Какая Россия нам нужна? К 70-летию подписания Пакта Молотова–Риббентропа

21 августа, 2009, 12:25 Распечатать

Кто сегодня в мире способен реально поставить вопрос перед Россией о ее будущем? Кто способен с ми...

Сегодня в России с гибельной целью «ускоренного восстановления былого величия» принята политическая доктрина передела мира на зоны влияния под камуфляжем «многополярности». Доктрина балансирования на тлеющих конфликтах, заигрывания с антидемократическими режимами и шантажа мирового демократического сообщества для выторговывания политических и экономических преференций в глобальной энергетической, финансовой, военной и других сферах. При этом Россия всеми правдами и неправдами пытается сколотить блок из авторитарных постсоветских стран, готовых к подтанцовке в этой опасной кадрили.

Под небрежным лоском напитанных нефтедолларами российских саммитов такой диагноз может показаться преувеличенным или даже предвзятым. Именно это и тревожит. Беда в том, что падение России сначала крепко заденет Украину, а потом и другие страны.

Но кто сегодня в мире способен реально поставить вопрос перед Россией о ее будущем? Кто способен с минимальными дипломатическими экивоками указать на явную гибельность ее пути и убедить, потребовать от страны вернуться к политике, подобающей демократической державе XXI века? Европа, в том числе и Украина, настолько обмельчала политически и нравственно, что способна рождать только политических карликов и постепенно погрязает в «прагматизме» и «реальной политике». США и Великобритания готовы дрогнуть.

К сожалению, Украина никогда за всю новую историю не задавалась вопросом, какой должна быть ее политика по отношению к России. И тем более вопросом, какая Россия нам нужна. Стиль и повестка отношений Россия — Украина определялись Москвой, так же как и наши внутренние межнациональные отношения. В результате даже самые стабильные в СНГ межнациональные отношения в Украине стали давать трещины. Отечественные политики пока не способны формировать идеи в интересах всей нации, зато научились самоубийственной практике «льстить» настроениям различных групп.

Даже политики «новой волны» предлагают закрыть глаза на «болезни» и как ни в чем не бывало делать ставку на экономические, культурные и другие проекты с Россией. Это наивность. Такие проекты невозможны без общего знаменателя. Будет их видимость и ссоры с взаимными упреками. Пример угробленного проекта АН-70 или антикооперации в ВПК показателен.

Рискну предположить, что идея поддержки пути развития демократической России — сильной, свободной от тоталитаризма, ксенофобии и великодержавного шовинизма — способна не только объединить украинское общество, но и дать положительный импульс в формировании международной политики других государств в отношении нее и помочь будущим кремлевским лидерам. Это должна быть «другая Россия», а не нынешняя. В этом наш общий знаменатель. Поэтому Украина сначала должна понять, в чем гибельность нынешнего российского пути и как нам объединить усилия в спасении не только России, но и мира в Украине, Европе, других регионах. Для этого нужно разобраться с диагнозом, иметь мужество опровергать мифы, которыми отравляется украинское и российское общество, а затем формировать свою политику.

Холодная война или горячий мир?

Очевидно, многие люди и даже политики, которые заблуждаются в отношении термина «холодная война», не читали речь экс-премьера Великобритании Уинстона Черчилля, которую в 1946 году, будучи в отставке, он произнес в Фултоне (США) в присутствии президента Гарри Трумэна. На самом деле этот умудренный политик произнес программную речь в поддержку не войны, а «горячего мира». Он призвал демократическое сообщество объединиться и сделать все возможное, чтобы в мире никогда больше не было войны и тирании.

Черчилль дает анализ политическим событиям, произошедшим после окончания войны. «Железный занавес протянулся поперек континента… Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест и София… Все подчинено чрезвычайно сильному контролю Москвы. Коммунистические партии, которые были очень небольшими во всех восточных государствах Европы, дорвались до власти повсюду и получили неограниченный тоталитарный контроль. …Это, конечно, не та освобожденная Европа, за которую мы сражались», — заключил Черчилль.

Для предотвращения войн британский экс-премьер предлагал создать Международные вооруженные силы ООН. Он не призывает всех к изоляции СССР, наоборот, восхищается храбростью русских и называет Сталина боевым товарищем... Однако он предлагает всеми силами бороться против тирании, которая подчиняет и отравляет сознание людей и делает их бездушным пушечным мясом для новой войны. «Мы не должны прекращать бесстрашно проповедовать великие принципы свободы и прав человека, которые являются достижением англоговорящего мира». «Трудящиеся всех стран должны возводить Храм Мира».

Наконец, Черчилль предложил программу «горячего мира», чтобы СССР не постигла участь Германии. «Если Западные демократические государства стоят вместе в строгом соблюдении принципов Устава Организации Объединенных Hаций, их влияние для содействия тем принципам будет огромно, и никто не сможет помешать им. Если, однако, они будут разделены или будут колебаться в выполнении их обязанностей и если эти важные годы пройдут без пользы, тогда, действительно, катастрофа может сокрушить нас всех.

Совсем недавно, когда я видел это, и кричал громко моим собст­венным соотечественникам и миру, но никто не обратил внимания. До 1933-го или даже 1935 года Германия могла быть спасена от ужасной судьбы, которая постигла ее, и мы все могли быть спасены от бедствий, которые Гитлер принес свободному человечеству».

Чем ответил Сталин — известно. В ответах на вопросы газеты «Правда» он назвал Черчилля поджигателем войны, англо-саксонским нацистом; упомянутые англичанином прокоммунистические страны — странами подлинной демократии, а рост коммунистическо­го влияния закономерным явлением.

Далее события пошли по знакомой спирали. Переворот в Поль­ше в январе 1947 года, захват коммунистами власти в Чехословакии в феврале 1948 года, начало блока­ды Берлина в июне 1948 года. На­висла угроза суверенитетам Греции, Турции, Норвегии, Персии... На­деж­ды на стабилизацию и безопасность в рамках созданной в 1945 году ООН уже тогда оказались напрасными. Поэтому у стран демократи­ческого лагеря не было иного пути, кроме объединения в 1949 году в Североатлантический альянс для обеспечения собственной безопасности. В итоге, несмотря на кризисы и проблемы, НАТО свою основную миссию по предотвращению мировой войны и распространению тираний выполнил.

После распада тоталитарной системы социалистического лагеря образовались государства демократической направленности. Беда, что не все удержались на этом пути.

Кто продолжит горячий мир?

Опасения демократического мира по поводу начала холодной войны напрасны. Она де-факто началась с момента облачения России в замшелый кафтан «последователя СССР».

К сожалению, многие наши обозреватели без должного внимания отнеслись к недавнему открытому письму бывших лидеров Восточной Европы к лидерам стран НАТО, ЕС и США. На самом деле это письмо достойно серьезного внимания, поскольку вольно или невольно повторяет те же тревоги и опасения по поводу будущего мира и опасной игры России, что и фултонская речь Черчилля.

Следовательно, роль сплочения демократического мира ради его безопасности вновь возрастает. Но может ли взять на себя эту роль НАТО, ЕС, США, G8? Боль­шой вопрос, учитывая порочную практику сепаратных договоров.

В нынешней ситуации Украине и ряду других постсоветских и восточноевропейских государств необходимо, с одной стороны, готовиться к наихудшему, когда их интересы могут быть преданы в результате скрытых договоренностей вроде Пакта Молотова–Риббен­тропа (и секретных протоколов к нему), а с другой — взять на себя инициативу по спасению самих себя и остального мира от катастрофических сценариев. Пример Грузии показателен и циничен.

Можно ли в Украине построить «линию Маннергейма»?

Россия (как правопреемница СССР) до сих пор отказывается последовать призыву президента Поль­ши Александра Квасьневского от 2005 года и признать ради примирения «факты и историческое зло», свидетельствующие о том, что СССР уничтожил Польшу в союзе с Германией. Это документально и фактически вытекает из статей секретного протокола Моло­това–Риббентропа к Пакту о ненападении от 23 августа 1939 года. В соответствии с этой договоренностью Советский Союз и Германия напали в 1939 году на Польшу (Гитлер — 1 сентября, а Сталин — 17 сентября), провели совместные победные парады в Бресте и Грод­но, а на публике заявили, что «остановили пламя разгоравшейся войны». Вспомним и телеграмму Молотова от 9 сентября 1939 года, в которой он поздравил нацистов с вступлением в Варшаву.

Карта победителей. Так выглядит окончательный раздел Восточной Европы Гитлером и Сталиным по соглашению СССР и Германии «О дружбе и границе» от 28 сентября 1939 годаВ соответствии с первым протоколом Сталину доставалась Финляндия, Эстония, Латвия, а также часть территорий Польши (ныне За­падная Украина, Западная Бе­ларусь и ряд этнических польских земель). Бессарабия (Молдова) и Се­верная Буковина, входившие в состав Румынии, также становились сферой интересов Кремля. 28 сентября 1939 года был подписано соглашение «О дружбе и границе», скорректировавшее разделение Восточной Европы: в сферу интересов СССР вошла Литва (взамен на ряд этнически однородных польс­ких воеводств). Никакие «национальные интересы» или «вынужденные обстоятельства» не могут оправдать захват чужих территорий и насилие над миллионами граждан. Более того, совсем недавно кремлевские историки даже обвинили Польшу в «несговорчивости» при решении вопроса о Данциг­ском коридоре и проведении через польскую территорию магистрали к Восточной Пруссии. Вот и виновник Второй мировой войны найден – оказывается, это была… Польша!

В отличие от стран Прибал­тики, Финляндия смогла достойно противостоять СССР (который после имитации провокаций на советско-финской границе 30 ноября 1939 года напал на нейтральную Финляндию, за что был исключен из Лиги На­ций), потому что, не надеясь на гарантии и защиту супердержав, усилиями бывшего царского генерала Маннергейма построила оборонительную линию.

Стоит ли Украине воспользоваться этим опытом и строить такие же укрепления? Копи­рование такого опыта бесполезно. Планировать возможность военных дейст­вий — это самый проигрышный вариант. Но идея «линии Маннер­гей­ма» может быть реализована сов­сем в иной плоскости. В виде упорного строительства демократического общества Украины, в особенности межнационального мира, путем упреждающего решения всех спорных проблем. В том числе и выработки понятного и на Западе, и на Востоке Украины подхода к политике в отношении России. Мы не должны позволять манипулировать собственными проблемами, мы должны их решать сами на демократической основе (и языковую, и проблему примирения, и исторические противоречия).

Об основах политики в отношении России

Борьба с тиранией. Первое, что может объединить наше общество в политике по отношению к северному соседу, это борьба с тиранией в России. Наличие демократической, прогнозируемой России перестанет разделять наше общество из-за страхов перед российским тоталитаризмом. Выступления украинского общества за свободные СМИ, борьба против убийств журналистов и политиков, за свободные выборы в России объединит Украину и проложит путь к восстановлению добрососедства с ней. Тогда и вопрос Черноморского флота будет интересовать лишь узких специалистов. Необходимо чаще предоставлять свое информационное поле демократическим силам России, путь которым закрыт в ее тоталитарной среде. Просто уму непостижимо, почему Украина заполняет эфир своих телеканалов пропагандистским российским секонд-хэндом и стрелялками, сдобренными ностальгией по советскому прошлому.

Мы намеренно оставим пока за скобками экономические и политические отношения с РФ, потому что тоталитаризм сужает их возможности. Да, «у сильного всегда бессильный виноват». В авторитарной стране невозможно победить коррупцию, несмотря на громогласные инициативы. Корруп­ция — фундамент существования тоталитарной страны, начиная от выборов, судов и заканчивая торговлей и культурой.

Концепция языковой политики. На мой взгляд, ошибочна идея политиков, называющих себя умеренными, игнорировать языковую проблему. Они уязвимы перед теми, кто ее вовсю эксплуатирует, развешивая провокационные баннеры. Давно было очевидно, что Украине необходима честная, компромиссная, сбалансированная языковая политика. Наиболее перспективной является идея сочетания единого украинского государственного языка межнационального общения и возможности введения дополнительных региональных языков в компактных этнических регионах, а также языков коренных малых народов. Ее суть не в лозунгах, а в согласованном балансе. Такая концепция была опубликована в 2006 году в «ЗН». В соответствии с ней общественная организация «Я говорю по-украински», ввиду равнодушия политиков и депутатов была вынуждена разработать и проект закона Украины о концепции языковой политики.

Легко показать, что языковая и культурная политика России намного жестче в отношении национальных меньшинств, чем в Ук­раине, несмотря на набор красивых деклараций в законах. И эти меньшинства исчезают. На Кубани, например, практически повсемест­но украинский этнос переписан в псевдоэтнос «казаки».

Концепция примирения нации. Неправда, что у нас разная история. Просто в ней есть белые пятна. Примирение начинается с признания взаимной вины, взаимного прощения и покаяния. И нашим долгом остается моральное осуждение преступлений. В 2002 году я опубликовал брошюру «Духовный Нюрнберг марксизма-ленинизма», в которой высказывалось предложение: всем украинским обществом, без войны памятников и осквернения могил, дать хотя бы историческую и моральную оценку преступлениям идеологии марксизма-ленинизма, которая по масштабам содеянного аналогична фашизму. Оцен­ку преступлениям режимов Ленина и Сталина, избежавших своего Нюрнберга за кровавые преступления перед собственными народами и развязавших красный террор, породивших Граж­данскую войну, голодоморы, депортации, массовые расстрелы и ГУЛАГ.

В мае 2005 года я направлял письма и брошюру президентам Украины, Поль­ши и стран Балтии с просьбой провести международный форум по осуждению преступлений марксистско-ленинской идеологии. В Украине — молчание, а страны Балтии провели форумы, и по их инициативе Парламентская ассамблея стран Европы (ПАСЕ) в январе 2006 года осудила преступления коммунистических режимов, подчеркнув, что это делается и с целью примирения. К сожалению, морального осуждения самой идеологии не произошло. Это было связано с тем, что в резолюции предлагалось указать идеологию коммунизма, понятие которой размыто. Россия выступала против резолюции. И считала такие действия происками националистов, которые якобы собираются потребовать компенсаций. Но Парламентская ассамблея – это не националисты, а уважаемая организация, в которую входит 46 государств. Насколько сегодня Россия Пути­на–Медведева отличается в демократическом плане от СССР 1989 года или России Ельцина 1992 года, может говорить факт, что Съезд народных депутатов СССР в 1989 году не побоялся осудить секретные протоколы Молотова–Риббен­тропа. А в 1992 году после обнаружения комис­сией Яковлева в архивах КПСС ори­гиналов секретных протоколов, они были официально опубликованы. И никто не предъявлял России претензий о компенсациях...

26 января 2008 года в Севастополе по нашей инициативе была организована конференция нацио­нально-демократических организаций «Духовный Нюрнберг марксизма-ленинизма как фактор очищения и примирения в обществе». Конференция приняла обращение к президенту, премьеру, ко всем регионам с предложением провести такие же конференции. К сожалению, в Украине эта инициатива вновь не была поддержана. В Европе же 2 июля 2009 года ПАСЕ наконец осудила преступления идеологии сталинизма, по масштабам приравненные к преступлениям нацизма. К сожалению, Россия, следуя курсу на возврат к прошлым символам, вновь выступила против, утверждая, что эти преступления несравнимы. Сталинизм – это якобы не человеконенавистническая идеология, а лишь дейст­вия отдельных людей. Но ведь согласно преступным идеологическим установкам марксизма-ленинизма, которые изложены в десятках томов «первоисточников», а затем и в томах их верных продолжателей — Сталина, Мао Цзэдуна, Ким Ир Сена, Пол Пота, люди истреблялись миллионами по идеологическому и социальному признакам. Человечество сегодня предъявляет претензии не советскому народу-победителю, а клике, которая пытается обелить преступления марксизма-ленинизма и сталинизма, прикрываясь народом.

Даже в недемократической России Владимир Путин и другие деятели предприняли ряд шагов по при­мирению россиян со своим прошлым — вспомним спецпоезд ветеранов ВОВ из России в Германию, санкционированное государст­вом перезахоронение и службу патриарха Алексия II на могилах Дени­кина и русского философа-национа­листа Ильина, установку в 1994 году и защиту Православного мемориала «Примирение народов» в Моск­ве, в том числе белогвардейцам — донскому атаману Крас­нову, генералу Кутепову и др. Торжественные молебны в их честь совершаются еже­годно. Все эти и другие фигуры и факты далеко не однозначны.

Украина также имеет право на поиск путей примирения и взаимного прощения, естественно, без оправдания любых преступлений.

Таким образом, только борясь за устранение тирании и восстановление демократии в России, Украина может обеспечить свою безопасность, единство, примирение и сохранить добрые отношения с соседом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно