарастающий шум мотора перерос в вой пикирующего «мессера». Дернуло и будто огнем обожгло левую, здоровую, ногу.

Крылатый каратель пошел на второй круг. Любимов заполз под защиту мотора, оттуда лилось горячее масло, вытащил из реглана пояс и наложил жгут. А за спиной вновь нарастал знакомый рев вражеского самолета. Прикрывшись парашютом, капитан прижался к земле. Фашист развернулся и пронесся совсем низко: то ли патроны вышли, то ли посчитал, что прикончил свою жертву. Любимов на всю жизнь запомнил этот «Мессершмитт» с драконом и цифрой 21 на борту.

Когда все стихло, Иван выполз из-под машины и, разорвав рубашку, принялся бинтовать раны. Но как только прикасался к искромсанной ноге, терял сознание. Очнулся ночью. Кричал, что есть силы, но собственный голос казался ему далеким. Видимо, не кричал, а хрипел. Выстрелил. Ночная тишина взорвалась и вновь сомкнулась над ним. Потом вновь и вновь нажимал на спусковой крючок. И вот послышался конский топот, и на фоне неба возник силуэт всадника.

Лошадь остановилась. На ней смутно маячил человек.

— Кто?! — с тревогой спросил Любимов всадника.

— Боюсь, дяденька...

— А ты не бойся, я свой. Помоги, сынок, подняться.

Мальчик подвел лошадь, чтобы подсадить на нее раненого.

Любимов очнулся весь забинтованный. У койки сидели комиссар и инженер эскадрильи.

— Едва нашли. Как самочувствие?

— Как видите...

— Приказано доставить тебя в главный госпиталь.

После нескольких месяцев лечения пришлось осваивать протез, заново учиться ходить.

Целыми днями Любимов тренировался в ходьбе. За этим занятием его и застал полковой друг Давид Нихамин. Он сообщил, что командующий ВВС распорядился отправить капитана к родным в Чистополь (летом 41-го они были эвакуированы за Волгу). Рад был Иван, что скоро увидит семью. Но в сердце просочилась тревога: коль провожают, значит, не нужен.

Вернулся в полк через девять месяцев. Нашел своих однополчан на Кавказе. Его встретили командир Павлов, комиссар Пронченко, начальник штаба Михайленко, летчики, техники. Восклицания, объятия. Наум Павлов долго вертел капитана и наконец произнес:

— Да ты ж совсем герой! Хоть сейчас в полет!

Действительно, через несколько дней Любимов сказал:

— Пора бы мне и в полет.

Павлов посмотрел на него с таким удивлением, словно видел впервые.

— Вы же обещали... — напомнил ему Любимов.

— Ну что ж, что обещал... Вот поработаешь на штабной работе, а там посмотрим, пока буду пробивать в верхах.

Все это время Любимов тренировался на велосипеде. Злость, желание отомстить превозмогали боль.

Как-то раз командир полка похлопал по плечу:

— Ну, Степаныч, техника пилотирования, считай, проведена. Теперь можно и в воздух.

На второй день Любимов поднялся в воздух, сделал три круга и три посадки. Все в норме.

Человек вновь обрел крылья. Он бросал машину в пике, штопор, вертел «бочки» и другие фигуры высшего пилотажа. Иными словами — мог воевать.

Вечером от командующего ВВС пришла радиограмма: «Поздравляю Любимова с возвращением в строй». А вслед за ней другая, сообщавшая, что ему присвоено звание майора и он назначен штурманом.

Однажды ВНОС (служба воздушного наблюдения, оповещения и связи) сообщила, что со стороны Новороссийска показались два вражеских истребителя. Судя по всему, это были «охотники» («Свободная охота» — способ боевых действий одиночного самолета (пары, звена) по обнаружению и уничтожению самолетов противника в воздухе. — Авт.) Группа Любимова быстро взлетела и стремительно пошла на сближение с неприятелем. Иван не поверил своим глазам: на фюзеляже «мессера» «дракон» и цифра — 21!.. Вот он, долгожданный момент!

Они шли на встречных курсах. Первым открыл огонь фашист. Иван контратаковал и с удовлетворением следил, как алые вспышки раскрашивали машину врага. Майор взял на прицел кабину. Даже сквозь свистящий гул мотора услышал рокот своей пушки. «Мессершмитт» повалился на крыло. Иван в последний раз увидел цифру 21.

Лондонец

Бэйдер Дуглас Роберт Стюарт родился 21.2.1910 г. в Лондоне. Закончив в 1930 году авиашколу вторым на курсе, летчик лейтенант Бэйдер был направлен в истребительную эскадрилью в Кенли. Вскоре стал мастером высшего пилотажа: проделывал воздушные трюки над толпой ошеломленных зрителей, а с особым шиком вертел «бочки» на высоте 15 метров от земли.

14 декабря 1931 года во время выполнения «бочки» на самолете «Бристоль» левое крыло его машины зацепилось за землю. Из груды металла было извлечено бесчувственное тело пилота. Стюарту ампутировали обе ноги —одну выше, а другую ниже колена. После операции, узнав, что стал безногим калекой, Бэйдер поначалу решил покончить с собой. Но он любил небо!

Бэйдер принял беспрецедентное решение — вновь вернуться в воздух. После получения протезов сначала научился ходить, потом управлять автомобилем и даже танцевать. Уже в июле 1932 года он совершил неофициальный полет на двухместном Авро-504. Перед ним в кабине сидел его друг, который от взлета до посадки внимательно следил за полетом. Но, несмотря на благоприятный отзыв центральной школы пилотажа, врачи запретили безногому летчику подниматься в воздух. В 1933 году он был уволен из Королевских военно-воздушных сил Великобритании и получил пенсию по инвалидности. До осени 1939 года Бэйдер работал в нефтяной компании «Шелл».

Началась Вторая мировая война. В октябре 1939 года Бэйдер прошел все врачебно-летные комиссии и был направлен пилотом в истребительную эскадрилью. Вскоре он стал командиром звена, а затем возглавил эскадрилью, получив звание майора авиации. Уже будучи командиром авиакрыла он был представлен к званию подполковника. Бэйдер был не только отважным летчиком, но и отличным воздушным стрелком, хладнокровным, расчетливым, уверенным в себе, своем самолете и оружии.

9 августа 1941 года, сражаясь в одиночку с шестью истребителями противника, Бэйдер сбил два самолета. Превосходство немцев было значительным и в конце концов они сбили англичанина. Бэйдер покинул поврежденную машину на парашюте. Это было удачное приземление, ведь у него остался только один протез.

Истребитель-охотник, безногий калека Бэйдер, подбитый немцами на территории оккупированной Франции (до лета 40-го Англия и Франция были союзниками), попал в плен и произвел сенсацию среди летчиков люфтваффе. Когда в Лондоне узнали, что английскому пилоту необходим второй протез, через несколько дней (13 августа) на самолете «Бленхейм» ему сбросили такой протез на парашюте на аэродром в Сент Омер. После этого Бэйдер несколько раз пытался бежать (!), но безрезультатно.

Лагерь военнопленных Кольдиц, где он находился, был освобожден 14 апреля 1945 года американскими войсками. Бэйдер предпринимал безуспешные попытки вновь вернуться в боевую авиацию. После войны он получил звание полковника и стал командовать школой летчиков-истребителей.

После увольнения из ВВС вернулся на работу в компанию «Шелл», где получил высокую должность и личный самолет. Кавалер многих высших боевых наград. О жизни Бэйдера Дугласа Роберта Стюарта написано немало книг и поставлен полнометражный кинофильм.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно