…И МЕЖДУ СТРОЧЕК СИНИЙ ПЛАТОЧЕК… К 95-ЛЕТИЮ КЛАВДИИ ШУЛЬЖЕНКО

23 марта, 2001, 00:00 Распечатать

…После каждой песни зал взрывался грохотом аплодисментов. На сцену выносили букеты цветов, а разноцветный дождь их продолжался с верхних ярусов и боковых лож...

Клава с отцом и братом Колей

…После каждой песни зал взрывался грохотом аплодисментов. На сцену выносили букеты цветов, а разноцветный дождь их продолжался с верхних ярусов и боковых лож. И казалось, что певица равнодушна к своему успеху, ведь она давно увенчана лаврами всенародной любимицы, ее визитные карточки-песни стали общенародным достоянием, и нет, по-видимому, ни одного человека «от Москвы до самых до окраин» огромной державы, который не напевал бы хоть иногда какую-либо ее песню…

…И вот она плавно поднимает руки вверх, разведя ладони в стороны, и зал затихает. Потом она поднимает голову, …закрывает глаза...

...Именно так было в тот горестный день 22 июня 1941 года, в теплом розовом Ереване. Ее концерт не был отменен — тут не ждали бомбежек. Но все понимали, что во многих семьях наступают часы прощания — военная разлука встала у порогов. Когда начала петь «Руки»:

...Нет, не глаза твои

я вспомню в час разлуки,

не голос твой услышу

в тишине... —

 

слезы подступили к глазам — ведь война надолго, а то и навсегда разведет миллионы рук. И песня неожиданно получила новый смысл. Вот отзвучал последний аккорд... и в зале каменела тишина. Только когда она сделала движение в сторону кулис, раздались нарастающие волнами аплодисменты, и она почувствовала, что искусство ее всегда будет нужным, любимым. Потому что была она не просто эстрадной певицей, а выдающейся актрисой своего театра интимно-лирической песни. Ее героини — юные искренние девушки, пораженные таинством любви, молодые женщины, умудренные жизненными коллизиями дамы. Все они — богатого душевного склада и преподносят слушателям-зрителям элегические повествования о любви, проникновенные романсы о верности, шуточные и озорные песни. И все это — доверительно, без артистично-наигранной сентиментальности и эффектной надрывности и фальши. Голос и его интонации, скупые, но выразительные жесты, мимолетные телесные движения — это составные части живого песенного образа...

Клава с отцом и братом Колей

...Семнадцатилетняя дочь бухгалтера на железной дороге Клавдия Ивановна Шульженко решила испытать судьбу и поступить, не имея соответствующего образования и опыта, на сцену Харьковского русского драматического театра. Театром тогда руководил опытный режиссер, авторитетный в театральных кругах не только Харькова, тогдашней столицы Украины, но и далеко за его пределами. В ответ на предложение Н.Синельникова что-нибудь прочесть Клавдия Шульженко заявила, что лучше споет.

— Ну что ж, споем. И аккомпанировать вам будет пианист... — он позвал к роялю молодого человека по имени Дуня. Им оказался заведующий музыкальной частью театра, еще даже не начинающий композитор Исаак Дунаевский. Впоследствии они поддерживали дружеские отношения до последнего дня. Правда, весьма скромно творческое сотрудничество Клавдии Шульженко и Исаака Дунаевского — в ее песенном репертуаре вряд ли можно насчитать десяток песен Дунаевского...

…А в тот памятный весенний день 1923 года Клавдия Шульженко впервые выступила перед слушателями — это были работники театра, знавшие толк в сценических действах. А она впервые пела со сцены свою любимую с детства песню — «Розпрягайте, хлопці, коні». Известно, что песня эта своей популярностью приобрела славу народной, а это уже затмило имя ее малоизвестного автора — Д.Багацкого.

Закономерно и то, что когда Клавдия Шульженко приступила в 1937 году к работе над своей первой пластинкой, для записи она выбрала именно эту песню.

...Николай Николаевич Синельников внимательно прислушивался к голосу этой скромной и симпатичной девушки и присматривался к ее поведению на сцене. Будучи замечательным наставником и педагогом, не говоря уже об опыте режиссерском, он усмотрел в Клавдии Шульженко задатки большого таланта. Но не драматической актрисы. Видимо, Н.Синельников тогда и понял, что специфика певческих особенностей амбициозной девушки сможет приобрести впоследствии характер театра одной исполнительницы. И он принял Клавдию Шульженко в коллектив театра. Правда, никаких значительных ролей она не получила, да она и не стремилась к ним. Ей были предоставлены неограниченные возможности петь! То ли в спектаклях, то ли в дивертисментах, то ли в концертах.

«Ты должна играть песню и при этом исполнять в ней все роли». Эти слова Николая Синельникова она помнила всю жизнь, они просто были животворным законом ее творчества.

...И она пела, пела, пела. На концертных площадках, в рабочих клубах... Пела песни не очень высокого уровня — это были душещипательные и «жестокие романсы»… Это были очень популярные «Кирпичики» или «Шахта №3». Хотя подобные песни в исполнении Клавдии Шульженко и имели сезонный успех у невзыскательной харьковской публики, сама певица все же поняла, что ей необходим свой репертуар. Поиск «своих» авторов привел ее к знакомству со студентом Харьковской консерватории Юлием Мейтусом, который только начинал испытывать свои силы в композиции. А молодой харьковский поэт Евгений Брейтигам получил возможность заявить свои поэтические строки исполнением их со сцены Клавдией Шульженко в виде песен. Так начал формироваться репертуар певицы. Такие песни, как «Красный мак», «На санках», «Красная Армия», а затем и джазовая мелодия Джонстона «Силуэт», обработанная Ю.Мейтусом и подтекстованная Е.Брейтигамом, были доброжелательно приняты харьковской публикой.

...В 1928 году Клавдия Шульженко умчалась в Ленинград в поисках своей синей птицы. Конечно, не случайно ею был выбран Ленинград. В те годы в Москве и Ленинграде собирались лучшие эстрадники — композиторы, поэты, певцы, музыканты. Естественно, утвердиться на эстраде удавалось далеко не всем обладателям талантов — ведь не каждому творческую дорогу освещала лучезарная улыбка Госпожи Удачи...

И вот 5 мая 1928 года на сцене Ленинградского мюзик-холла состоялось дебютное выступление Клавдии Ивановны Шульженко. Ее успех превзошел все ожидания. Вместо запланированных двух песен Ю.Мейтуса довелось исполнить все семь, составлявших ее репертуар. Молодая исполнительница уверилась, что перо, заветное перо легендарной синей птицы уже в ее руках. И она, как мы знаем, не ошиблась, ее ожидал новый успех, на этот раз — на сцене столичного мюзик-холла. Она выступила в спектакле «Условно убитый» с музыкой Дм.Шостаковича. Тут произошла еще одна знаковая встреча двух восходящих звезд — Клавдии Шульженко и руководителя московского теа-джаза Леонида Утесова. И возникшая между ними дружеская симпатия тоже не угасала до последнего дня…

А замуж Клавдия Шульженко вышла за начинающего, но уже приобретавшего известность мастера разговорного жанра Владимира Коралли. После всего нескольких, но достаточно ярких выступлений на сценах Ленинграда и Москвы пришел успех и уверенное ожидание всеобщего признания. Она легко стала штатной артисткой Ленинградского мюзик-холла. Тут она не только пела, но и проявляла свой драматический талант. На нее обратили внимание кинематографисты. И вот Клавдия Шульженко и Владимир Коралли снялись в кинофильме режиссера М.Авербаха «Кто твой друг?». А режиссер фильма «На отдыхе» предложил Клавдии Ивановне спеть песню вместо актрисы, игравшей главную роль. Через некоторое время фонограмма этой песни, переписанная на пластинку, была выпущена фабрикой «Ленкино» без указания фамилии исполнительницы. Так случился дебют Клавдии Шульженко в звукозаписи в 1937 году.

Фамилия была уже на слуху у деятелей Главпласттреста, выпускавшего пластинки, и потому Клавдия Ивановна оказалась в студии звукозаписи Ленинградской экспериментальной фабрики грампластинок. Клавдия Ивановна очень придирчиво относилась к выбору песен, подлежащих увековечению в пластмассе, и сразу же отказалась от обитавших на эстраде шлягеров. Она остановила свой выбор на уже упоминавшейся «Розпрягайте, хлопці, коні» и русской народной песне «До свидания, тихий Дон». Мягкая, раскованная манера исполнения привлекла слушателей, хотя и нужно отметить, что на этих двух песнях лежал модный тогда налет эстрадности и танцевальности.

Пластинка быстро разошлась, и Клавдию Шульженко пригласили работать над целой программой грамзаписи. Певица выбрала песни интимно-лирического направления. Это, конечно, «Песенка о юге», мелодия которой была написана Ежи Петербургским еще в 30-е годы, и у нас известная как «Утомленное солнце», это и танго «Портрет» из репертуара Л.Утесова, и пронзительно нежная «Дружба» из репертуара Вадима Козина, и всегда любимый ею «Силуэт» Джонстона в обработке Ю.Мейтуса, и ряд других песен… Но вот что всегда было характерным для Клавдии Шульженко — бесхитростные тексты песен с непритязательными и простыми мелодиями никогда не вызывали ощущения банальности, привычности, заштампованности. По-видимому, это результат особого душевного настроя, чистоты, искренности исполнения, сердечности.

Как-то Владимир Коралли, подбирая для жены репертуар, обратил внимание на романс Ильи Жака на слова Лебедева-Кумача под названием «Руки». Его уже пели разные исполнители, но... Клавдии Ивановне романс очень понравился, она стала его петь. И произошло чудо превращения — песня превратилась в взволнованный рассказ о большой романтической любви. Популярность романса и его исполнительницы росли от концерта к концерту. А вскоре появились и первые пластинки с записью романса «Руки», который стал жемчужиной предвоенного репертуара Клавдии Шульженко.

А творческий портрет джаз-оркестра Якова Скоморовского с приходом Клавдии Шульженко и Владимира Коралли преобразился. Яркая и притягательная манера исполнения Клавдии Шульженко стала замечательным вокальным орнаментом всех выступлений оркестра. Поэтому именно ей довелось формировать песенный репертуар, включая в него уже известные песни И.Дзержинского, К.Листова, И.Дунаевского и других авторов. Продолжал тему элегической любви в песнях для Клавдии Ивановны Илья Жак, оставивший в памяти поклонников песенного творчества Клавдии Шульженко такие шедевры, как «Встречи», «В вагоне поезда», и, конечно, обработанную им песню Николаса Бродского «Записка».

Не только грустные и печальные песни исполняла Клавдия Шульженко, не только элегические мотивы в ее голосе покоряли концертные залы. Лихой «Андрюша» Ильи Жака, озорные «Кукарача» и «Челита» мексиканского композитора Фернандеса поселились едва ли не в каждом дворе, стали постоянными и непременными участниками всяких торжеств — семейных застолий, молодежных встреч, народных гуляний. Клавдия Шульженко вошла в каждый дом…

Осенью 1939-го был проведен 1-й Всесоюзный конкурс артистов эстрады. Авторитетное и крайне строгое жюри во главе с И.Дунаевским даже не присудило никому первой премии, хотя в числе конкурсантов было немало талантливых артистов — Арк.Райкин, Арк. Погодин, К.Джапаридзе, Д.Пантофель-Нечецкая и др.

«Челита», «Девушка, прощай» и «Записка» — все три песни, представленные Клавдией Шульженко, произвели на жюри и зрителей неизгладимое впечатление. Она стала лауреатом конкурса. Росла популярность Клавдии Шульженко. Два мощных завода Грампласттреста выпускали огромное количество пластинок с записями Шульженко, которые на прилавках не задерживались…

Клавдия Шульженко и Владимир Коралли, расставшись с оркестром Якова Скоморовского, возглавили другой популярный джаз-оркестр, руководителем которого стал известный трубач Алексей Семенов. В этом коллективе Клавдия Ивановна получила значительную самостоятельность в выборе репертуара, что, естественно, представило более широкие возможности для дальнейшего совершенствования. И к песням, принесенным из оркестра Скоморовского, добавились и новые, преимущественно веселые, лирические, с шутливыми грустинками. Это были «Дядя Ваня», «Сочи», «Мама» М.Табачникова, «О любви не говори» М.Феркельмана, «Упрямый медведь» Б.Фомина и множество иных, составивших золотой фонд довоенной эстрадной лирической песни.

…Возвратившись из Еревана в Ленинград, джаз-оркестр под управлением Клавдии Шульженко и Владимира Коралли вошел в состав концертной фронтовой бригады. Певица была изумлена, когда после первых же концертов бойцы начали просить ее исполнять песни мирные, довоенные, еще из той жизни, где не было артналетов, бомбежек, атак… Раздавались требования, чтобы она выступала не в военной форме, а в мирных концертных одеждах. Так велика была тяга к тому мирному времени, которое солдаты хотели возвратить.

…Ранней весной 1942 года Клавдия Шульженко и руководимый ею и Владимиром Коралли фронтовой оркестр выступали в воинской части, охранявшей под Ленинградом легендарную «дорогу жизни» по льду Ладожского озера. После одного из концертов они познакомились с военным корреспондентом Михаилом Максимовым, который предложил Клавдии Шульженко новый текст уже известной с лета 1940 года песни Ежи Петербургского «Синий платочек». До этого Клавдия Шульженко «Синий платочек» не исполняла, считая его несколько примитивным. Как известно, «Синий платочек» со словами Якова Галицкого («Синенький скромный платочек падал с опущенных плеч…») летом 1940 года был записан на пластинку Изабеллой Юрьевой, затем Екатериной Юровской, вслед за ней — Лидией Руслановой…

…Но когда Клавдия Шульженко спела «Синий платочек» с текстом Михаила Максимова сначала для себя, безошибочное чутье замечательного и очень взыскательного мастера эстрадной песни убедило ее в предстоящем успехе именно этого варианта. И, как известно, она не ошиблась…

Следует отметить, что Шульженко мастерски сочетала лирический, сентиментальный настрой ряда своих произведений с военными, призывными песнями. Очень естественно сочетался «хороший и пригожий» «дядя Ваня» с призывными строками «синего платочка», а просто военные песни тех лет «Мы из Одессы моряки», «Давай закурим», «Моя тень» соседствовали с довоенной «Не жалею», философски задумчивой «Часы» или с залихватскими «Точно», «Ягода»...

Летом 1945 года руководимый К.Шульженко, Вл.Коралли и А.Семеновым оркестр прекратил свое существование. Это была настоящая производственная необходимость, поскольку джазовая направленность оркестра с его ритмикой, танцевальностью, обилием мощных и звонких музыкальных инструментов не только не способствовала, даже препятствовала установлению той доверительности между исполнителем и залом, того контакта между ними, от прочности которого зависит и уровень мастерства исполнителя. Помня мудрость своего первого наставника — Николая Николаевича Синельникова, она считала, что сыграть, поставить песню как спектакль можно лишь оставаясь с залом наедине.

И начались первые сольные концерты Клавдии Шульженко. Правильность принятого певицей решения подтвердилась: восторженно встречали каждую песню. Пресса не скупилась на похвальные отзывы и рецензии. Так она начала создавать Театр одной певицы, мечты о котором посеял в ее душе Николай Синельников еще в 30-е годы.

Вначале ей аккомпанировал бывший аккордеонист оркестра, затем в течение нескольких лет — выпускница Одесской консерватории.

Тепло встречали слушатели и старые песни из джазового репертуара — «Не тревожь ты себя, не тревожь» В.Соловьева-Седого, «Былое увлечение» О.Строка, «Старые письма» Е.Розенфельда, «Песенку о мужьях» М.Воловаца, и новые, особенно такие, как «Девушка милая» В.Сорокина. «Встреча с поэтом» — музыкальная новелла на мелодию вальса А.Хачатуряна к драме М.Лермонтова «Маскарад» оказалась для широкого круга слушателей необычным подарком. Над постановкой «Встречи с поэтом» Клавдия Ивановна долго работала со своим старым другом поэтом Павлом Германом…

…Расставшись с джазом, Клавдия Шульженко как бы вышла из «зоны особого внимания» высоких идеологических инстанций в период развертывания «холодной войны». Ведь эстрада с ее западническими джазами, со всеми этими низкопоклонническими перед «растленной буржуазной культурой» танцевальными ритмами, упадочничеством в его различных проявлениях была прибежищем для чуждых советскому искусству явлений. Строгое вето опустилось и на терминологию — из эстрадного лексикона даже исчезли все эти страшные слова — джаз, танго, фокстрот, румба, бостон…

…Естественно, формировать репертуар стало трудно. Требовалось разрешение главного репертуарного комитета, который многие песни не пропускал из-за наличия в них то ли джазовых интонаций, то ли танцевального стиля в западной манере. На помощь Клавдии Шульженко, ее Театру исполнительницы интимно-лирической песни пришли друзья-композиторы А.Островский, М.Табачников, А.Лепин, З.Левина, И.Дунаевский. Все они приложили немало сил, чтобы сохранить на эстраде такое уникальное и любимое народом явление, как Клавдия Шульженко... Тем не менее, репертуар пополнялся недостаточно, программы разрабатывались уныло долго и придирчиво-тщательно. Грамзаписи стали редкими, и потому певица долгое время вообще не появлялась в студиях звукозаписи.

А в 1952 году Клавдия Шульженко бросила вызов борцам за так называемую идеологическую чистоту советской эстрады — записала на пластинку испанскую песню «Голубка». Русский текст к всемирно известному танго
30-х годов «Ла палома» Себастьяна Ирадье был написан Т.Сикорской и С.Болотиным, а для фортепиано мелодию «Голубки» переложил новый аккомпаниатор певицы Борис Мандрус. Эстрадное затишье было прорвано бурным успехом новой работы Клавдии Шульженко. Небывалый тираж пластинки был вызван ее невероятным спросом! Этому, правда, способствовала и другая запись, на другой стороне той же пластинки — «Простая девчонка», песня тоже испанского происхождения и также обработанная для фортепиано тем же Борисом Мандрусом. Песня была подтекстована тоже Т.Сикорской и — о ужас! — исполнялась певицей в крамольном ритме танго…

…И вот наступили политические перемены. Они оживили эстраду. Резко начал улучшаться и репертуар Клавдии Шульженко. В 1954 году она появилась в эстрадном киноревю В.Строевой «Веселые звезды» с двумя песнями И.Дунаевского — «Звезды» и «Молчание», написанными специально для нее. Увы, это была их последняя совместная работа.

…По-прежнему в Театре одной исполнительницы интимно-лирической песни госпожой репертуара оставалась любовь, любовь, любовь… Но будучи всегда патриотом своей Отчизны, Клавдия Шульженко не замыкалась в притягательном и волнующем мире любви. Она пела о дружбе и мире между народами, о прошедшей войне, о студенческой жизни, о детях и родителях. И, как это бывало у нее всегда, ярким орнаментом выступлений становились и задорные, шуточные, веселые песни. Ах, милая и добрая Клавдия Ивановна Шульженко! Сколько душ согревал ее неповторимый голос с разнообразными и многозначительными интонациями!

…Возобновилась совместная работа Клавдии Шульженко с замечательным пианистом-виртуозом и композитором Александром Цфасманом. Вершиной исполнительского мастерства стала удивительная жемчужина всего послевоенного творчества Клавдии Шульженко — «Три вальса». Краткий и до предела емкий текст песни создает колоритный и при том простой и типичный образ девушки, женщины, дамы, в психологическом портрете которой сочетаются обыкновенные качества любящей невесты, жены, матери. Все это было до боли знакомо, близко всем слушателям, а в особенности — слушательницам. Такая песня в таком исполнении всегда будет Госпожой в Театре интимно-лирической песни Клавдии Ивановны Шульженко.

…Несмотря на возраст, Клавдия Шульженко много гастролировала, часто появлялась на телеэкранах. Она запомнилась и своим участием в легендарных «Голубых огоньках». Она стала метром эстрады. Много времени уделяла грамзаписи. «Пластинка стала не только средством распространения, — говорила Клавдия Шульженко, — специально предназначенным для знакомства широкого круга слушателей с искусством… но и средством контроля, самопроверки исполнителя…»

10 апреля 1976 года певица отмечала в Колонном зале свое 70-летие. Центральное телевидение запечатлело праздничный концерт по этому поводу. Леониду Утесову принадлежат добрые слова, сказанные в адрес юбиляра:

«В нынешнем концерте были представлены песни разного характера. Были и такие, которые прошли с ней почти весь творческий путь, но ни одна из них не устарела. Иногда сами поэты и композиторы удивляются умению певицы открывать в песне такие стороны, о которых они даже не догадывались...».

В том юбилейном концерте снова звучали «Не жалею», «Руки», «Вальс о вальсе», «Три вальса», «Былое увлечение»… и многие другие, составившие гордость, красу и славу Театра одной исполнительницы интимно-лирической песни — народной, действительно народной артистки Союза Клавдии Ивановны Шульженко.

…Она ушла из жизни 18 июня 1984 года. Не хочется мириться с тем, что созданный ею Театр одной исполнительницы интимно-лирической песни не будет продолжен ее последовательницами. А они есть…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно