Химеры цивилизации, или Эпоха поздней бронзы

25 июня, 2010, 15:27 Распечатать

Каждый раз, налаживая атомные спектрометры в наших краях, в Донецке, Мариуполе и Харькове, я сталкивался с проблемой меди...

Каждый раз, налаживая атомные спектрометры в наших краях, в Донецке, Мариуполе и Харькове, я сталкивался с проблемой меди. Ее было слишком много – и в дистиллированной воде, и в химически чистой азотной кислоте. Прибор зашкаливал уже на бланковых растворах, а графитовые атомизаторы затем требовалось многократно отжигать. Общее падение культуры после распада СССР, в том числе и культуры приготовления реактивов? Не без того, конечно. Но я копнул глубже и узнал, что Донбасс – это не только уголь и сталь, но еще и древняя медная провинция и крупный центр металлургии бронзового века!

Историки давно подозревали, что меди известных античных рудников не хватало древнему миру. Подсчитали объемы добычи, провели анализ примесей, оценили количество металла в ходу – до четверти медных и бронзовых изделий производилось из руд неизвестного происхождения! Пытались даже импортом с южноуральских рудников объяснить неувязку, но недавно выяснилось, что так далеко ходить не требовалось. И эта медь – из карьеров Бахмута, которым уже четыре тысячи лет. Здесь занималась заря бронзового века!

В бахмутской котловине на небольшой глубине залегали медистые песчаники. Южнее, под Никитовкой, издавна добывали киноварь. Совсем рядом, в Луганской области – месторождения полиметаллов, а в сумме все это означает идеальные условия для металлургии бронзы. И в начале второго тысячелетия до нашей эры возник Донецкий горно-металлургический центр. Причем, судя по находкам колесниц, его появление могло быть связано с металлургами-конниками из Аркаима, с Южного Урала. Они и передали искусство плавки племенам срубной культуры востока Украины.

Разумеется, металл большей частью плавили на месте, что куда выгоднее, нежели везти бедную руду из далеких краев. Тем более что хороших дорог тогда не было, как, впрочем, и сейчас. Но топлива в наших краях всегда хватало. Кубики угля из шахты Смолянка демонстрировались еще на Всемирной выставке в Париже в ХIХ веке. Их сжигали в фарфоровой чашке перед изумленными зрителями – и золы не оставалось, лишь легкий пепел. Эталон угля, чистый углерод, причем пласты выходили прямо на поверхность! Были тогда и леса – как раз через Бахмут проходит граница степи и лесостепи.

Здесь отливали бронзовые топоры-кельты и кинжалы, мечи, ножи, серпы и шилья, здесь же и продавали их – и кроме горняков и металлургов требовались лесорубы, углежоги и кузнецы, возчики и торговцы. Но продать тогда значило обменять на что-то, то есть обязательно имел место и встречный поток товаров. И эти потоки требовали постоялых домов и пристаней, магазинов и складов, борделей и кабаков, жрецов, юристов и стражей порядка. Производство и торговля таких масштабов необходимо означают поселения, причем по своему укладу они будут ближе к городам, чем к селам. Не обойтись также без организации территории – административной и военной. Но, согласитесь, из всего этого следует наличие индустриальной донецкой цивилизации еще в бронзовом веке!

Большой регион между Волгой и Днепром снабжался металлом не с Кавказа или Оренбуржья, как полагали ранее, а с берегов Северского Донца. Прослежено, что по Самаре и Днепру везли на запад медные коржи-полуфабрикаты для плавильных печей Субботовского городища, что под Черкассами. И за Днепром находят донецкий металл – на Ингуле и Буге. Дорогами служили реки. Миус и Кальмиус в те времена были судоходными, Северский Донец и подавно. Время конных кочевников еще не пришло, и транспортные риски держались на приемлемом уровне. Так что имелись все условия для экспорта, а значит, и для широких международных связей.

И тут я подхожу к своей гипотезе о тесной связи Донецкого ГМЦ и микенской цивилизации! Первые мысли по этому поводу появились еще в 70-х годах прошлого века, когда на раскопках в Запорожской области нашли остатки колесницы. Через двадцать лет такие же остатки нашли на юге Воронежской области, а затем открыли Аркаим – и цепь замкнулась! По этому извечному степному маршруту проследовали таинственные владельцы колесниц с Южного Урала в своем великом походе на запад. В XXI веке до нашей эры они проходили здесь, добили остатки угасающей трипольской культуры, разрушили доэллинскую Грецию – и получили право называться индоевропейцами!

Их путь отслежен археологами. Транзитом конников-металлургов (а без бронзы легкую боевую колесницу не построишь) можно объяснить антропологические данные захоронений, характерные детали лошадиной упряжи и бронзовых изделий. Кстати, в то же самое время индоевропейцы хетты появляются в Малой Азии, а в Иран и Индию приходят арии.

Гипотеза проясняет также истоки мифа об «Арго», хотя мифом история реальных плаваний стала гораздо позже, когда поэт Евмел ошибочно отождествил Аю, страну золотого руна, с Колхидой, а затем эта версия утвердилась благодаря авторитету Геродота. Но разве в Грузии были золотые россыпи? И при чем тут золото вообще? Бронза – вот то руно, которое «стригли» в наших краях!

Я не сомневаюсь, что скалами Симплегадами, прищемившими хвост голубю Ясона, были вовсе не Босфор и Дарданеллы – ахейцы отлично знали эти проливы и даже воевали за них с Троей (и за троянские медные рудники в том числе!) Им нужен был путь к донецкой бронзе. Нет, Симплегады — это, конечно, Боспор Киммерийский, Керченский пролив! Основателем Пантикапея, между прочим, считали брата Медеи.

Как известно, микенская цивилизация обязана своими успехами бронзе и новому оружию, вундерваффе – колесницам. И весьма вероятно, что донецкая индустриальная цивилизация расцвела, обеспечивая нужды Эгеиды в металле. Не зря так близки по форме и технологии изготовления местные клепаные бронзовые котлы и микенские, да и роспись керамики, напоминающая протописьмо, во многом совпадает. В Черном море, у Калиакрии, найден каменный якорь минойского судна XVI века до нашей эры, есть сведения и об ахейских кораблях XIII века до нашей эры. Северное Причерноморье было житницей микенской цивилизации, так что связи, несомненно, были, и связи тесные. И кто знает, из чьей бронзы ковался знаменитый щит Ахилла!

Вы можете возразить, что для донецкого металла хватило бы и внутреннего рынка. Увы, после разгрома трипольцев не было емкого местного рынка. Поселений срубной культуры найдено сотни, но бронзы в раскопах очень мало, за исключением донецких поселений. Точно так же и сейчас Украина потребляет не более 15% производимого металла. Нет, без экспорта не обойтись. Да и расцвет и упадок Донецкого ГМЦ очень уж точно совпадают с расцветом и крушением ахейского мира.

После темных веков, во времена большой греческой колонизации о старых связях снова вспомнили, и к V веку до нашей эры на пятачке Керченского полуострова и Тамани было поразительно много греческих городов по сравнению с остальным побережьем Черного моря. По ним прослеживается великий бронзовый путь!

И то, что Азовское море оказалось фантастически богато рыбой, а его берега –хлебом, лишь добавило ему очарования в глазах эллинов. Наши места вскормили классическую цивилизацию – и рабовладельческий строй заодно (судя по нашим шахтам, он и сейчас еще длится…), в буквальном смысле слова. Аттика затягивала пояса, когда ветер задерживал корабли с понтийским зерном, а не будь азовской рыбы – знаменитой тарани – нечем было бы кормить рабов. Недаром сам великий Перикл демонстрировал флаг в здешних водах во главе сильнейшего в мире афинского флота. Говорят, циркумпонтийский круиз с ним совершала и Аспазия…

Сейчас раскопано уже более двадцати древних донецких медных рудников (кто знает, сколько их исчезло под отвалами нашего чересчур индустриального края!), плавильные печи и остатки промышленных поселков горняков и металлургов. Насчет городов сочинять ничего не буду, они появились уже при хазарах и аланах, и есть данные, что именно аланы и торки возродили здесь металлургию, но уже черную. В бахмутских рудах больше железа, чем меди, и, чуть увеличив температуру и время плавки, вы плавно переходите из эпохи бронзы в железный век, что и подтверждается находками кричного железа.

Поселки у рудников были сезонными, хотя находят и следы постоянно действующих плавилен. Но большей частью зимой работа продолжалась в селениях вдоль рек, куда завозились запасы руды, об этом говорят находки на Северском Донце. Традиция старая, из таких заводских и шахтных поселков и сейчас состоит Донбасс, наши города – это их конгломераты, они вырастают вокруг заводов. И умирают с ними.

Мало в мире таких древних земель, как Донецкий кряж. Вот уже полмиллиарда лет его не затапливали воды морей, не покрывали ледники и культурный слой здесь не прерывался со времен динозавров! И как же относиться к столь славному прошлому? Что оно говорит о нашем будущем? С одной стороны – переполняет чувство гордости и патриотизма. А с другой…

Эпоха бронзы в Донбассе поразительно напоминает нынешнюю. Мы гордимся своими заводами, промышленной мощью, но это всего лишь химера цивилизации. Такие химеры – лишь служанки истинных, тех, что развивают письменность и культуру, творят богов и строят им вечные храмы, оставляют после себя память и след на земле. А какой же за нами след? Металл уходит на экспорт, промпоселки – это бараки, от них ничего не останется, храмы строить было недосуг, письменность… Да какая тут письменность, на заборах разве что!

Обидно? Конечно, обидно. Работаешь, работаешь, света белого не видишь, то в забое, то у мартена, дышишь черт знает чем, все вокруг отравлено. А что в итоге? Куда ведет этот путь? Что ты оставишь потомкам? Развороченную землю, карьеры и терриконы, как и в эпоху бронзы?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно