Граждане: объединений — много, толку — мало

9 июля, 2010, 16:06 Распечатать

Правовое понятие гражданского общества подразумевает автономию от власти, поэтому на сцену выходят гражданские организации, по статусу находящиеся вне власти и бизнеса...

Правовое понятие гражданского общества подразумевает автономию от власти, поэтому на сцену выходят гражданские организации, по статусу находящиеся вне власти и бизнеса. Положение их в обществе можно охарактеризовать как промежуточное. Они лишены политических рычагов и не ставят своей целью максимизацию прибыли. Сообщество таких организаций, безусловно, обладает влиянием, но говорить о его независимости и партнерских отношениях с государством в Украине пока рано. Если во многих европейских странах уже давно существует культура взаимоотношений власти и гражданских организаций, то у нас — «пещерный период» жесткого противостояния. Тем не менее, именно гражданские организации представляют собой возрастающую с каждым годом реальную силу. Они могут как развиваться в одном направлении с государством, так и вступать с ним в конфронтацию, доказывая, что способны успешно действовать там, где государство не проявляет необходимой активности: в сфере образования, науки, культуры, соблюдения прав человека. Правда, таких — единицы.

. Представители же многих гражданских организаций уверены: правительство больше заинтересовано не во взаимодействии с ними, а в том, чтобы лучше их контролировать.

Доказательством того, что нашей власти гражданские организации не безразличны, является действующее законодательство, регулирующее вопросы «третьего сектора». Приоритет оно отдает правовым ограничениям, тормозящим процесс формирования жизнеспособного общественного сектора и создающим проблемы на всех этапах существования общественных организаций. К таким ограничениям относятся: обременительная процедура регистрации, нерешенный вопрос статуса гражданских организаций, неравноценные условия деятельности неприбыльных и предпринимательских организаций и другие. При этом власть фактически душит гражданские организации любого уровня, даже не пытаясь разработать эффективный механизм налогового стимулирования для финансирования неприбыльных организаций из украинских источников и облагая непомерными налогами гранты из иностранного сектора. Нацелено это прежде всего на то, чтобы сделать деятельность организаций как можно более контролируемой, подотчетной. В частности, касательно зарубежного финансирования структур, к которым наши власти относятся с подозрением.

В начале 90-х значительная часть гражданских организаций финансировалась иностранными фондами. Сейчас средств из-за рубежа поступает гораздо меньше, и, согласно рейтингу Международного института исследований и образования (International Institute for Research and Education, IIRE), в ближайшие три года они еще будут значительно сокращены. Украина за прошедшие три года опустилась в этом рейтинге на 13 позиций, занимая теперь 61 место в мире. В следующие пять лет институт прогнозирует нашей стране падение еще на 20 позиций. На данный момент гражданские организации в Украине финансируются за счет бизнеса, государства или же безвозмездных пожертвований граждан. Очевидно, что в первых двух случаях спонсируются лояльные инвестору организации, что делает последних инструментом по продвижению интересов благодетелей.

Важнейшим условием устойчивости гражданских организаций является поддержка населения. Однако лишь небольшая его часть верит в возможность эффективной защиты своих прав и интересов. Социологические опросы подтверждают низкий уровень осведомленности о негосударственных объединениях. Многие люди не представляют, что деятельность гражданских организаций включает десятки направлений и не ограничивается только «околополитической» сферой.

Директор социальных программ Центра Разумкова Людмила ШАНГИНА считает, что подобная ситуация — результат развития апатии и недоверия населения ко всему происходящему: «По нашим данным, две трети украинцев считают, что не могут доверять своим согражданам. Особенно это касается тех, кто призывает нас к какой-то совместной деятельности, так как подозревается наличие определенных интересов, не тех, которые декларируются. К примеру, можем вспомнить одну небезызвестную киевскую гражданскую организацию, которая декларировала общественные интересы, а фактически имела цель привести ее руководителей к власти определенного уровня. Когда цель была достигнута, организация стала им не нужна».

В то же время далеко не все объединения умеют представлять результаты своей деятельности и знают, как эффективнее использовать технологии продвижения общественных интересов. Для этих целей в 2006?году был организован проект под названием «Гражданский форум», но выйти из «околополитического» сектора, увы, так и не смог и сейчас «скорее мертв, чем жив».

«У нас значительно сократилась кооперация между гражданскими организациями, — отмечает эксперт центра социальных исследований Socis Александр СТЕГНИЙ. — Если раньше они обменивались опытом, помогая друг другу правовой или организационной консультацией, обсуждали типичные ошибки, то сейчас каждая действует сама по себе и довольно сумбурно. К большому сожалению, не все гражданские организации осознают возможности Интернета как инструмента для оперативного распространения информации и обмена опытом».

Очевидно, что более тесное сотрудничество организаций пошло бы им на пользу. Прежде всего в передаче накопленного опыта и отработанных технологий успешного гражданского действия. Если люди, решившие проблему нелегальной застройки детской площадки у себя во дворе, помогут соседям, столкнувшимся с такой же проблемой, то это и будет «передачей технологий гражданского действия». А если мыслить шире, то организация, успешно работающая на определенной территории, вполне могла бы помочь начинающему объединению соседнего региона избежать ошибок, рассказать местным активистам об ожидающих их «подводных камнях», поделиться секретами успеха.

«В конце 2009 года мы проводили исследование, чтобы узнать, кто именно выступал инициатором проведения публичных общественных кампаний в регионах — местные объединения, филиалы областных или всеукраинских организаций, либо же отдельные инициативные группы граждан, — продолжает Александр Стегний. — Результаты оказались несколько неожиданными. Все более важную роль при проведении публичных кампаний по продвижению и защите общественных интересов играют незарегистрированные инициативные группы. Они чаще всего оперативно самоорганизуются вокруг конкретной проблемы, действуя при этом независимо, и зачастую готовы сами финансировать свою деятельность, не прибегая к поиску грантов или спонсоров. Однако после решения задачи группы нередко прекращают свою деятельность. Как выяснилось в ходе исследования, значительная часть кампаний инициативных групп была направлена на решение проблем жилищных условий, на защиту детей от всех форм дискриминации, экологические инициативы, благоустройство территорий».

«Последние несколько лет проявляется тенденция к полулегальному существованию гражданских организаций, — говорит представитель аппарата Минюста, а также один из «хранителей» единого реестра Иван БОВАН. — Причем эта тенденция, как зараза, перебросилась с регионального на национальный уровень. В качестве примера приведу гражданскую организацию «Украина не бордель!». Ее представители выступают с громкими заявлениями, им санкционируют митинги, но по факту — это не более чем общественная организация на словах. Ничего противозаконного они не совершают — мы же не можем всех принуждать к обязательной регистрации или запретить без нее считаться общественной организацией».

«Опыт самоорганизации граждан, особенно успешный, очень важен, — считает Виктор ИВАНКЕВИЧ,
замминистра труда и социальной политики.
— Такие успехи, особенно если их закрепить обсуждением, осмыслением, системным образованием, постепенно приводят к закреплению организационной структуры актива организации. Выстраивается система разделения ролей и функций активистов в каждой такой инициативной группе, и в дальнейшем из нее может сформироваться устойчивый институт гражданской самоорганизации».

Для понимания целей гражданских организаций важно представлять спектр вопросов, которыми они занимаются. Анализ Единого реестра гражданских организаций показал широту форм и интересов гражданских организаций. В первую очередь следует отметить, что за последние десять лет наблюдается позитивная статистика по количеству зарегистрированных гражданских организаций. Так, в 2000—2010 годах их было зарегистрировано 1998, что почти на треть больше, чем в 1990—2000 (1327). Прекратили свою деятельность всего 46 единиц.

По форме это могут быть ассоциации (38% от всех зарегистрированных гражданских организаций), академии (23%), товарищества (18%), союзы (9%). По сфере деятельности гражданские организации более всего заинтересованы в этнокультурных (19%) и национальных кампаниях, решающих проблемы этнических меньшинств и мигрантов (13%). Среди прочих можно выделить группу по вопросам охраны и сохранения здоровья (7%). Такие объединения проводят различные акции, нацеленные на предупреждение ВИЧ-инфекции, снижение численности людей, страдающих алкогольной, табачной или наркотической зависимостью. Целый ряд кампаний направлен на продвижение интересов социально незащищенных слоев населения, в том числе пенсионеров и инвалидов (5%). Значительное место среди заявленных инициатив заняли экологические кампании (4,6%). Правда, эффективными назвать их пока сложно, учитывая агрессивную политику власти по отношению к участникам акций. Самым свежим примером может послужить акция организации «Зеленый фронт» в защиту парка им. Горького от санкционируемой местным советом вырубки деревьев. Многочисленные письма мэру города Михаилу Добкину и его заместителю Геннадию Кернесу не возымели никакого действия (наверное, руководителям опять показалось, что имеются «проблемы с текстом»), а мирные манифестации были в жесткой форме разогнаны органами муниципальной милиции и невесть откуда взявшимися частными охранными компаниями.

Тем не менее из подобных ситуаций можно извлечь урок: не только «Зеленый фронт», но и другие региональные общественные организации начинают понимать, что разовые акции протеста не приносят результатов. По итогам протестов, даже при таком внимании властей, необходимы общественные слушания, просвещение более широких групп актива и населения в целом, распространение листовок, что в перспективе может привести к возможности опротестования действий власти на любом уровне.

«Главный успех общественных организаций — поддержка молодежного сектора. Если активистам удается по-настоящему заинтересовать молодежь, то можно считать, что они находят поддержку среди активной части населения, — подчеркивает Людмила Шангина. — Необходимо создавать обучающие программы для гражданского актива на всех уровнях. Также важно научиться передавать накопленный опыт и демонстрировать результаты успешных акций. Ведь часто получается, что о проведенных кампаниях знают только сами их участники и те люди, которым они помогли. Следовательно, надо учиться преподносить материал для СМИ, заинтересовывать широкую публику. К сожалению, многие организации не обладают умением самопрезентации. В публичном пространстве остаются заметными либо очень крупные организации, либо те, которые умеют поддерживать креативность в своей деятельности, привлекают к себе внимание СМИ. Отсюда — простой вывод: всем работающим в сфере гражданского участия нужно помнить, что нельзя останавливаться в развитии, необходимо постоянно искать новые, яркие и убедительные методы работы с гражданами, использовать новые эффективные технологии».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно