Как не оказаться в западне

3 июня, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №21, 3 июня-10 июня

«Неужели у наркомании женское лицо?» — думала я, разговаривая с пациентками Белоцерковского психоневрологического диспансера...

«Неужели у наркомании женское лицо?» — думала я, разговаривая с пациентками Белоцерковского психоневрологического диспансера. Сегодня здесь на учете стоят 280 человек. Впрочем, цифры эти весьма условны. По мнению медиков, на одного выявленного наркомана приходится 10—12 невыявленных. И примерно треть из них — женщины, будущие матери. Давайте попытаемся разобраться, как же они попадают в эту страшную западню?

Школьные забавы

Впервые увидев Катю в больничном дворике, я поначалу решила, что она попала сюда случайно. Неужели это симпатичное юное создание с веселым хвостиком на макушке может оказаться наркоманкой? Оказалось, да…

— К наркотикам меня приучил любимый человек, — признается Катя. — Мы познакомились, когда мне было всего четырнадцать лет, училась в восьмом классе. А Володя был намного старше, имел хорошую работу, квартиру, машину, дарил мне подарки. Дружить с таким парнем было престижно, к тому же я просто влюбилась в него. Через некоторое время заметила, что он колется. Сначала ссорилась с ним из-за этого, но потом стало любопытно: что же такого он находит в этом зелье? И решила тоже попробовать. Знаете, сразу как-то поднялось настроение, ушли все заботы… Словом, понравилось. С тех пор мы стали колоться вместе. Родители об этом не знали, правда, иногда замечали какую-то агрессивность в моем поведении, но списывали на переходный возраст. А в школе никто даже не заметил. Я так осмелела, что шприцы таскала в портфеле, рядом с учебниками. И хоть бы раз кто слово сказал! То есть догадывались, конечно, но предпочитали не связываться. Когда я перестала ходить на занятия, учителя вздохнули с облегчением, и даже не пытались узнать, что со мной. В неполных пятнадцать я забеременела. Причем поняла это не сразу. Тогда уже прочно сидела на игле, поэтому нарушения менструального цикла были привычным делом, и я не обратила на это внимания. Все выяснилось случайно. Когда закончились наркотики, Володя послал меня за дозой. И в тот момент, когда я покупала наркотики, меня забрали в милицию. Привезли в ПНД, стали обследовать, и тут выяснилось, что я уже на пятом месяце. Аборт делать поздно…

Вскоре обнаружилось, что Катя еще и заражена вирусом иммунодефицита. Заразилась, скорее всего, через шприц, который делила со своим партнером. Но винить сейчас некого: Володя умер от сепсиса, не дожив всего неделю до рождения дочери. Медики пока воздерживаются от прогнозов по поводу будущего ребенка. Девочка родилась очень слабенькой, к тому же велика вероятность того, что ВИЧ-инфекция передалась и ей. Правда, первые анализы обнадеживают, но окончательно поставить диагноз можно будет лишь через несколько месяцев. Похоже, юная мама еще не понимает до конца серьезности ситуации. И беспечно пожимает плечами.

— Подумаешь, болезнь как болезнь! Врачи объяснили, что с этим вирусом можно спокойно прожить еще десять —пятнадцать лет. За это время наверняка уже изобретут лекарство от СПИДа! Главное, чтобы вирус в крови не развивался. Поэтому я решила бросить наркотики! — И с гордостью добавляет. — Знаете, я не колюсь уже целых… два месяца!

Кстати, Катя далеко не самая юная пациентка диспансера. Встречаются и 12—13-летние. Недавно умер от СПИДа юноша, ставший наркоманом в восемь лет. Медики подчеркивают, что чаще всего знакомство с наркотиками происходит еще в подростковом возрасте — в школах, училищах, институтах. К первому опыту побуждает обычное любопытство или просто желание поддержать компанию, не отстать от сверстников.

— Большинство женщин, проходящих у нас курс лечения, объясняют, что решились на это из романтических чувств, — говорит врач-нарколог Александр Бровченко. — Схема вовлечения обычно проста: девушка познакомилась с симпатичным парнем, он предложил вместе уколоться, и она не устояла. Ведь не так-то просто противостоять психологическому давлению со стороны человека, который тебе нравится. К тому же среди наркоманов очень много обаятельных, общительных людей, они производят приятное впечатление на окружающих и легко заводят знакомства. Ну а невинный флирт нередко заканчивается совместным приемом наркотических препаратов… При этом чем моложе девушка, тем быстрее она втягивается. Женский организм в силу целого ряда особенностей вообще более восприимчив, поэтому и процесс деградации у них происходит в несколько раз быстрее. Кроме того, женщинам сложнее обратиться за помощью. Ведь у большинства людей уже выработалось стойкое негативное отношение к наркоманкам. Они очень боятся огласки, поэтому редко приходят к врачам сами, чаще всего их привозит милиция.

Браки «по интересам»

Врачи отмечают, что браки между наркоманами отнюдь не редкость. Обычно мальчики и девочки знакомятся в какой-нибудь компании, начинают вместе употреблять наркотики, втягиваются. И потом уже идут по жизни рядом. О любви здесь говорить не приходится, если она и существует, то лишь вначале, а затем молодых людей связывает просто общность интересов. Да и продержаться вдвоем легче: пока одного «ломает», второй бегает в поисках дозы. Медики не могут припомнить случая, чтобы нормальный парень взял в жены наркоманку, разве что пожалеет на время. Обычно наркоманы вступают в брак с людьми своего круга. Хотя назвать это полноценными семьями язык не поворачивается. К примеру, недавно сотрудники милиции привезли в диспансер на лечение женщину. Рассказывая, при каких обстоятельствах ее задержали, даже опытные милиционеры не скрывали волнения. Оказывается, они с мужем содержали притон, варили и продавали мак. Однажды вели себя слишком шумно, и соседи вызвали милицию. Прибыли правоохранители, стали стучать в двери, но наркоманы не открывали, делая вид, будто их нет дома. И тут вдруг стал плакать двухлетний сынишка хозяев. Тогда любящие родители сначала зажали ему рот, чтобы не выдал их, а потом попытались перебросить ребенка со своего балкона на соседний. Дело было в декабре, на улице — мороз, а ребенок в одной пижаме и тапочках. Слава богу, милиция вовремя это заметила, иначе неизвестно, чем бы все закончилось…

Оксану и ее мужа в диспансере знают уже давно. Типичная история: молодые люди познакомились на вечеринке, решили «побаловаться» эфедрином и незаметно втянулись. Сейчас в этой семье подрастает сын, но Оксана его почти не видит: узнав о болезни дочери и зятя, ее родители забрали мальчика к себе. Муж уже второй раз отбывает срок за распространение наркотиков. Они несколько раз пытались вылечиться, но стойкого эффекта добиться не удавалось.

— Врачи снимали медикаментозную зависимость, и мы клялись друг другу, что теперь уже никогда не вернемся к прошлому. Но после выписки нам снова приходилось возвращаться в ту же самую среду, — вздыхает Оксана. — В небольшом городе слухи разносятся быстро. Соседи и знакомые уже знали, что мы употребляем наркотики, и обходили стороной. Устроиться на работу было очень сложно. Еще сложнее — завести новых друзей. К тому же не оставляли в покое наркодельцы. Обычно они придерживаются такой тактики: если человек твердо решает бросить, его начинают снабжать дозой бесплатно, лишь бы вернулся к старому, ведь обидно терять клиента. Но как только он втягивается, снова заставляют платить...

О будущем своего сына она предпочитает не задумываться. Но специалисты отмечают, что дети из семей наркоманов либо идут по стопам родителей, либо яростно ненавидят это зелье и стараются держаться от него подальше. Негативный опыт близких людей порой может стать своеобразной прививкой от наркотиков.

Ложное благополучие

Я уже выходила из дверей диспансера, когда милицейская машина привезла совсем юную девушку. Ее взяли во время облавы в местном притоне. Вела она себя крайне агрессивно, оскорбляла медиков и наотрез отказывалась от осмотра. «Да вы посмотрите на меня! — кричала она. — Разве я похожа на наркоманку?!» Действительно, внешне совсем не похожа: рослая, круглолицая, о таких говорят — кровь с молоком. Но врач-нарколог быстро обнаружил на ее руках следы инъекций. Выяснилось, что 16-летняя Таня (так зовут девушку) — студентка местного техникума. На учебу приехала из небольшого села, сняла комнату вместе с подругой. К ним часто заходили однокурсники, один из них предложил уколоться. Поначалу девушки отказывались, но их подняли на смех: «Да вы что, боитесь? Сейчас все этим занимаются!» Не хотелось прослыть белыми воронами, и они согласились...

Медики сетуют на то, что учебные заведения далеко не всегда заинтересованы в своевременном выявлении наркоманов. Они боятся испортить благополучную отчетность, поэтому стараются не выносить сор из избы и всячески скрывают неприятные факты. Тем не менее ни для кого уже не секрет: наркодельцы часто крутятся возле престижных школ, гимназий, институтов, потому что знают — там можно найти перспективных клиентов.

— Прежде бытовало мнение, будто бы наркоманами становятся подростки из неблагополучных семей, но сегодня группа риска заметно расширилась, — считает главный врач Белоцерковского психоневрологического диспансера Иван Надточий. — Добрая половина наших пациентов — из обеспеченных семей, многие учатся в престижных вузах, училищах. Но благополучие выражается отнюдь не в уровне материального достатка. Можно быть счастливыми и в землянке, если во взаимоотношениях присутствуют понимание, уважение, человеческое тепло. Если же этого нет, дети неизбежно чувствуют себя обделенными, нелюбимыми. Часто отдушиной становится общество сомнительных приятелей. Ведь здесь им всегда рады, всегда выслушают и утешат. И образовавшийся душевный вакуум подростки пытаются заполнить наркотиками…

Как же уберечь своих детей от этого шага? Прежде всего, должны быть доверительные отношения с родителями, особенно — с матерью. Кроме того, необходимо с ранних лет прививать юношам и девушкам чувство самоуважения, собственного достоинства. Они должны знать, что на первом месте для них — не интересы той или иной компании, а собственное здоровье и безопасность. Необходимо научить их говорить твердое «нет» любым сомнительным предложениям, от кого бы они ни исходили. А в затруднительных ситуациях не стесняться обратиться за помощью к взрослым — родителям, педагогам, психологу.

И самое главное: если заметили, что ребенок принимает наркотики, не мешкая, покажите его специалисту! Не пытайтесь справиться с бедой самостоятельно и не надейтесь, что «само пройдет». Многолетний опыт свидетельствует: чтобы избавиться от наркотической зависимости, лечение и реабилитацию следует начинать как можно раньше.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно