И ВОТ ЗАЗВОНИЛ ТЕЛЕФОН...

4 февраля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №5, 4 февраля-11 февраля

Горячая телефонная линия между любителями спорта и президентом Национального олимпийского коми...

Горячая телефонная линия между любителями спорта и президентом Национального олимпийского комитета Украины Иваном Федоренко, организованная восставшей из пепла «Спортивной газетой», оказалась насыщенной весьма полезной информацией. Президент НОК рассказал, что на момент связи наши спортсмены уже обеспечили себе 243 лицензии на участие в ХХVII Олимпийских играх в Сиднее, открывающихся 19 сентября этого года. На подходе мужская волейбольная сборная и еще несколько спортсменов в индивидуальных видах. Предполагается, что в конце концов отбор к Играм пройдут около 240 спортсменов Украины. Иван Никифорович рассказал, что «есть мнение» дать возможность выступить в Сиднее всем, кто получит лицензию. Если учесть, что количество тренеров, врачей, массажистов, почетных гостей и официальных лиц редко уступает по численности участникам от данной страны, то получится, что украинская делегация будет в этом далеком краю представлена весьма широко.

Наибольшее представительство среди 28 пока видов спорта, в которых мы собираемся выступать, будут иметь легкоатлеты, пловцы, гимнасты, тяжелоатлеты и гребцы.

Приходится думать не только об Олимпиаде-2000, но и том, кого же мы пошлем на следующие Игры в Афины в 2004 году. Для этого и необходимо «обстрелять» в условиях жесткой олимпийской конкуренции молодежь. Не надо забывать и о том, что в такой далекой стране, как Австралия, есть значительная украинская диаспора, что здесь нужно достойно представить независимую Украину. В частности, Министерство связи Украины организует в день подъема нашего флага в Олимпийской деревне 14 сентября спецгашение украинских почтовых марок, а 24 сентября в Сиднее будет официальный день Украины.

Далее Иван Никифорович рассказал о новом спонсоре НОК Украины — компании «Самсунг Электроникс», выделившей 300 тысяч долларов для подготовки Национальной олимпийской сборной, о продолжающих помогать олимпийцам Украины компании «Кока-кола» и дрогобычском АО «Галичина». О том, что деньги на подготовку и участие в Играх накапливаются в банке «Олимпийская Украина», что от налогов освобождаются средства на предолимпийскую подготовку в пределах того, что бюджет недоплачивает до необходимой суммы, которая составляет 37 миллионов гривен.

Несколько вопросов задал Ивану Никифоровичу и обозреватель «Зеркала недели».

— Сейчас у нас делегат Международного олимпийского комитета в Украине Валерий Борзов, в МОК от спортсменов включен также Сергей Бубка. То есть, Украина исчерпала лимит членов МОК, установленный до последнего времени Олимпийской хартией. Значит ли это, что ни вы, ни Александр Волков в ближайшие годы не сможете быть членами МОК?

— Это не совсем так. Господин Борзов избран членом МОК в Украине (именно эта формулировка делает члена МОК независимым — страна не может «уволить» члена МОК, заменить его. — Прим. автора). А господин Бубка вошел как рядовой член в комиссию МОК по делам защиты спортсменов — это разные вещи. А вообще из членов МОК мы создали какой-то культ. Я хотел бы, чтобы вы спросили украинцев — членов МОК, что же они сделали для НОК Украины, кроме того, что был зарегистрирован Устав? Что сделано членами МОК, которые работают в соответствующих комиссиях? Мы должны ставить перед ними задачу: люди добрые, давайте все-таки через олимпийскую солидарность сотрудничать, делать все возможное, чтобы МОК повернулся лицом, может быть, к тем проблемам, которые сегодня имеет Украина. Я выскажу эту позицию официально 31 марта. Мы получили подтверждение от господина Самаранча, что он приедет в Украину. На этой встрече буду я, Владимир Платонов, Марина Булатова и генеральный секретарь НОК Владимир Геращенко. Сейчас вносятся изменения в структуру МОК, 15 мест отдается президентам Национальных олимпийских комитетов, 15 мест для президентов международных федераций. И после внесения изменений в Хартию может быть и три представителя от страны, это зависит от ее авторитета и вклада в олимпийское движение.

— Еще вопрос, Иван Никифорович. Госкомспорт с давних пор имел разветвленную систему своих учреждений на местах — районные и областные спорткомитеты. А что есть на местах у Национального олимпийского комитета?

— Вы, наверное, не один раз слышали, как я с трибуны говорил: люди добрые! Если бы вы сделали так, чтобы отделения НОК, имеющиеся в каждой области и в Автономной Республике Крым заработали, то мы подняли бы спорт еще на высший уровень. Хорошо работают в Севастополе, а больше я не сказал бы, что работают отделения так, как нужно. Сегодня поставлена задача: местные отделения Госкомспорта должны стать полноправными участниками олимпийского движения на своих территориях, поскольку штат у них небольшой, то часть работы должны брать на себя региональные НОКи. В февраля состоится семинар руководителей отделений НОК, и я готов вас пригласить.

Ивану Никифоровичу пришлось отвечать и на ставший «вечным» вопрос о конфликте, все еще существующем в художественной гимнастике, расколотой перед Играми на два враждующих лагеря. В ответ президент НОК мог только высказать сожаление о том, что проблему не решили сразу после Олимпийских игр 1996 года в Атланте, и остается надеяться на то, что все акценты в этой истории будут наконец расставлены после Олимпиады-2000 в Сиднее.

На вопрос телекомментатора Валентина Щербачова, пойдет ли на пользу очередная реорганизация Госкомспорта с новым добавлением к его функциям молодежи и туризма, Иван Федоренко ответил, что Указы Президента Украины не обсуждают, а исполняют. Через туризм подключатся люди к таким массовым видам спорта, как горные лыжи, сани, фристайл, мотоспорт. Тесно связана со спортом и работа с молодежью. Единственно — нужно сохранить структуру управления спортом в регионах.

О еще одном «вечном» вопросе напомнила журналистка Людмила Радченко: как идут дела с созданием в Украине собственной службы допинг-контроля?

Лаборатория для допинг-контроля — это наша головная боль, — ответил президент НОК, — в свое время у меня была договоренность с господином Спиженко, который имел лабораторию в своем ведомства и был согласен работать над созданием украинской службы спортивного допинг-контроля. Необходимо было туда вложить около 400 тысяч немецких марок, и она начала бы работать. Ее возможности ориентировочно оценивались в 3,5 тысячи проб в год. Но со временем Юрий Спиженко ушел с должности председателя комитета медико-биологической промышленности. Теперь проблему приходится решать с институтом токсикологиии. Возможно, подключится институт питания ректор которого бывший велосипедист, мастер спорта. Но, к сожалению, все это повисло в воздухе и остается у нас проблемой номер один. Каждая наша проба, сделанная за границей, стоит более 150 долларов, а вместе с пересылкой и специальной тарой — еще вдвое дороже.

В общем остается добавить, что разговор президента НОК с народом вышел полезным и интересным. Пожалуй, лично у меня осталось одно сомнение: захочет ли профессиональный дипломат, бывший посол Испании в СССР Хуан Антонио Самаранч обсуждать важные вопросы с группой членов исполкома НОК в отсутствие своего делегата в Украине Валерия Борзова, как это, очевидно, предполагается?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно