Киев Диноры

1 июля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 1 июля-8 июля

Скоро посетители Софийского собора в Киеве вновь смогут созерцать древний град XII в., где блистали ...

Скоро посетители Софийского собора в Киеве вновь смогут созерцать древний град XII в., где блистали златоглавые соборы и церкви, княжеские терема, стояли усадьбы бояр, постройки ремесленного люда, а у причалов Днепра и Почайны — замершие ладьи...

40 лет назад над воссозданием облика древней столицы Киевской Руси начала работать потомственная киевлянка, художница Динора Мазюкевич. Она совершила творческий и гражданский подвиг, подарив согражданам уникальный макет стольного града.

В истории украинской культуры только два таких объекта. Над воссозданием старинного облика Львова трудились 15 лет, но макет бесследно исчез в годы Второй мировой войны.

Работа Д.Мазюкевич уникальна не только благодаря филигранному исполнению, но имеет и значительную научную ценность, ибо художница провела серьезные исследования, и все в макете соответствует старинным картам, масштабам, топографии местности. Недаром академик Рыбаков заявил: «Лишь теперь можно верно судить о застройке древнего Киева». Макет — непременный участник научно-популярных фильмов о городе, его фото — на страницах многих краеведческих изданий.

Эта работа стала апофеозом жизни и творчества Диноры Павловны, прошедшей интересный, но и трагический жизненный путь.

Над воссозданием облика древнего Киева художница работала в одиночку в течение восьми лет. Как решилась Динора Павловна на такое?

Мысль создать макет Киева возникла у нее в Историческом музее города во время выставки картин коллеги о древнем граде. Мазюкевич предложила сотрудникам музея выполнить работу на общественных началах. Радости музейщиков не было предела: такого объекта они не имели (лишь диорамы), денег музею на него не давали, и тут вдруг такое чудесное предложение!

К тому времени Д.Мазюкевич, выпускница КХИ, ученица В.Татлина и других корифеев, много лет проработала художником-мультипликатором на Киевской киностудии научно-популярных фильмов, иллюстрировала книги, календари, безупречно владела кистью и пером. В то время людям, еще полным творческих сил, приходилось уходить на пенсию точно в срок. А было еще столько планов, нереализованных сюжетов... и огромная любовь к Киеву.

Художница жила в отчем доме, в двух небольших комнатах коммунальной квартиры на Кудрявской. В одной комнате ютилась она сама, другая была отдана макету. В помещении площадью 12 кв. м предстояло отработать 19 отдельных частей макета по 0,5 кв. м каждая. В таком виде можно было их вывозить, чтобы в музее собрать воедино. Однажды сосед, неграмотный пьяница-дебошир, порубил топором несколько готовых частей макета, приготовленных для отправки в музей, и все пришлось делать заново.

Но сначала Динора Павловна засела за старинные издания о Киеве (М.Берлинского, М.Петрова и др.) и современные (П.Толочко, Ю.Асеева). Проштудировала более ста книг. Она ознакомилась с миниатюрами Кенигсбергской и Новгородской летописей, старинными планами Киева XVII—XX вв. Ушакова, Меленского, Шарлемана. Постоянно консультировалась со специалистами-археологами и историками из Академии наук: С.Килиевич, П.Толочко и архитектором Ю.Асеевым.

Художница сумела грамотно спроецировать плоские старинные карты местности на выпуклую поверхность макета и создала чертежи объемного рельефа. Затем она выполнила эскизы макета и вылепила из пластилина объемные храмы. Динора Павловна изготовила 1200 жилых деревянных сооружений, в том числе крохотные колодцы с «журавлями», крылечки, лестницы и т.д. И все это должно было «усесться» на свое место на выпукло-вогнутой поверхности макета древнего города.

Оценив мастерство художницы, ее гигантский труд и, наконец, осознав, насколько ее отвлекают производственные нужды от непосредственного творчества, власти музея наконец раздобыли финансы, и Диноре Павловне стали помогать ее бывшие соученики и коллеги.

И через восемь лет взорам восхищенной приемной комиссии предстал златоглавый град Киев XII в. на зеленых холмах. Резонанс был огромный. О работе художницы писали газеты, журналы, ее дар согражданам называли уникальным.

Любовь к городу, украинской культуре, чувство патриотизма Динора Павловна унаследовала в первую очередь от отца, потомственного почетного гражданина Киева Павла Алексеевича Мазюкевича (1885—...). Выпускник университета св.Владимира, юрист, поэт, общественный деятель. В начале ХХ ст. в условиях царского самодержавия он писал на украинском языке свои произведения, полные любви к украинскому народу. Их печатали в журналах (часто под псевдонимом Павич) «Рідний край», «Літературно-науковий вісник» (1908 г.), «Рада», «Промінь» (1919 г.). В предисловии к републикации поэтического альманаха «Украинская муза» (в 90-х гг. ХХ ст.) издатели отмечали, что поэзия Думитрашко, Морозивны, Мазюкевича, Навроцкого и др., этой «талантливой поросли украинской поэзии», предшествовала приходу Павла Тычины, Максима Рыльского.

Киевовед и коллекционер Ю.Пядек, составивший большую картотеку забытых имен деятелей украинской культуры и политики, говорил об активной публицистической деятельности Павла Мазюкевича в годы Центральной Рады. Он входил в круг украинской интеллектуальной элиты, дружил с художником Василием Кричевским. Именно его он попросил сделать эскиз фасада дома, который задумал построить в глубине усадьбы на Кудрявской, 9. В свое время усадьба принадлежала дочери профессора Киевской духовной академии художнице Вере Петровой. Тут жила и семья Булгаковых, в 1901 г. Миша Булгаков отсюда пошел в первый класс 1-й киевской гимназии.

Усадьба располагалась на склоне, поросшем садом и спускавшимся вниз на Глубочицу. Над обрывом Павел Алексеевич и выстроил свой дом, а фасад был оформлен В.Кричевским в украинском народном стиле. В Киеве было лишь несколько таких домов с «автографом» Кричевского (на ул. Дмитровской, училище на Куреневке), но здание на Кудрявской и по сей день не охраняется государством. В свое время жильцов выселили, дом перестроили, но фасад, к счастью, уцелел.

В страшные годы борьбы разных сил за власть в Украине Павел Алексеевич пропал без вести. В памяти дочери сохранился лишь один эпизод, когда он внезапно появился и исчез ночью, растаяв во мраке. Дома остались его фото, замечательный портрет кисти художника С.Миронова (по определению Д.Горбачева), всю жизнь висевший в доме Диноры Павловны (после ее смерти находится в Музее Булгакова в Киеве), да на самом дне сундука башлык, галифе и австрийские ботинки.

Печать «домовладелиц» тяжелым грузом легла в советские годы на плечи его жены Елены Антоновны (урожд. Штейнер, немецкой девушки, с дипломом домашней учительницы, приехавшей работать в Украину) и юной Диноры. Доходов дом в те тяжкие годы не приносил. Мать и дочь подрабатывали вышивкой в художественной артели. А юная студентка КХИ ощутила все тяготы преследований за происхождение (из помещиков-дворян). С трудом удалось получить диплом. Работа по специальности нашлась в Харькове и Москве.

Кроме притеснений в юности, Диноре Павловне довелось пройти многие испытания. У нее было два брака, она пять раз становилась мамой, но дети погибали или по вине врачей, или из-за несчастного случая. В годы войны (1941—1945), не сумев эвакуироваться, она, беременная, попала в облаву, была угнана в Германию, оказалась в концлагере. Видимо, она не воспользовалась ни немецким происхождением, ни знанием языка. Когда Динора родила, изможденные женщины отдавали ей свои последние крохи еды. На всю жизнь лучшим лакомством для сына остался «супчик», который перепадал иногда в лагере. Мальчик рос нервным. На уроках в киевской школе он иногда начинал волноваться и выкрикивать фразы о преступном вожде и Кремле, видимо, услышанные из ночных разговоров мамы и бабушки. Учителя боялись такого воспитанника и в конце концов исключили из школы. По дороге домой, где днем никого не было, он забрел в котлован. Водитель грузовика не заметил его... Так ушел из жизни Павлик Мазюкевич, по-своему тоже жертва войны и советской системы.

Динора Павловна поражала окружающих своим мужеством, заботой о людях. Интеллектуалка, знаток искусства, она всегда была душой общества и несла удивительный заряд энергии и оптимизма.

Последним ударом для ее слабого здоровья стало выселение из отчего дома, который забирали для какой-то конторы. Похоронена Д.Мазюкевич (1908—1982) на Байковом кладбище. На могиле — стелла с изображением древних Золотых ворот.

В лучших традициях украинского меценатства Динора Павловна завещала немногие уцелевшие семейные раритеты предков в дар музеям Ханенко и истории Киева. Фонд художницы №1048 хранится в ЦГАМЛИ Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно