И ВЕЧНЫЙ БОЙ

26 февраля, 1999, 00:00 Распечатать

Несколько лет назад, учась во Львове, я попробовала снимать квартиру. - Люблю чистоту, - предупредила хозяйка, обрадовав меня: я ведь тоже люблю чистоту...

Несколько лет назад, учась во Львове, я попробовала снимать квартиру.

- Люблю чистоту, - предупредила хозяйка, обрадовав меня: я ведь тоже люблю чистоту. Откуда же было знать, что я и понятия не имею о «настоящей» чистоте...

В этом доме полы мыли три раза в день. Причесывались только в ванной, после чего ее следовало протереть влажной тряпкой. Хлебная крошка, упавшая на пол в кухне, приравнивалась к страшному преступлению, сравнимому разве что с дерзостью выйти на крыльцо в домашних тапках. Зоркие глаза хозяйки замечали пятнышко высохшей воды на зеркале, шарик пыли между половицами и волосок на обивке кресла. Все это вызывало у нее невообразимую бурю возмущения.

Честное слово, в общежитии, где с потолка сыпалась штукатурка, а по стенам весело бегали тараканы, жить оказалось гораздо легче.

«Вещи не распакованы, а она уже взялась за раковину!» Ну что может звучать приятнее, чем вот такой противный голос соседки, признающей, что у вас - самые сверкающие кастрюли, самые белоснежные наволочки и самые веселенькие занавески. Какой женщине не нравится слышать, как ее называют хорошей хозяйкой? Но никакие успехи в общественной жизни в глазах тех же соседей не оправдают женщину, питающуюся всухомятку и философски относящуюся к слою пыли на подоконнике. Быт был и остается главной сферой, в которой женщина старается доказать свою состоятельность. А часто и единственной.

Смыть слой жира с тарелок и кастрюль, заставить сверкать ту же раковину - в такие минуты женщина чувствует свою власть над вещами и силами природы. Уют в доме зависит только от нее, и это напоминает увлекательную игру. Само выражение «в доме чувствуется женская рука» показывает превосходство женщины над мужчиной в этой области. Когда в воздухе пахнет свежестью, каждая вещь занимает свое место и нигде нет ни малейшей пылинки, эстетическое чувство хозяйки торжествует.

Но на следующий день пол снова требуется мести, а посуда опять будет грязной - и все начинается сначала. Работа домохозяйки - сизифов труд. Не создается ничего нового, все усилия прилагаются только к тому, чтобы поддержать существующий порядок. Результаты труда уничтожаются мгновенно, буквально на глазах. Противодействовать этому нет никакой возможности, и тем не менее хозяйка пытается удержать свои только что завоеванные позиции. Она запрещает трогать хрусталь в серванте и садиться на застеленный покрывалом диван. Она объявляет чайный сервиз «гостевым», а большую комнату - «не местом для детских игр». Так называемая «грязь» перестает быть абстрактным понятием, становится конкретным зримым врагом, которому хозяйка объявляет священный джихад. В этом вечном бою покой, пожалуй, даже не снится. Пыль садится на полированный шкаф через пять минут после того, как ее вытерли, а никелированная плита тускнеет, стоит лишь отвернуться.

Парадокс заключается в том, что большинство образцовых хозяек ненавидят свою ежедневную работу. И тем с большей страстью занимаются ею, чувствуя себя добровольными жертвами и обвиняя близких, неспособных это оценить и только вставляющих палки в колеса. Если бы дети понимали, как тяжко работает по дому их мать, они бы не пачкали одежду и не разбрасывали игрушки по полу. И как не накричать на мужа, снова забрызгавшего мыльной пеной зеркало в ванной? Женщину начинает раздражать любая более или менее активная деятельность членов семьи, несущая угрозу чистоте. Она бы им и дышать запретила, будь это в ее власти.

У детей это часто вызывает ответный протест. «В моем доме никогда не будет генеральной уборки!» - дает себе слово девушка, подавленная мрачным фанатизмом матери. При этом она прекрасно понимает необходимость домашней работы для обеспечения нормальной жизни. Другое дело, когда эта работа заменяет собой саму жизнь.

Еще в 50-х годах было подсчитано, что в целом женщина тратит на работу по дому три с половиной часа в день. Сейчас, с появлением в обиходе современных пылесосов, стиральных машин, моющих средств, не говоря уже о кухонных комбайнах, эту цифру можно еще сократить. И тем не менее домохозяйка готова трудиться с утра до вечера и никогда не знать уверенности, что вся работа переделана. Заколдованный круг борьбы с нечистотой захватывает женщину и не оставляет ей времени для собственно жизни. Замечено, что мужчина, занятый работой по дому, производит гораздо менее тягостное впечатление. Для него это - комплекс не очень приятных, но неизбежных обязанностей, от которых надо по возможности отделаться как можно скорее. Примерно так же относятся к хлопотам по хозяйству и все творческие люди.

Французская писательница-философ Симона де Бовуар проводит еще одну параллель. Культ чистоты особенно силен в пуританских обществах, наряду с идеалами строгости и целомудрия. В то время как в средиземноморских странах, где люди наслаждаются жизнью и любовью, отсутствие идеального порядка вовсе не считается смертным грехом. Невостребованную энергию, вызванную недостатком любви, женщина направляет на домашнее хозяйство. «Будут серые сумерки в прибранном доме», - так в одной строчке Александр Вертинский описывает женское одиночество.

...А все-таки неплохо затеять в субботу генеральную уборку. Выбить ковры, почистить раковину новым «Кометом» и повесить на окна веселенькие занавески. И заставить эту противную соседку признать вас хорошей хозяйкой. Вот только в промежутках не забывать жить.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно