ИЮНЬ. СТУЛГИНСКИС

8 июня, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 8 июня-15 июня

Во время непривычно долгого для меня пребывания в Литве читал биографию первого избранного президента Литовской Республики Александраса Стулгинскиса...

Во время непривычно долгого для меня пребывания в Литве читал биографию первого избранного президента Литовской Республики Александраса Стулгинскиса. Фамилия эта малоизвестна даже для тех, кто интересовался довоенной историей стран Балтии. Все почему-то привыкли считать, что в Эстонии был лишь один президент — Константин Пятс, в Латвии — Карлис Улманис, в Литве — Антанас Сметона... Между тем этих трех политиков объединяет лишь то, что они на долгие годы получили власть в результате переворота. На самом деле и в Латвии было несколько президентов, и в Литве, а список глав эстонского государства известен только специалистам: сразу после провозглашения Эстонской Республики было решено, что руководителя государства будут избирать ежегодно, как в благополучной Швейцарии...

Довоенные страны Балтии вошли в политическую историю скорее как образцы мягкой автократии. Между тем создавались они именно как демократические республики. Александраса Стулгинскиса избрали президентом после победы его партии на парламентских выборах в Литве. Но насколько демократичными были люди, воспитанные в Российской империи? Самое интересное началось, когда партия Стулгинскиса выборы проиграла. Бывший президент фактически поддержал и легитимизировал военный переворот, осуществленный приверженцами Антанаса Сметоны. В благодарность получил должность председателя парламента, но ненадолго: оказалось, что в новой системе власти парламент больше не нужен... Политикой бывший президент заниматься перестал, что не помешало большевикам после оккупации Литвы упечь его в ГУЛАГ. Последний президент Сметона покинул страну, посему именно Стулгинскис стал для литовцев вечным символом наглого отношения Москвы к их общественной элите. И теперь в биографии Стулгинскиса эти долгие годы заключения и ссылки являются главнейшими...

Однако меня все же заинтересовал сам факт поддержки опытным политиком мятежа против законной власти. Конечно, сегодня легко говорить, что все это не имело никакого значения, ведь балтийские страны были обречены подписанием знаменитых секретных дополнений к пакту Молотова—Риббентропа! Финляндия, кстати, тоже фигурировала в договоренностях нацистов и большевиков, однако смогла отстоять свою государственность и вплоть до момента «зимней войны» оставалась демократическим государством. У маршала Карла Густава Маннергейма, сильного руководителя этой маленькой страны, было намного больше возможностей создать авторитарный режим, нежели у балтийских лидеров, но он оставался человеком благородным, человеком, умеющим уважать свой народ... Прибалты бросились защищать свою свободу тогда, когда было уже поздно, когда их страны превратились в карты в руках московских и берлинских шулеров. Впрочем, что греха таить: люди в этих странах до последнего верили своим вождям, общества оставались апатичными даже тогда, когда на улицах появились советские танки, а в правительственных резиденциях — коммунисты. Когда президент Латвии Карлис Улманис уже после советской оккупации сказал своему народу: «Вы остаетесь на своих местах, а я — на своем», мало кто в Риге или Елгаве подозревал, что вскоре последним местом отдыха любимого президента станет могила в туркменских степях...

В балтийских странах не любят об этом вспоминать, но правда в том, что элиты Литвы, Латвии и Эстонии в предвоенные годы оказались не на высоте. Им удалось впечатать в сознание людей веру в ценность свободы, а вот саму атмосферу свободы создать так и не удалось. Впрочем, расплата за это для всех оказалась ужасной. Для народов — десятилетия оккупации, Сибирь, торжество коллаборационизма, разрушение самой души нации... Для элиты — десятилетия ГУЛАГа, годы мытарств, эмиграция, забвение... Не мне сейчас судить Александраса Стулгинскиса. Но пример интересен для нашей современной жизни. Во времена Стулгинскиса коллаборационизм в политике считался тяжким грехом, требовались серьезные причины, чтобы предать собственные принципы ради власти. Тогда еще умели говорить высокие слова и сами в них верили. Современные политики даже не замечают, как предают себя и других. Некоторые искренне верят в то, что это и есть настоящая политика... Печальным итогом неуважения балтийскими элитами своих народов стал 1940 год. Печальным итогом деятельности современной украинской элиты может стать превращение территории, которая должна была стать государством, в транзитный коридор, у которого не хватает сил стать хотя бы территорией...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно