ГРАФ АНДРЕЙ РАЗУМОВСКИЙ: ДИПЛОМАТ, МУЗЫКАНТ, МЕЦЕНАТ

20 сентября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №38, 20 сентября-27 сентября

Практически во всех музыкальных словарях и энциклопедиях мира есть статьи об Андрее Разумовском - выдающемся «музыканте-дилетанте», «прекрасном исполнителе» и меценате...

Практически во всех музыкальных словарях и энциклопедиях мира есть статьи об Андрее Разумовском - выдающемся «музыканте-дилетанте», «прекрасном исполнителе» и меценате. Большинство западных любителей музыки, услышав фамилию Разумовский, скажут, что Бетховен посвятил ему свои «русские» квартеты, которые даже имеют в обиходе название «квартеты Разумовского». Некоторые любители вспомнят об ансамбле исполнителей - квартете Разумовского, фактически первом в Европе квартете с постоянным составом. Помнят и о том, что Разумовскому, вместе с Лобковицем, были посвящены Пятая и Шестая симфонии - шедевры бетховенского творчества. Всегда ли помним об этом мы, его земляки и соотечественники? Ведь даже музыканты в первую очередь вспоминают о его дипломатической карьере, о том, что он сын гетмана или о его славе покорителя женских сердец и в последнюю очередь - о его любви к музыке. Не получается ли, что среди наших любителей музыки Андрей Разумовский - малоизвестен, можно сказать «чужой среди своих».

Первые шаги талантливого дипломата, оставившие след в истории музыкальной культуры, ведут нас в музыкальную столицу мира.

«В июне 1777 года приехал в Вену элегантный, хорошо выглядевший молодой русский, говорящий отлично не только по-французски (что само собой разумелось), но и по-английски», - пишет в одной из своих работ Мария Разумовская, представительница сохранившейся «западной» ветви этого знаменитого в Украине рода.

Было Андрею Кирилловичу в ту пору 25 лет, но он успел познать и славу, и опалу. Родился граф Андрей (третий из шести сыновей гетмана) в Глухове 22 октября (по старому стилю) 1752 года. Образование получил блестящее. Для своих детей гетман открыл специальную «академию», этакий прототип закрытого лицея, наняв для этого на Васильевском острове в Петербурге большой новый дом-дворец. К концу 1764 года «академия» была закрыта, потому что завершать образование дети должны были обязательно в одном из наилучших европейских университетов. Кирилл Григорьевич выбрал для этого Страсбургский университет, в котором когда-то учился сам. В 1769 году Андрей приступил к действительной службе на флоте (к этой карьере его готовили с детства), получил звание лейтенанта, принимал участие в Чесменском бою, после этого командовал фрегатом «Екатерина», а в 1773-м перешел на придворную службу. Красивый, любезный и самоуверенный, он пленял сердца почти всех петербургских красавиц. Но внезапно в служебной карьере Андрея Кирилловича случилась большая неприятность. Его скомпрометировали документы, которые были найдены в посмертных бумагах великой княгини Наталии Алексеевны (1776), жены Павла Петровича (будущего Павла I, друга детства Андрея). Это вызвало гнев императрицы Екатерины II, за что Андрея и выслали из Петербурга. Опала была снята в канун нового 1777 года, и Андрея назначили полномочным министром и чрезвычайным посланником к королю Неаполя и обеих Сицилий - Фердинанду IV.

Вот с таким жизненным опытом двадцатипятилетний любимчик судьбы, сын гетмана, племянник морганатического супруга императрицы Елизаветы, начавшего свою карьеру в качестве придворного певца, и, наконец, внук простого регистрового казака оказался в Вене, в самом центре Европы. Вена стала неожиданной остановкой (продлившейся почти два года) на пути Андрея Кирилловича к его первому дипломатическому посту. Произошло это потому, что в Неаполе никак не могли найти желающих на должность посла при Санкт-Петербургском дворе, Андрею приказано было ожидать. Несомненно, венские аристократы своей жаждой наслаждений, утонченными манерами, образованностью, живым пониманием искусства, особенной влюбленностью в музыку понравились молодому графу. И Разумовского встретили в Вене с энтузиазмом, хотя венский высший свет практически не принимал в свой круг иностранцев. Но, то ли потому, что в аристократические салоны его представил уважаемый венцами Д.М.Голицын, посол России в то время, то ли потому, что Андрей встретил там некоторых своих петербургских знакомых и среди них очень близкого к семье Разумовских Й.М.К.Лобковица, который был представителем одного из богатейших и знатнейших австрийских семейств, - успеха Андрею не пришлось ожидать. К тому же, слухи и сплетни о его победах у петербургских красавиц долетели до очаровательных представительниц венских салонов, подогревая к нему интерес и придавая особенный шарм.

Голицын или Лобковиц ввели Андрея в салон, который славился во всей Вене - салон графини Тун. Это был, по выражению биографа Разумовских А. Васильчикова, сборный пункт всех просвещенных и авторитетных людей. Хозяйка салона - умная, экстравагантная и очаровательная графиня Мария Вильгельмина фон Тун-Гогенштейн, урожденная Ульфельд (1744 - 1800), была страстной любительницей музыки, как и все ее ближайшие родственники и знакомые. Ее дядя - Фердинанд Лобковиц (мать графини Тун была из семейства Лобковиц) взял на себя заботу о музыкальном образовании сына одного из своих лесничих - в дальнейшем известного композитора Глюка. Свекор Марии Вильгельмины, граф Иоганн Йозеф Тун был другом и меценатом Вольфганга Моцарта, в его особняке в Линце была написана знаменитая «Линцская симфония», а Леопольд Моцарт, отец знаменитого композитора, был в свое время их домашним капельмейстером. Вильгельмина Тун познакомила молодого Гайдна с венским светом и устроила его на службу капельмейстером к своему приятелю, весьма состоятельному князю Эстергази. Она же была постоянным меценатом Моцарта. Позднее графиня Тун познакомилась с Бетховеном, и в 1798 году он посвятил ей трио для фортепиано, кларнета и виолончели.

Любовь к музыке была серьезным основанием для сближения Андрея с Тунами, а сближение с ними - поворотным пунктом в его личной жизни. Когда его перевели из Неаполя послом в Копенгаген (1784 г.) и он снова, на этот раз проездом, оказался в Вене, то увидел, что три маленькие дочки графини Тун выросли и стали тремя красавицами, как их называли «тремя грациями», к тому же они были прекрасными музыкантшами. Их педагогом по клавиру был сам Йозеф Гайдн и две сестры Тун даже были внесены в список наилучших венских музыкантов-виртуозов и дилетантов. «Три грации» влюбились в него, а он - в старшую - Элизабет.

Разумовский недолгое время был послом в Дании и Швеции. В 1788 году он женился на Элизабет (Елизавете) Тун, для этого получив разрешение не только своего отца, но и императрицы Екатерины II. Некоторое время молодая чета находилась в России, а с 1790 г. графа Андрея назначили в Вену, сначала помощником посла, а позже он сменил Голицына на этой должности.

Одна из интереснейших страниц биографии Разумовского - его знакомство и общение с Бетховеном, но документально подтвержденных фактов немного - посвящение квартетов и двух симфоний, одно письмо Бетховена к графу Андрею, упоминание о его квартете (ансамбле) в бетховенском письме к эрцгерцогу.

Где и когда встретились гениальный музыкант Бетховен и талантливый дилетант Разумовский? Несомненно, это произошло на одном из концертов в каком-нибудь из аристократических салонов Вены, но история не сохранила ни даты, ни других каких-либо упоминаний об этом факте. Некоторые исследователи полагают, что их знакомство состоялось именно в начале 1790-х годов (Бетховен приехал в Вену в конце 1792 года). Но сомнительно, что они были знакомы до весны 1795 года, потому что в это время в письме к графу П. Зубову Андрей Разумовский, сообщая о музыкальных новинках венских авторов, не видел среди них никого, кто мог бы занять место «великого Моцарта» и восполнить «отсутствие Гайдна». Произведения других композиторов-венцев Разумовский считал несовершенными. Уверенно можно сказать только, что не ранее мая 1795 г. граф подписался на бетховенское трио ор. 1, посвященное Карлу Лихновскому, его свояку. Среди подписчиков встречается также имя его тестя - Рудольфа Туна, который хотя и интересовался больше садами и «месмеризмом», но заказал себе 10 (!) экземпляров трио, а графиня Вильгельмина Тун записалась на 22 экземпляра.

От 1795 года, когда Разумовский подписался на трио, и до 1806 года, когда Бетховен посвятил ему квартеты ор. 59, они несомненно могли не один раз встретиться в венских салонах. Музыкальные собрания и вечера были практикой жизни Вены, а Разумовский - их постоянным активным (как исполнитель) или пассивным (как слушатель) участником. Многие венские аристократы старались блеснуть исполнением у себя не изданного еще музыкального произведения. Концерты происходили в доме у Карла Лихновского, который был горячим поклонником таланта Бетховена, даже ездил со своим любимцем на гастроли в Прагу, а княгиня Христина Лихновская (родная сестра жены Разумовского) для своего любимого композитора «готова была заказать стеклянный колпак». Графиня Тун также была в восторге от музыки Бетховена и однажды даже просила, стоя перед гением на коленях, исполнить что-нибудь, но безуспешно. Любили Бетховена и в музыкальном салоне князя Лобковица.

Не только салоны венской аристократии могли оказаться местом вероятной встречи композитора и русского посла. Российская аристократия, которая по разным причинам находилась в Вене, также не была лишена благородной страсти - увлечения новой музыкой. Концерты регулярно проходили в доме бригадира российской военной миссии (которая была подчинена А.Разумовскому) графа И.Ю.Броуна-Камуса. Следующий вероятный венский адрес, где одновременно могли бывать и Бетховен и Разумовский, - дом эстляндского барона

Ф.А.Клюпфеля, служившего в российском посольстве переводчиком и советником. Просто невозможно было бы себе представить, чтобы пути Бетховена и Разумовского не пересекались среди бурной венской концертной жизни при наличии такого количества общих знакомых - как аристократов, так и музыкантов-исполнителей, хотя можно сказать, что эти понятия часто были тождественными. Вероятно, Бетховен общался с Разумовским и до 1806 года и был приглашенным на музыкальные собрания, происходившие у российского посла, как правило в первой половине дня по пятницам.

Интересный материал для размышления встречаем в воспоминаниях библиотекаря Разумовского - Пауля Биго. Получается, что сразу же после знаменитой ссоры в 1806-м с Лихновским в Силезии Бетховен, приехав в Вену, первым делом навестил Биго (возможно дом Разумовского, где встретился с супругами Биго). Именно с этого времени начинается новый этап в общении Бетховена и Разумовского. Возможно, что их сближение именно в 1806 году было связано с тем, что в это время Бетховен занял антибонапартистскую позицию, во-первых, сняв имя Наполеона (а Разумовский уже давно его ненавидел) с титульного листа Третьей симфонии, во-вторых, скандально отказавшись выступать перед французскими офицерами у Лихновского, и, в-третьих, остро реагируя на победу Наполеона под Иеной. В 1806 году были написаны квартеты ор. 59 (№7-9), посвященные Разумовскому. Было ли посвящение желанием заказчика или самого композитора - неизвестно.

Первоначально «русские» квартеты были восприняты всюду очень неприязненно. О них писали в «Allgemeine musikalische Zeitung» 27.02.1807, сразу после исполнения, что это «три новых, очень длинных и трудных» струнных квартета Бетховена. Композитор Гировец считал, что покупатель квартетов напрасно выбросил деньги. В 1812 году была премьера квартетов у графа Салтыкова в Москве и знаменитый виолончелист Б.Ромберг, бросив свою партию на пол, стал с неистовством топтать ее ногами. Но Разумовскому Первый квартет из опуса 59 понравился сразу, еще осенью 1806 года, до первого публичного исполнения. А это свидетельствует о высоком музыкальном вкусе графа. Кроме того, возможно, что познакомился граф Андрей с квартетом не в живом исполнении, а просматривая партитуру при помощи внутреннего слуха, что характеризует его как высокопрофессионального музыканта, хотя и дилетанта.

Как известно, в квартетах ор. 59 были использованы украинские и русские народные мелодии. У исследователей творчества композитора нет согласованной версии о том, почему Бетховен обращается к цитированию. Согласно мнению одних, эта мысль была подана композитору «заказчиком» - А. Разумовским. Иной взгляд у исследователей, считающих, что для того, чтобы просто проявить уважение к меценату, было бы достаточно посвящения. В факте не только традиционного посвящения на титульном листе, но и посвящения в самом музыкальном тексте, бетховеноведы видят, что во взаимоотношениях между великим маэстро и Разумовским было больше душевности, чем можно было бы представить.

У некоторых исследователей встречается наблюдение о том, что общение композитора с музыкантом-дилетантом, влюбленным в квартетную музыку, привело к тому, что Бетховен стал уделять этому жанру большое внимание, пишут и о том, что Разумовский пересказывал Бетховену свои беседы с Гайдном о музыке и тем самым оказал большое влияние на музыкальное развитие молодого композитора, что граф вписал свое имя в историю музыки уже тем, что привлек Бетховена к написанию квартетов. И действительно, долгое время композитор вообще не обращался к этому жанру. Во всяком случае, квартеты ор. 59 - это только второе обращение Бетховена к этому жанру, но они - настоящий шедевр великого мастера. Квартеты, посвященные Разумовскому, считаются исследователями вообще новым этапом развития европейской квартетной музыки.

1806 год был переломным в жизни графа Андрея и его дипломатической карьере. Андрей, почти насильно, заставил Австрию вступить в коалицию против ненавидимого им Наполеона. Но его деятельностью дипломата были все более недовольны в Петербурге. В конце 1806 года, в декабре, его постигло личное горе - после долгой болезни умерла его супруга Елизавета. А вскоре после того, как Россия заключила с Наполеоном Тильзитский мир, положение Разумовского было малоутешительным, он сгорал и от стыда, и от горя, и поэтому в июле 1807 года - ушел в отставку. Теперь главной утехой его жизни становится устройство картинной галереи и не менее блестящих и знаменитых в Европе концертов. Еще в 1803 году, после смерти отца, он получил значительное наследство и сразу же предался «семейной страсти» - строительству. Огромный дворец и поныне украшает в Вене улицу, носящую его имя, а вот мост Разумовского через Дунай не уцелел. Андрей Кириллович не мог состязаться с такими музыкальными меценатами-венцами, как Эстергази или Лобковицы, содержащими собственные оркестры, хор, но у Андрея было достаточно и денег, и желания, и главное вкуса, для того чтобы организовать лучший квартет своего времени и первый в Европе ансамбль постоянного состава: музыканты имели в нем пожизненный ангажемент. Для создания квартета ему нужно было только три музыканта, так как второй скрипкой ансамбля был сам граф Андрей. Как пишет об этом один из первых биографов Бетховена А. У. Тайер: «Его собственная подготовленность вполне позволяла ему играть партию второй скрипки в квартете, что он обычно и делал». Квартет был организован в 1808 году и сразу стал квартетом Бетховена. Как утверждал Антон Шиндлер, приятель композитора, ансамбль был создан словно в угоду композитору, в связи с чем у него появились уникальные возможности, в том числе и для быстрого распространения своей музыки. В репертуаре квартета Разумовского было, по утверждению австрийского композитора, капельмейстера театра «Ан дер Вин» И. Зейфрида, все, что создавал Бетховен нового: «... все горяченькое, с пылу-жару, словно со сковороды», и исполнялось точно так, как того хотел автор. Поэтому неудивительно, что в 1808 году у Бетховена возникает желание изменить посвящение Пятой симфонии, первоначально предназначенной графу Ф.Опперсдорфу. Бетховен даже получил за нее 350 флоринов в счет гонорара (500 фл.), но посвятил, как и Шестую симфонию, А.Разумовскому и Ф.Лобковицу. Первая публикация симфоний осуществлена Гертелем в Лейпциге. В марте 1809 г. Бетховен писал к издателю, что обе симфонии посвящены «одновременно двум господам, а именно: его сиятельству графу Разумовскому и его светлости князю Лобковицу». Следует обратить внимание на разницу в тексте посвящения, который был напечатан на титульном листе, где князь Лобковиц был поставлен на первое место, а на второе, издателем, передвинут граф Разумовский.

Сведений о квартете Разумовского в доступной литературе не так много, но известно, что в 1813 году ансамбль собирался с концертами в Баден. Об этом писал в своем письме, адресованном эрцгерцогу Рудольфу Бетховен. Но политическая ситуация в Европе сложилась таким образом, что Разумовский отменил поездку. Начались мирные переговоры между Россией, Англией, Австрией, Пруссией и Наполеоном. Дипломатический талант графа Андрея снова понадобился России, и он вернулся к службе при российском дворе уполномоченным для мирных переговоров. Естественно, что в этом же году граф Андрей из постоянного участника квартета превращается в «гостя» за пультом, времени для занятий музыкой теперь не хватает. Конечно же, кто угодно из музыкантов был рад заменить его в этом высокопрофессиональном коллективе. Во второй половине 1813 года Разумовский поехал во Франкфурт, где находилась штаб-квартира союзных войск, а также и Александр І. Квартет Разумовского выступает теперь без него.

Российский посол стал одной из самых весомых фигур во времена проведения Венского конгресса, его даже прозвали в Вене «эрцгерцогом Андреасом». Не удивительно, что во время проведения торжеств, связанных с Венским конгрессом, Бетховену выпало также играть важную роль. Монархи, приехавшие в Вену, и аристократы, которые их сопровождали, приветствовали великого композитора. Российский посол не забывал своего любимого композитора. У него Бетховен встречался с высокопоставленными особами. За подготовку, организацию, проведение Венского конгресса граф Разумовский был возведен в княжеское достоинство с титулом «светлости».

Во время торжеств Венского конгресса в конце 1814 года (? 31 декабря) или в первых числах января 1815 года случилось ночью событие, которое вынудило на один-два дня всю Вену забыть даже о конгрессе. Горел дворец Разумовского. Вероятно, еще ни один пожар в мире не происходил буквально- таки на глазах нескольких европейских монархов. Пожар был страшным для сердца и кармана уже немолодого Андрея - сгорели парадные комнаты его знаменитого дворца, были повреждены и уничтожены мраморные статуи, бюсты, уникальные вазы, известные во всей Европе картины, бронза и другие произведения искусства. Но уже в феврале 1815 года Разумовский устроил Бетховену концерт, и это было последнее публичное выступление Бетховена-пианиста, он аккомпанировал «Аделаиду» певцу Вильду.

После пожара Андрей оказался не в состоянии содержать квартет, поэтому в 1816 году вынужденно оповестил о его роспуске, распродал часть своего имущества, назначив музыкантам пенсию. Материальное положение Бетховена в этот период также значительно ухудшается, хотя эти два события, возможно, и не связаны между собой. Квартет Разумовского распался, но фактически еще долгое время существовал под названием «квартет Шуппанцига». Квартет отправился в Россию. Устроился в Петербурге (возможно, у него были письма-рекомендации Разумовского) и там представлял и распространял славу бетховенской музыки. Выступал также с концертами в Москве и Киеве.

История взаимоотношений Разумовского и Бетховена будет привлекать внимание многих историков и музыковедов. Немало в ней неизвестного и даже загадочного. Неизвестно, кто подарил композитору пресс-бювар в виде «русского» казака, который долгое время стоял на его письменном столе. Неизвестно, кто и когда впервые пропел ему украинскую песню «Їхав козак за Дунай», которая была обработана композитором дважды. Возможно, нас еще ожидают неожиданные открытия.

Во время написания всех произведений, которые были посвящены Разумовскому, Бетховен снимал квартиру на Мелькербастай в доме Пасквалати на четвертом этаже, откуда открывался чудесный вид на Вену. Сейчас там находится музей-квартира Бетховена. Музей небольшой, но в его маленьких комнатах нашлось достойное место для большого портрета графа Андрея Разумовского. Для венцев Разумовский - «свой» музыкант, хотя и российский посол. Музыка в жизни Андрея Разумовского не была профессией. Но его любовь к музыке оставила в истории значительный и неповторимый след, еще не до конца выявленный и изученный. Для нас же долгое время он оставался только дипломатом, а его служение Музыке и сейчас еще остается малоизвестной, но очень увлекательной страницей истории музыкальной культуры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №6, 16 февраля-22 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно