ИЗ КНИГИ «СОКРОВИЩЕ»

29 марта, 1996, 00:00 Распечатать

Первый Президент Украины Леонид Кравчук и сокровища гетмана Полуботка О Полуботке и о проблемах, связанных с его наследством, говорилось и писалось в последнее время предостаточно во многих странах мира...

Первый Президент Украины Леонид Кравчук и сокровища гетмана Полуботка

О Полуботке и о проблемах, связанных с его наследством, говорилось и писалось в последнее время предостаточно во многих странах мира. Не была, разумеется, исключением и Украина, где эта тема даже стала поводом для дебатов в Верховном Совете. Задействованы были и Министерство иностранных дел, и инюрколлегия, и многие другие ведомства и организации. Вопрос глубиною общественного интереса и широтою резонанса справедливо приобрел статус едва ли не общенационального. Без мнения главы государства картина постоянно оставалась неполной.

Леонид Макарович любезно согласился побеседовать на эту тему. Разговор получился достаточно обстоятельный и во многом поучительный. Надо сразу отметить, что до этого никто специально на теме сокровищ гетмана Полуботка в беседах с Президентом внимания не сосредотачивал. И потому было приятно видеть, как достаточно узкая и специфическая направленность разговора наполняется и обогащается искренним интересом к истории Украины, к сокровищам ее в широком смысле этого слова, к героям, к нашим общим корням, к значению исторической правды и для сегодняшней жизнеспособности государства.

Итак, вот стенографическая запись состоявшейся беседы.

Вячеслав ПРОКОПЕНКО: Помните ли вы, Леонид Макарович, как на заседании Верховного Совета в августе 1991 года прозвучал призыв одного из депутатов вернуть Украине золото Полуботка, хранящееся в сейфах Лондонского банка?

Леонид КРАВЧУК: Да, я помню это.

В.П.: Любопытно, каким было ваше отношение к поставленному вопросу? Какова была ваша реакция как высшего должностного лица республики?

Л.К.: Дело в том, что возникновение этой темы тогда было совершенной неожиданностью для меня.

В.П.: Наверное, как и для всех.

Л.К.: Как и для всех. Во-первых, никто со мною до этого не консультировался, никто не давал мне никакой информации. То есть я, как председатель Верховного Совета, просто не был подготовлен для каких-либо, будем говорить, шагов политических или правовых. Поэтому, когда вопрос был поставлен, я, конечно же, был удивлен, что такая тема поднимается аж на заседании Верховного Совета.

В.П.: Тем более, что происходило это, если я не ошибаюсь, в разгар выдвижения кандидатов на пост Президента Украины.

Л.К.: Именно так. Это был такой период.

В.П.: И как же вы прореагировали?

Л.К.: Я поручил соответствующим нашим службам, попросил своих помощников, чтобы они обратились к институтам, дабы выяснить, откуда произрастает этот вопрос, что за всем этим, так сказать, стоит. Кстати, тут уместно, на мой взгляд, заметить, что различных поручений давалось много, и далеко не все они выполнялись с надлежащей тщательностью. Однако по этому вопросу мне со временем была предоставлена письменная информация.

В.П.: Со своей стороны могу добавить, что именно в те дни Министерством иностранных дел Украины была проведена пресс-конференция, специально посвященная проблеме наследства гетмана Полуботка. Я был приглашен на нее тогдашним руководителем пресс-службы министерства Владимиром Черным (сейчас он посол Украины в Литве), и вместе с представителями государственного архива, института истории и инюрколлегии отвечал на многочисленные вопросы наших и зарубежных корреспондентов, которые со всей очевидностью свидетельствовали о поверхностной и явно недостаточной информации не только по этой конкретной проблеме, но и вообще в сфере фактографии истории Украины. Верховный Совет исключением из общей картины не являлся, надо полагать, так как немалое число писем от заинтересованных граждан, обращавшихся в Верховный Совет с вопросами о наследстве Полуботка, оставалось без ответов - просто потому, что соответствующим службам нечего было ответить потенциальным наследникам. Но был и другой весьма показательный случай - о нем поведал мне ветеран архивного дела, - в пятидесятые годы в Центральный государственный архив СССР из Лондона пришел запрос об имеющихся наследниках Черниговского полковника Полуботка, из Москвы запрос переслали в Киев, ну а киевские архивисты в свою очередь - по инстанции - черниговским коллегам, которые и ответили, что никакими данными не располагают. Этот ответ и был отправлен в Великобританию, как официальная справка. В компетенцию чиновников не входило любопытствовать, кто это интересуется в Англии наследниками Полуботка и почему. Ограничившись формальной переадресовкой отписки, мы практически потеряли ниточку, которая могла бы привести к любопытным результатам. Впрочем, история с полуботковским наследием изобилует загадками, неожиданными поворотами, хитросплетениями тайн и сюрпризов. За без малого триста лет их накопилось предостаточно. Именно это и составляет базу для непроходящего интереса ко всему, что связано с овеянным ореолом понятием «золото Полуботка».

Вы согласны, Леонид Макарович, что отнюдь не многим историческим персонам выпала счастливая судьба, как Павлу Полуботку, - через столетия после смерти быть вспоминаемым, чтимым и даже популярным у себя на родине?

Л.К.: Я вам на это вот что скажу. Гетманская Украина с 1648 года существовала по 1764 год. Это получается 116 лет. За это время у нас было 17 гетманов. Не все они были убежденными государственниками. Не все наделены были политическими талантами и просто мудростью. Так даже и вопрос неверно было бы ставить - все они были разными...

В.П.: Да и булавой владели разные отрезки времени. Кто больше двадцати, лет, как Иван Мазепа. А кто и несколько месяцев - как Иван Выговский...

Л.К.: Я думаю, что если вы выйдете сегодня на улицу и первым встречным прохожим зададите вопрос - кто что сможет вам рассказать о гетмане Полуботке, то, мне кажется, найдется не слишком много таких, кто ответит нечто внятное. К примеру, кто он был? Когда жил? Где работал? С кем? Какие у него были отношения, допустим, с той же Россией? Когда и как он умер?

В.П.: Да, стереотипная реакция на любой вопрос о Полуботке сводится к тому - когда мы будем делить наше золото?! Этим вся информация и исчерпывается.

Л.К.: Да, именно так. И потому мне кажется очень важным, чтобы любое историческое расследование, любая книга на такую тему, пусть даже и через сокровища, с таким поворотом, обогащали читателя глубоким знанием еще одной исторической личности, правдиво доносили атмосферу эпохи... Вы знаете, в последнее время я открывал два памятника - Ивану Мазепе и Ивану Выговскому. Каждый раз, готовясь к подобному событию, я много читаю - разного, и об этих людях, и просто о времени, в котором они жили. О тех событиях, участниками которых они являлись, о тех решениях, которые они принимали. Мне это, как политику, как человеку, занимавшемуся и занимающемуся аналогичными вопросами сегодня, знать очень важно и интересно. Интересно и важно знать разные точки зрения, чтобы возможно более объективно подходить к правде истории. К примеру, вокруг имени гетмана Ивана Выговского, его роли в истории Украины достаточно много различных, так скажем, наслоений. Авторами подобных наслоений были как правило российские историки. Что объяснимо, так как именно Выговский возглавлял украинское войско, которое разгромило огромную российскую армию. Шестьдесят тысяч погибло в то время. Тридцать тысяч - только под Конотопом. А так как он был и воевода польский, и гетман украинский, то очень даже просто с такой биографией человека записать во враги украинского народа. Могу сказать, что если задаться целью, то и Богдана Хмельницкого... Помните, у Шевченко «москалики що хотіли, те й зробили»... Видите, зависит от того, какую цель человек ставит... Я считаю, что оценка должна базироваться на фактах, на исторической правде.

В.П.: Здесь я с вами абсолютно согласен. Мелкий киевский шляхтич по происхождению, довольно образованный для своего времени, Иван Выговский был генеральным писарем при Богдане Хмельницком. После смерти гетмана старшина в обход Юрия Хмельницкого вручила булаву в конце лета 1657 года именно Выговскому, что вызвало недовольство казацкой массы. Уже весной 1658 года Выговский позвал крымскую орду и с ее помощью разгромил тех, кто возражал против его избрания, Мартин Пушкарь был убит, Полтава полностью сожжена. В сентябре Выговский подписал с польским сеймом в Гадяче трактат, по которому Украина возвращалась под власть польского короля. В начале 1659 года, дождавшись самого крымского хана с бесчисленной ордою, Выговский двинулся с ним под Конотоп и наблюдал, как татары почти целиком уничтожили московское войско воеводы Трубецкого. А к осени все казаки перешли к Юрию Хмельницкому, которому Выговский вынужден был передать знаки гетманской власти, чтобы спасти жизнь. Однако, спустя некоторое время Выговского, уже в качестве киевского воеводы, расстрелял по обвинению в измене польский полевой суд... Чтобы не прибегать к российским историкам, я воспользовался авторитетным трудом Михаила Грушевского. В этом контексте не означает ли памятник Выговскому желание увековечить его причастность к единственному поражению московского войска? Так сказать за заслуги в побитии москалей?

Л.К.: Нет, говорить так было бы ошибкой. В идеале мы должны бы создать галерею памятников всем независимо от их позиций. Это, если хотите, признак цивилизованности. Вот скажите мне, к примеру, что, все французские короли или немецкие кайзеры, или американские президенты - что, все они были безгрешны, что только положительные черты мы можем видеть в их решениях и деятельности? Так же нельзя. Это же народ, это нация, это история. И зачастую в истории приходится принимать в конкретных случаях такие решения, которые современникам могут казаться ошибочными. Тогда как - объективно - иного выхода просто не было...

В.П.: Любопытно это слышать от вас, Леонид Макарович, политика столь умудренного и ныне активно действующего. Интересно, как бы вы поступили, живя в начале восемнадцатого века. Вы полковник Черниговский. Вас вызвали в Петербург, что не предвещает ничего хорошего. У вас в распоряжении войсковая казна Войска Запорожского и значительная полковая казна. С четверть эдак миллиона в червонном золоте. Как обезопасить? Как уберечь? Как надежно припрятать, чтобы никому чужому не досталось, если, не дай Бог, с вами что-либо в Петербурге случится?..

Ведь именно такая проблема возникла перед наказным гетманом Украины Павлом Полуботком летом 1723 года. Во всяком случае именно так это подается в версиях, связывающих имя Полуботка с Лондонским банком. Вы бы тоже, как и он, упаковали золото в бочонки, залили воском, снарядили бы крепкую подводу и отправили сына через всю Украину, всю Россию, за море к берегам туманного Альбиона? Более надежного и не столь рискованного способа бы не нашлось?

Л.К.: Дело в том, что еще при Богдане Хмельницком было положено начало действительным дипломатическим отношениям Украины с другими странами. И это не случайно. Уже гетманы видели важность дипломатических международных контактов с зарубежными державами. Кое-что они уже об этих державах знали. И они пришли к выводу, что, учитывая то обстоятельство, что Украина зачастую используется в политике как разменная карта - так было и в семнадцатом, да и до двадцатого века, - разменная карта в разных политических играх и обстоятельствах, да, так вот они и подумали, что будет лучше поставить там, где будет гарантировано. Однако, принимая во внимание то, что сделано все это было неумело, возможно, да иначе оно и не могло быть сделано, будем так говорить, в условиях того времени - без всяких гарантий, без всяких документов, без всего.

В.П.: Леонид Макарович, это правда, что во время своего пребывания в Великобритании с официальным визитом вы в своем выступлении касались темы Полуботка и его сокровищ?

Л.К.: Да. Дело вот в чем. Это был прием, устроенный мэром Лондона. Этот прием среди официальных приемов всегда расценивается очень высоко. Он предусматривает соответствующий стиль одежды и требует определенных, будем так говорить, аксессуаров. Ну вот, и после того, как все стали там произносить торжественные речи, мне тоже было предоставлено слово. И я выступил. Учитывая то обстоятельство, что после многих публикаций в прессе тема Полуботка занимает совершенно особое место и привлекает повышенное внимание, вызывает разговоры и обсуждения, я в своей речи сказал о том, что Украина стала бы несомненно богаче, если бы нам досталось золото Полуботка.

В.П.: Текст выступления готовился заранее референтами? Или это был ваш собственный экспромт?

Л.К.: Экспромт. Оно так само как-то возникло. В речи у меня этого не было запланировано. Я и говорю, значит, в шутку так - может быть мы спустимся прямо сейчас в подвалы и попробуем отыскать золото Полуботка... Это предложение оживило всех, приподняло настроение.

В.П.: Но в подвалы вас все-таки не повели. Скажите, Леонид Макарович, а в официальных переговорах с британским руководством вы касались темы наследства гетмана Полуботка?

Л.К.: Нет. У меня были встречи и с королевой, и с Мейджором, но вы же понимаете, что на таком уровне можно начинать разговор только с серьезными документами на руках. Их у меня не было.

В.П.: А в частных встречах, в неофициальной обстановке вы этот вопрос не ставили?

Л.К.: Когда мы встречались с диаспорой, тема эта несомненно всплывала. Но я, как и в первом случае, на приеме у мэра, комментировал ее в определенном смысле с юмором. Вы должны понять меня правильно - документами, подтверждающими или же опровергающими факт наличия золота в Лондоне я не располагал, и потому говорить на столь острую и щепетильную тему вполне серьезно оснований не было. Но и юмор мой был с подтекстом. Понимаете, это не был совсем уж, будем так говорить, абстрактный юмор, которым можно было бы спокойно пренебречь, пропустить его мимо ушей. На это обстоятельство все обратили внимание, и английская пресса в том числе.

В.П.: Тогда в прессе, кстати, было и сообщение о том, что министры иностранных дел Украины и Великобритании обсуждали тему золота Полуботка. Или во всяком случае касались ее в своих переговорах.

Л.К.: При мне не касались этой темы. И я вам откровенно скажу, я такой информации не имел.

В.П.: Считаете ли вы, что Украина использовала все свои возможности, сделала все для выяснения истины в этой длящейся почти три века загадочной истории? Остались ли у вас лично вопросы, на которые так и не получено исчерпывающих, убедительных ответов?

Л.К.: Я думаю, что вряд ли в истории возможно отыскать случай, когда по какому-либо вопросу было сделано все. Это невозможно и нереально. Нельзя сделать все и заявить, что исчерпаны все возможности, до конца.

В.П.: Подтверждением ваших слов может служить и тот факт, что заведенное в пятидесятые годы Инюрколлегией СССР дело об отыскании наследства гетмана Полуботка - № 1340 - не закрыто и по сей день. Однако мой вопрос об использованных возможностях имеет продолжение... После одного из моих телевизионных выступлений, в котором я рассказывал о некоторых подробностях моего исторического расследования, мне позвонили и порекомендовали в тему не углубляться, а еще лучше и вовсе ее оставить - если я не хочу крупных неприятностей. Звонивший уверял меня, что сокровища Полуботка - это полная прерогатива ВУЛ, что они ни за что не допустят вторжения в их тайны и непременно со мною расправятся. ВУЛ - это масонская Великая Украинская Ложа...

Вам, Леонид Макарович, как Президенту, подобные силы не чинили препятствий, когда вы давали поручения, связанные с наследством Полуботка?

Л.К.: Нет. У меня не было ни одного случая в моих многочисленных поездках и выступлениях, встречах, чтобы кто-то встал или прямо вышел на меня и сказал: мол, Леонид Макарович, вы оставьте это дело. Такого не было.

В.П.: И слава Богу. А то я, к примеру, под впечатлением и в самом деле хотел оставить свое расследование - мало ли... Но тут мне снова позвонили и сказали: «Вячеслав Васильевич, мы знаем, где находится то, что вы ищете. Приезжайте...»

Однако это уже тема для совсем другой беседы. В завершение же этой последний вопрос. Как вы полагаете, Леонид Макарович, что должно делать государство, общество, все мы, учитывая накопленный опыт, чтобы приблизиться к разгадке тайны сокровищ гетмана Полуботка? Или, может быть, лучше вообще ничего не делать, никаких попыток не предпринимать?

Л.К.: Видите ли, все зависит от того, как преподнести эту тему. Я бы так сказал, есть люди, которые и сами кое-что знают, они воспримут вашу книжку как дополнение к собственным знаниям, либо же как негатив к выработанной собственной позиции. Но надо заметить, что эта категория людей весьма малочисленна, а потому и влияние на нее достаточно ограничено. Основная же масса - девяносто пять процентов - это люди, которые не знают своей истории, в том числе и историю Полуботка и его сокровищ. И в данном случае вопрос стоит достаточно конкретно: нужно сделать так, чтобы люди поняли, мы не должны относиться к этой теме с единственной точки зрения: мол, отдайте нам то, что нам принадлежит, - проценты подсчитываются, и вообще, - мол, можно просто лежать на солнышке и ничего не делать, жить исключительно на счет процентов с золота Полуботка! Это наивно. И необходимо довести до сознания каждого, что речь идет не об этом. А речь идет о том, что была эпоха, было такое время в истории Украины, и так люди относились к своему достоянию, так они жили, так оберегали свои сокровища, так они хотели передать их Украине, но не смогли. Мы ж серьезные люди и к таким вещам должны относиться серьезно. Нужно проводить исследования, нужно людей образовывать, показывать им - это наша история, это наши корни, это все наше. И не следует стыдиться своего. И обижаться на нас никто не будет за то, что мы любим свою историю, свои корни. Разве цивилизованный человек на это может обижаться?.. Нет, не может, ни в коем случае. И чем глубже, чем осознаннее будет интерес к тайне сокровищ гетмана Полуботка, тем, значит, больше будет интерес к Украине. А это, по-моему, хорошо...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно