И НЕ ТОЛЬКО АНГЛИЙСКОЕ ЗОЛОТО

1 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 1 октября-7 октября

28 апреля 1942 года из Мурманска в Англию отправился морской караван, состоящий из тринадцати транспортных судов...

28 апреля 1942 года из Мурманска в Англию отправился морской караван, состоящий из тринадцати транспортных судов. В непосредственном охранении конвоя находились 6 эсминцев, 4 эскортных корабля и траулер, а непосредственное прикрытие осуществлял крейсер «Эдинбург» (флаг контр-адмирала Бонхэма-Картера). Кроме того, на первом этапе пути конвоя его сопровождали английские тральщики и два советских эсминца.

В ночь перед отплытием на борт «Эдинбурга» подняли 93 деревянных ящика, которые под усиленной охраной перенесли в снарядный погреб. Тогда никто, кроме командира корабля и высокого советского начальства, не знал, что в ящиках находятся золотые слитки общим весом около 5,5 т! Крейсеру предстояло выполнить секретную миссию - доставить золото союзникам в счет оплаты военных поставок Советскому Союзу.

29 апреля немецкая воздушная разведка и подводные лодки обнаружили конвой, а во второй половине следующего дня «Y-456» атаковала крейсер «Эдинбург», шедший противолодочным зигзагом впереди конвоя. Две торпеды попали в цель, и крейсер малым ходом в сопровождении 4 эсминцев пошел в Мурманск. Ему надо было пройти 250 миль. Вскоре советские корабли ушли, сославшись на отсутствие горючего.

После полудня 1 мая вслед за безрезультатной атакой немецкими торпедоносцами конвоя появились три эсминца противника. Они предприняли не менее пяти попыток прорваться к конвою, но умело и решительно действовавшее охранение (оно было значительно слабее атакующей стороны) не допустило этого. Погибло одно советское судно. Не добившись успеха, немецкие эсминцы оставили конвой «QP-11». Остаток пути он прошел без инцидентов.

Тем временем «Эдинбург», управляясь машинами, медленно шел на восток; вечером первого мая к нему присоединились 4 тральщика. А рано утром следующего дня появились три эсминца противника. Английские тральщики получили приказ уйти из зоны огня. Последовала серия схваток, в ходе которых крейсер вывел из строя немецкий эсминец, но сам получил торпеду в среднюю часть. Оба английских эсминца также были тяжело повреждены. Немецкие корабли могли уничтожить англичан, но они занялись спасением своей команды, сняв ее с поврежденного эсминца и затопив его. Экипаж «Эдинбурга» покинул корабль, перейдя на подошедшие к борту тральщики, причем не взяв ничего, кроме вахтенного журнала и списков личного состава. После чего крейсер был потоплен торпедой.

Командующий Северным флотом в годы Великой Отечественной войны адмирал А.Головко считал, что для спасения этого корабля были использованы далеко не все возможности. Крейсер «Эдинбург» можно и нужно было отвести в Кольский залив. Атакованный гитлеровцами крейсер мог не только оставаться на плаву, но и возвратиться на буксире в один из наших портов. На крейсере было в исправности все, кроме руля и винтов. Имея солидное вооружение, к тому же защищенный другими кораблями, он мог постоять за себя. Однако крейсер был добит английским эсминцем и пошел на дно вместе с грузом золота.

Обстоятельства гибели «Эдинбурга» весьма любопытны и еще раз подтверждают, что для Британского адмиралтейства, при любых условиях, большую ценность представляли именно моряки английского флота и их жизни, а не груз, перевозимый ими, или корабли.

Так окончилась военная судьба одного из английских крейсеров времен второй мировой. Однако еще далеко не закончена была история золота.

Тот факт, что на борту погибшего крейсера «Эдинбург» находилось золото, скоро перестал быть тайной. Информация о нем появилась в английской прессе сразу же после войны, а с 50-х годов начались разговоры о возможном поиске крейсера с находящимися на его борту сокровищами.

Но как это сделать? Корабль затонул на глубине в четверть километра. Кроме того, правительство Великобритании, дабы пресечь возможные претензии всяческих авантюристов, объявило «Эдинбург» военным захоронением (как-никак на нем покоилось 57 моряков), и, следовательно, тот получал полную неприкосновенность.

Тем не менее разработка проектов подъема золота не прекращалась. Наиболее преуспел в этом англичанин Кейт Джессоп. Будучи опытным водолазом, он хорошо разбирался в подводной технике, а кроме того, обладал способностями историка-исследователя. Более 10 лет Джессоп собирал всевозможную (подчас противоречивую) информацию о последнем походе «Эдинбурга», пока в 1979 году не решился организовать поисковую экспедицию. Хотя конкретных результатов экспедиция не принесла, но район поиска удалось обозначить довольно четко. Особенно ценной оказалось свидетельство капитана одного траулера: в его сеть попали обломки - похоже, с «Эдинбурга».

В следующем году Джессоп совместно с одной водолазной компанией из города Абердина создал собственную фирму «Джессоп мэрии рикавериз». Заинтригованные солидным кушем, в его проекте согласились участвовать известные корпорации - английская «Ракал-Декка» и западногерманская ОSА. Первая обеспечила экспедицию электронным и гидроакустическим оборудованием, вторая предоставила поисковое судно «Дэмптор».

В начале мая 1981 года оснащенный по последнему слову техники «Дэмптор» отправился в Баренцево море. Ему сопутствовала удача: в первый же день поиска крейсер был обнаружен! «Эдинбург» лежал на левом борту на глубине 250 м. С помощью видеокамер удалось даже отснять небольшой фильм.

Поисковое судно вернулось в Киркенес, откуда Джессоп срочно вылетел в Москву, а оттуда - в Лондон. Итогом переговоров стало советско-британское соглашение, подписанное 5 мая. Стороны договорились, что фирма Джессопа несет все затраты по подъему золота сама и в случае неудачи никакой компенсации ей не полагается. Если же золото будет поднято, то, учитывая, что работы сопряжены со значительным риском, фирма «Джессоп мэрии рикавериз» получит 45% драгоценного металла. Оставшиеся 55% должны быть поделены между СССР и Великобританией в пропорции примерно 2:1, так как Советский Союз еще в годы войны получил страховку в размере 32,32% от стоимости золота, выплаченную Британским бюро страхования от военных рисков. Соответственно, этот процент лежащего на дне драгоценного груза автоматически перешел в собственность англичан.

Отвечая на протесты ветеранов «русских конвоев», требовавших не беспокоить останки погибших моряков, Джессоп заявил, что подъем золота будет осуществлен через торпедную пробоину в правом борту и все остальные помещения крейсера останутся нетронутыми. В августе у экспедиции появилось новое судно «Стефанитурм», приобретенное фирмой OSA. Ранее оно обслуживало буровые платформы в Северном море, для чего было оснащено барокамерами на 10 водолазов, глубоководным колоколом, мощными лебедками и другим оборудованием.

Основные работы развернулись в сентябре. Попытка проникнуть в погреб с золотом через торпедную пробоину не увенчалась успехом - путь преграждали искореженные металлоконструкции и огромное количество проржавевших снарядов. Пришлось прорезать дополнительный лаз и искать путь к цели через топливные танки. Водолазы работали в чрезвычайно трудных условиях; многие из них жаловались на недомогание, что неудивительно - работы на такой глубине проводились впервые в истории.

16 сентября на поверхность был поднят первый 11,5-килограммовый золотой слиток. Настроение участников операции резко повысилось, и они взялись за дело с удвоенной энергией. За три последующие недели удалось поднять на поверхность 431 слиток золота общим весом около 5,13 т (точнее - 5 129 295,6 г). На «Эдинбурге» оставалось еще 34 слитка, но ухудшение погоды и крайнее утомление водолазов заставили Джессопа 7 октября прекратить работы. Через день «Стефанитурм» прибыл в Мурманск. Общая стоимость извлеченного золота составила более 40 миллионов фунтов стерлингов. Это абсолютный рекорд в истории поиска морских сокровищ.

Подъем со дна моря оставшихся ценностей удалось осуществить только через пять лет. Хотя на борту крейсера оставалось еще 375 кг золота, консорциум Джессопа распался: его компаньоны посчитали, что предстоящие расходы могут не окупиться. В конце концов английский предприниматель продал советско-британский контракт своим конкурентам - фирме «Уорлтон-Уильямс». Как пишет приложение к журналу «Моделист - Конструктор» (Российская Федерация), 28 августа 1986 года новое прекрасно оборудованное судно «Дипуотер-2» вышло из шотландского порта Питерхед и направилось в Баренцево море. В течение двух недель было найдено и поднято на поверхность 29 слитков. Последние пять так и не нашли: вероятно, при взрыве или опрокидывании крейсера они попали в соседние отсеки левого борта, где отыскать их среди разбросанных повсюду боеприпасов оказалось нереальным. 18 сентября «Дипуотер-2» вернулся к родным берегам, золото же поделили между СССР и Великобританией в той же пропорции. В одной из самых необычных глубоководных операций была поставлена точка.

...ДО ИНДИЙСКОГО ОКЕАНА

Впечатляющей катастрофой, случившейся в 1944 году в Бомбее, был взрыв судна «Форт Стайкин» с грузом боеприпасов. Причина пожара оставалась загадкой для лордов Адмиралтейства, проводивших тщательное расследование этого происшествия.

Капитан Александр Найсмит был опытным моряком, с 16 лет бороздивший моря и океаны. Пароход «Форт Стайкин» совершал свой пятый рейс и был загружен 12 истребителями «Спитфайр», планерами, 1395 тоннами боеприпасов и взрывчатых веществ. В составе конвоя вместе с другими судами 24 февраля 1944 года «Форт Стайкин» отошел от берегов Великобритании. Его маршрут протяженностью 11600 км пролегал через Атлантику, Гибралтар, Средиземное море, Суэцкий канал, Красное море, Баб-эль-Мандебский пролив и через Аравийское море - в Индию. В ходе вторжения на территорию Индии японская армия, отбрасывая союзные войска, вышла на Импхальскую равнину. Нависла опасность над коммуникациями и непосредственная угроза авиационным базам союзников.

Переход в основном был спокойным, лишь в Средиземном море экипажу пришлось участвовать в отражении налета немецкой авиации. Далее, уже в одиночку, без конвоя, «Форт Стайкин» 30 марта 1944 года благополучно прибыл в Карачи. Английские самолеты и планеры с судна сняли и догрузили в основном его кипами хлопка-сырца, бочками со смазочным маслом. Самовозгорание хлопка от соприкосновения его с маслом и их соседство со взрывчаткой вызвали серьезные опасения капитана Найсмита. Он выразил протест властям, но ему приказали следовать в указанный порт назначения.

12 апреля 1944 года «Форт Стайкин» прибыл в Бомбей. В полдень пароход ввели в док, где уже находилось не менее десятка судов. По международным морским законам судно, имеющее на борту взрывоопасный груз, обязано было разгружаться на рейде, но ввиду военного времени это правило отменили. Разгрузка началась 12 апреля и продолжалась до рокового часа 14 апреля. В 12.30 первым заметил дым над разгружающимся пароходом старший помощник однотипного судна «Форт Кревье». Дым был довольно жидким, и никому не пришло в голову, что на судне «Форт Стайкин» может быть пожар. Те, кто с большого расстояния видели дым, решили, что находящиеся на пароходе люди знают об этом, и поэтому тревоги не поднимали. Но, как ни странно, именно те, кто был рядом, дыма не замечали. Люди продолжали разгрузку.

Так продолжалось до тех пор, пока дым совсем стал заметным. Он быстро заполнил трюм, и рабочие с криками начали выбираться наружу. Пожарные тут же прибыли с передвижным насосом, а затем к судну подошли машины. Ввели в действие и судовую систему пожаротушения. Моряки и пожарные, занятые тушением, лили воду в задымленный трюм наугад, не имея представления об очаге возгорания. Затопить судно на месте оказалось невозможно - кингстоны были устроены только на выпуск воды. Очаг пожара из-за мелководья находился бы выше уровня воды даже при затоплении судна. Вывести корабль на рейд тоже не представилось возможным - его машины были разобраны для ремонта. Перед портовыми властями и начальником пожарной службы встала дилемма - тушить судно на месте или попытаться вывести его на буксире в открытое море. Решили оставить все как есть. К пароходу подошли два водоналивных судна и подали шланги в помощь пожарным. Около 15.00 на борту судна стала пузыриться краска, и вскоре обозначилось трехметровое пятно вишневого цвета. Очаг пожара стал явным и требовалось проделать в обшивке судна отверстие, чтобы подавать воду непосредственно в очаг. Однако присланный газорезательный аппарат оказался неисправным, а новый прибыл слишком поздно. Пожар между тем разгорался, несмотря на то, что судно «Форт Стайкин» приняло уже более 900 тонн воды. В 15.45 все немедленно покинули судно. Над ним поднимались языки пламени, достигавшие верхушек мачт. Капитан Найсмит вернулся на пароход, чтобы удостовериться в отсутствии задержавшихся. Сигнал опасности для других судов не подали. Сошедшие с парохода люди стремились отбежать подальше от горевшего корабля, в то же время толпа любопытных напирала обратно.

Надвигающейся беды уже остановить не мог никто - в 16.06 пароход взорвался! От взрыва образовалась сильная приливная волна, стоявший рядом с «Форт Стайкиным» 135-метровый пароход «Джалападма» подняло на 20 метров и выбросило на крышу берегового склада! В тысяче миль от Бомбея у подножия Гималаев на метеостанции сейсмограф выписал характерную кривую - даже там ощущалась сила взрыва. Порт Бомбея превратился в сплошное море огня! Правда, взорвалась лишь носовая часть парохода, тогда как корма с 784 тоннами боеприпасов оставалась еще на плаву. Через 34 минуты пришла и ее очередь - последовал второй, еще более разрушительный взрыв.

Катастрофа была ужасной. В радиусе двух километров все было засыпано горящим хлопком, пылающими бочками с маслом, зажигательными бомбами и кусками раскаленного металла. Легкие деревянные постройки вспыхивали как спички. Число погибших установить не удалось - просто никто не знал численности жителей в густонаселенных кварталах. Официально же насчитали лишь 336 убитых и более тысячи раненых. Пятнадцать торговых судов и два военных корабля были уничтожены. Ущерб, причиненный взрывом, оценивался более чем в 20 миллионов фунтов стерлингов.

Что же послужило причиной пожара, а затем взрыва парохода? Наиболее вероятной причиной пожара официальные круги Великобритании признали непотушенную сигарету. Такая версия случившегося устраивала всех - виноватых нет. Но было еще одно обстоятельство.

Первый взрыв произошел в трюме №2. Помимо боеприпасов и хлопка, в нем был стальной ящик размером 1,5х1,2х1,2 метра. В Англии в него загрузили 124 золотых слитка весом 12,7 килограмма каждый. Этот груз предназначался Бомбейскому банку и оценивался в один миллион фунтов стерлингов. Второй помощник капитана Харрис принял груз, закрыл ящик на ключ и для надежности приказал заварить его точечной сваркой. Обычно о перевозке крупных ценностей на борту судов знает лишь ограниченный круг лиц, но на этот раз о золоте гудела вся команда «Форт Стайкина». Матросы ни о чем другом не говорили, как о ящике с несметным богатством. Они, шутки ради, даже строили хитроумные планы.

Шутки шутками, но у кого-то из команды могла зародиться и совсем нешуточная идея завладеть золотом. В порту Карачи во время стоянки сошел на берег с вещами и не вернулся один из кочегаров. Капитан Найсмит был невысокого мнения о своей команде, так как в этот рейс он не набирал ее лично. Возможно, как пишет газета «НЛО» (Российская Федерация), именно в Карачи и следует искать начало инцидента на «Форт Стайкине» - золото похитили, а пожар устроили для сокрытия преступления. Такому плану способствовало еще и то, что к ящику с золотом никто не прикасался со времени захода в порт. Сразу по прибытии в Бомбей старший помощник Хендерсон связался с банком, чтобы тот выделил полицейскую охрану и получил груз. Однако банк отказался принимать золото в стальном ящике, требуя, чтобы его доставили в деревянной упаковке. Хендерсон опасался вскрыть ящик газовым резаком в окружении взрывчатки. Решили отложить дело с золотом до освобождения трюма от боеприпасов. Но 14 апреля пароход взорвался, навеки скрыв тайну преступления. После был найден лишь один слиток - он пробил железную крышу и упал на балкон дома инженера Б.Мотивала в жилом квартале Бомбея.

Устраняя последствия взрыва, воду из дока, где находился «Форт Стайкин» спустили и занялись очисткой дна от обломков. Целые бригады индийцев с бамбуковыми шестами в руках и босиком ощупывали дно дока, поднимая все найденное на поверхность. Было найдено множество предметов, вплоть до кофемолки, но ни одного слитка! Не могло же исчезнуть и испариться более 1,5 тонны золота? Часть его, конечно, оставалась на корабле. Все золото в Карачи украсть не могли - слишком уж тяжел был груз. Однако определенная его часть явно исчезла в Карачи, а оставшуюся разметал взрыв. Примечательно и то, что весь экипаж судна за исключением капитана Найсмита, старпома Хендерсона и второго кока Джоппа, остался жив. В числе спасшихся оказались и сообщники сбежавшего с золотом кочегара...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно