ГОРОД НЕЛЬЗЯ ЗАКОНСЕРВИРОВАТЬ, КАК БАКЛАЖАНЫ

10 января, 1999, 00:00 Распечатать

Весть о предстоящей реконструкции Крещатика многие встретили, что называется, в штыки. Нет, не саму идею обновления главной улицы Киева, а неизбежные при этом большие расходы...

Весть о предстоящей реконструкции Крещатика многие встретили, что называется, в штыки. Нет, не саму идею обновления главной улицы Киева, а неизбежные при этом большие расходы. Нужно ли заниматься Крещатиком, говорили, назовем их так, трезвые головы, когда в стране не хватает денег на самое необходимое, а люди по многу месяцев не получают зарплаты? И в чем-то они были правы. Хотя при таком взгляде на вещи центр Киева пришлось бы законсервировать в его нынешнем виде на долгие годы.

Но с другой стороны, пройдет несколько лет, и сегодняшние трудности, будем надеяться, уйдут в прошлое (если, конечно, не появятся новые - еще похлеще прежних), а помолодевший и ставший более современным главный проспект столицы останется нам и нашим детям на радость. Как и обновленные площади Михайловская и Богдана Хмельницкого, новые оригинальные здания, поднявшиеся в последние, нелегкие для Украины годы в центре Киева. Жизнь, сколь трудной бы она ни была, к счастью, не останавливается.

Какой же войдет в новое тысячелетие наша столица? Как изменится центр города в ближайшие и более отдаленные годы? Об этом корреспонденту «Зеркала недели» рассказывает начальник «Главкиевархитектуры», главный архитектор столицы, заслуженный архитектор Украины Сергей БАБУШКИН.

- Сегодняшний Крещатик не спутаешь с проспектами других городов. Это единый архитектурный ансамбль конца 40-х - начала 50-х годов, улица с самобытным лицом. В то же время некоторые здания, взятые сами по себе, вне общего ансамбля, не имеют особой исторической или архитектурной ценности. Рано или поздно их придется реконструировать. Но если на месте старых домов вырастут более современные, то как сохранить стилевое единство главной улицы Киева?

- Начнем с того, что я не вижу здесь зданий, которые не имели бы ни исторического, ни градостроительного значения. Но с послевоенными домами проблем, естественно, будет меньше. Конечно, рано или поздно очередь дойдет и до них. Появятся желающие вложить в это деньги, и мы будем принимать решение по каждому конкретному зданию. Но, честно говоря, у нас здесь есть дела куда более неотложные.

Киевляне к гостинице «Москва», пожалуй, привыкли, а вот гости на этот ансамбль поглядывают недоуменно: его незавершенность бросается в глаза каждому. В свое время гостиница стала жертвой войны, которую неугомонный Н.Хрущев объявил архитектурным излишествам. Ими сочли задуманную зодчим верхнюю часть здания. А поскольку спорить с руководством в те годы было чревато неприятностями, гостиница так и осталась на несколько десятилетий «всадником без головы».

Ансамбль следует довести до логического завершения. Но это вовсе не значит, что мы намерены просто воссоздать фасад, заложенный в проект авторами. Архитектура, как и мода, - дама капризная. Видение зодчих с годами существенно изменяется. Архитектор Александр Комаровский предложил с тыльной стороны «Москвы» - там, где сейчас находится один из выходов станции метро «Крещатик», - построить второй корпус гостиницы. С улицы Ольгинской к нему примкнет деловой центр.

А затем, по моему глубокому убеждению, непременно следует выйти к площади Независимости - как можно лучше использовать примыкающее к фасаду «Москвы» подземное пространство. Но, ясное дело, стержнем этого узла должен быть монумент Независимости, конкурс на который длится уже более семи лет. Будем надеяться, что памятник станет явлением не только с точки зрения художников и скульпторов. Очень хочется, чтобы таковым его могли признать и архитекторы.

Недавно на градостроительном совете согласовано решение по реконструкции квартала, примыкающего к другой центральной гостинице - «Днепр». В свое время предложения архитекторов, касающиеся этих объектов, рассматривались на специальном конкурсе. Получилось очень интересное состязание зодчих. Естественно, при реконструкции будет наведен порядок и за фасадной линией, во дворах.

Говоря о Крещатике как об архитектурном ансамбле, нельзя не коснуться проблемы озеленения. Сегодня фасад главной улицы закрывают деревья. Право же, лет 20 назад, когда они были моложе, он смотрелся лучше, больше запоминался. Да и сейчас, зимой, фасады зданий видны лучше, чем летом. Когда появляется листва, впечатление цельности исчезает. Считаю, нужно вырастить в питомнике семилетние деревья и посадить их вместо старых, которые при сильном ветре, упаси Бог, уже могут свалиться на головы прохожим...

- А не жаль будет рубить роскошные каштаны, украшавшие проспект несколько десятков лет? Да и вряд ли подобная идея придется по душе нашим «зеленым». Предвижу с их стороны бурю протестов.

- Протестами градостроительных проблем не решишь. Такая практика существует во всем мире. Когда деревья, растущие на улицах города, достигают определенного критического возраста, их вырубают и высаживают новые, более гармонично сочетающиеся с архитектурой.

- Спрашивая об обновлении Крещатика, я имел в виду не столько послевоенную застройку, сколько старый, еще дореволюционный квартал между бульваром Шевченко и улицей Богдана Хмельницкого. Если говорить, положа руку на сердце, мне как коренному киевлянину он близок и дорог. Насколько я знаю, его собираются реконструировать в первую очередь.

- Собираться-то собираются. Но дискуссии продолжаются уже почти двадцать лет, а что конкретно тут будет - до сих пор неясно. Окончательный вариант так и не выбран, хотя на сегодняшний день даже подготовлен инвестиционный проект. Увы, он не осуществляется, как и многие другие, нередко талантливые решения, предложенные в прошлые годы рядом известных киевских зодчих. Но давайте уточним. Речь идет не только о зданиях, протянувшихся вдоль Крещатика. Мы с вами говорим о целом квартале, ограниченном с тыльной стороны улицей Пушкинской.

- Сергей Вячеславович, простите, но я выскажу крамольную мысль. А нужно ли вообще тут что-либо менять? Ведь застройка кусочка старого Крещатика, о котором идет речь, очень своеобразна. Почему его не оставить таким, каким он есть?

- Эта мысль не такая крамольная, как вам кажется. Представьте, о том же задумался и я. Поделился с коллегами. Так родилась идея создать здесь уголок старого Киева.

Для реализации тех предложений, которые были высказаны в минувшие годы, потребовались бы очень внушительные инвестиции - многие десятки миллионов гривен. К сожалению, таких денег нет. Казалось бы, можно еще год-другой подождать - и они появятся. Ведь ждали больше - два десятилетия. Но время идет, квартал понемногу ветшает и разрушается.

Альтернативный вариант обойдется значительно дешевле. А главное - к его осуществлению можно приступить в самое ближайшее время. Весь квартал - до улицы Пушкинской - следует очистить от сараев и всевозможных ветхих строений и сделать его пешеходной зоной.

Киевляне увидят тут десятки мелких объектов, отвечающих духу ХIХ века. При этом можно «поиграть» на таких атрибутах старого города, как всевозможные кабачки, кофейни, магазинчики, мастерские, цирюльни. Уверен, воссозданный нами уголок привлечет многие тысячи людей.

Нужно подумать и о том, чтобы каким-то образом реанимировать многие потерянные здания. Ну, хотя бы воскресить их фасады либо «темы». Причем застройка должна быть очень плотной.

Если же говорить об экономической стороне дела, то здесь идея такая. Вы приходите и говорите: хочу открыть мини-ресторан. Вам отвечают: пожалуйста, вот площадка. Выкладывайте полтора миллиона гривен - и дерзайте. Для распродажи таких участков стоило бы даже организовать своеобразный внутригородской аукцион. Так или иначе, но без бизнеса мы ничего не решим. Идея может быть превосходная, «картинки» самые привлекательные, но если нет денег, воз с места не сдвинется.

- О «киевских руинах» в последние годы не писали разве что самые ленивые журналисты. Старинные здания на Бессарабской площади и на Прорезной улице (где был ресторан «Лейпциг») обветшали, кажется, до предела. Уж какой год «их моют дожди, посыпает их пыль». Хотя ковыль вокруг все же пока не вырос. Каковы перспективы реконструкции печально знаменитых объектов? Почему в этом деле проявляется такая медлительность?

- Начнем с того, что дом на углу Прорезной и Владимирской, в котором размещался ресторан, уже полным ходом реконструируется. Сейчас ведется расчистка, укрепление здания. Думаю, работы здесь хватит года на два. А перед этим столь же энергично строители взялись за знаменитый дом на Ярославом валу, 14, который простоял полуразрушенным многие годы. Большая часть этого прекрасного здания уже отреставрирована - на том высоком уровне, на котором сегодня должны возрождаться старинные киевские дома.

Что же касается бессарабского квартала, то проектная документация на комплекс работ давно согласована. Сейчас корейская сторона - фирма «ДЕО» - делает все возможное, чтобы как можно скорее приступить к строительству. Но учтите, это не «быстрый» объект. Сначала необходимо осуществить большие подготовительные работы. Строится школа на улице Шота Руставелли - чтобы можно было разобрать школьное здание, попадающее под снос, возводятся жилые дома, в которые переселятся жители из сносимых зданий.

- Но, по-моему, не раз назывались конкретные сроки начала работ, а потом все снова откладывалось.

- Городская администрация будет возвращаться к тем условиям, на которых заключено соглашение с фирмой «ДЕО». Если строительство не начнется, договор будет пересматриваться. Но, подчеркиваю, пока такой необходимости нет. Полагаю, в следующем году работы непременно начнутся.

- Что же там будет, кроме реконструированного дома-ветерана?

- 45-этажное офисное здание (во всяком случае на сегодняшний день оно согласовано), гостиница, апартаменты, магазины, рестораны, большая трехуровневая автостоянка. На первом этаже разместится также музей Шолом Алейхема. Сейчас на этом месте стоит дом, в котором жил известный писатель, но это здание предстоит снести.

- Вот уже несколько лет на страницах газет ведется дискуссия по поводу строительства в исторической части Киева высотных гостиниц экстракласса. Каковы практические результаты обсуждения общественностью важнейшей градостроительной проблемы? Поднимутся ли в центре столицы высотные здания или их будут возводить вне центрального ядра - скажем, на левом берегу, где нет исторической застройки? Учитывается ли у нас опыт других европейских столиц, в которых «высотки» все же возводятся и по соседству с историческими памятниками?

- На левый берег мы с этим пока что спешить не будем. Приведение в порядок центра требует огромных денег. Чтобы их получить, нужно строить офисы и гостиницы. Это серьезный источник дохода для городского бюджета. Но никаких высотных гостиниц - в полном смысле этого слова - сооружать в центре сегодня еще не начали.

- А поблизости от Софийского собора?

- Там должно быть всего одиннадцать этажей по 2,9 метра (вместе с конструкциями). Какая же это «высотка»? Ведь у нас есть обычные дома, высота этажа в которых достигает 3,6-4,2 метра. Рядом с Софией поднимется нормальное здание, которое должно прекрасно вписаться в застройку квартала. У нас просто нет аналогов, с которыми можно было бы сравнить подобное сооружение. Мы, к сожалению, много пишем и говорим, но еще ничего подобного не построили.

Где «Хилтон», который должен был подняться в районе оперного театра? А ведь архитектор Алексей Бриль создал блестящий проект. Получилось бы прекрасное здание, которое бы украсило город. Вся беда наших критиков (а таковых немало) в полной умозрительности их аргументов. Ведутся одни бесконечные разговоры. А между тем, в Киеве до сих пор нет ни одного 5-звездочного отеля. Для страны с 50-миллионным населением это просто позор!

Высотные здания - вовсе не дань моде. Мы собираемся их строить не потому, что так принято в других европейских столицах.

Необходимость повышенной этажности диктуется плотностью застройки в центральной части Киева. Это вполне естественный процесс. Иначе современную гостиницу экстракласса с необходимым перечнем услуг и требуемой рентабельностью пришлось бы растянуть на целый квартал.

- Иными словами, вы считаете, что без гостиниц-высоток в центральной части города не обойтись?

- Вне всякого сомнения. И самим киевлянам они нужны не менее, чем гостям. Ведь это многие сотни рабочих мест. В многоэтажных корпусах разместятся не только гостиницы, но и офисы. Административные здания, построенные в прежние годы, давно устарели. Их инженерное оборудование, системы управления, коммуникации совершенно не соответствуют сегодняшнему уровню. Офисы у нас должны быть такими, как во всем мире.

А теперь обратимся к опыту других европейских стран. Как в них традиционное сочетается с современным? Классический пример - Эйфелева башня в Париже. Когда-то ее ругали последними словами за то, что она уродует город, не гармонирует с его классическими ансамблями. Сегодня это такая же классика, как и те ансамбли, всемирно признанный шедевр. И вот ведь что интересно. Рядом с башней стоит высотная гостиница «Хилтон», архитектура которой вполне функциональна. И никого подобное соседство не шокирует.

А вспомните, какие страсти кипели вокруг проекта Центра современного искусства имени Жоржа Помпиду. Дискуссии прекратились, когда президент Франции принял решение начать строительство. Сегодня этим неординарным сооружением восхищается весь мир.

Но вернемся к нашим осинам. Еще никто из киевлян не адресовал городской администрации жалобу: мне, мол, не нравится такое-то новое здание, появившееся в центре города. Сколько гневных филиппик в свое время было высказано в адрес гостиницы «Киев»: она-де уродует классический силуэт правого берега. Но прошли годы. Жители города к ней привыкли и считают, что гостиница вполне вписывается в окружающую архитектурную среду.

Месяца четыре у нас ломали копья, обсуждая, можно ли разместить ресторан «Макдональдс» на Почтовой площади. Наконец решились - результат прекрасный. Полтора года в разных инстанциях согласовывали проект современного здания «Проминвестбанка» на улице Софиевской и в переулке Тараса Шевченко, автор которого ваш покорный слуга. Но вот оно наконец построено. И что же, гармония исчезла? Да ничего подобного. По мнению большинства коллег, целостного восприятия уголка старого Киева новое здание не разрушает.

В ХХ веке невозможно строить, как в ХIХ. А в ХIХ веке не проектировали, как в ХVII. Город нельзя законсервировать, как баклажаны, стремясь в полной неприкосновенности сохранить его исторически сложившийся облик. Иное дело, что гармонично сочетать старое и новое - очень большое искусство.

- Немало жилых домов, расположенных на центральных улицах, после их обновления превращаются в правительственные учреждения, банки, офисы крупных фирм. Не приведет ли данное обстоятельство к тому, что по вечерам такие районы будут безлюдными? Городская жизнь может переместиться отсюда на другие улицы?

- За границей, чтобы подобного не случалось, первые этажи зданий, в которых размещаются офисы, используют под магазины, рестораны, бары и другие подобные заведения. У нас, чтобы сделать то же самое, придется сломать одну старую традицию. Из-за вечных проблем с жильем до сих пор людям дают квартиры и на первых этажах. В результате улицы многих крупных городов стали унылыми и похожими одна на другую.

Сегодня и в офисных зданиях, и в обычных домах должно быть намного больше магазинов, ателье, салонов мод, парикмахерских и т.д. Но закрывать их, мне кажется, стоит не в 7-8 вечера, как сейчас, а на несколько часов позже.

- После реконструкции многих жилых домов в центре города коммунальные квартиры становятся отдельными. При этом часть обитателей бывших коммуналок, получая новое благоустроенное жилье, переселяются на окраины. А в реконструированные здания въезжают люди с достатком - всевозможные «новые» и «крутые». Таким образом, изменяется социальный состав населения центральных районов: интеллигенция вытесняется на периферию. Что, по вашему мнению, можно здесь предпринять? И нужно ли вообще что-то делать?

- Это совершенно естественный процесс. Разве допустимо, чтобы врачи, учителя, художники, журналисты годами ютились в коммуналках? И стоит ли удивляться, что семья, перед которой стоит дилемма: центр или отдельная квартира, выбирает последнее. Что поделаешь, в нашей жизни все время приходится чем-то жертвовать. Но важно, что такой выбор люди делают вполне добровольно. А вот когда человека вселяли в коммунальную квартиру, это было явным насилием над личностью.

Если же говорить о «новых» и «крутых», то ведь и в большинстве европейских столиц в центре живут люди весьма небедные. Но там, в отличие от нашей страны, таковыми являются известные художники, архитекторы, артисты, музыканты, журналисты и другие представители творческой интеллигенции.

Когда украинские ученые, артисты и писатели начнут получать за свой труд как их французские или английские коллеги, социальная ситуация в центре Киева вполне может еще раз измениться. Дай-то Бог, чтобы мы с вами стали свидетелями такого центростремительного ускорения.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно