Горизонтальные связи пунктиром: общественные организации в Украине

2 сентября, 2011, 14:00 Распечатать

Оказывается, общественные организации у нас есть. То, что их не может не быть, мы подозревали всегда.

Оказывается, общественные организации у нас есть. То, что их не может не быть, мы подозревали всегда, как и то, что в «междумайданное» время ими не очень-то интересуется население вкупе с журналистами. Денежных средств мало, власть не обращает внимания, тренируя терпение общественников отписками, население пассивно и не желает объединяться — вот основные трудности, с которыми сталкиваются представители негосударственных организаций и движений.

Фонд «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива провел экспертный опрос, в котором приняли участие 34 лидера общественных организаций-партнеров объединения «Новий громадянин». Они честно признали, что перспективы их в современном обществе не радужные, а скорее черно-белые — когда нужно выбирать между тем минимумом осознанных социумом действий, о которых он все-таки узнает, и максимальным информационным вакуумом.

Активны, но малоэффективны

Развитие гражданского об­щест­ва в Украине оценили в целом на высоком уровне всего четверо опрошенных экспертов, 18 отнесли его к среднему уровню, 10 — к низкому уровню в целом, а на очень низком уровне увидел его один эксперт. Сравнительно неэффективным называют влияние своих организаций на решение насущных проблем в государстве 16 экспертов, а 13 указывают, что их действия сравнительно эффективны. Даже на местном уровне на неэффективность своих действий указывают 19 опрошенных, к ним можно при­числить и восемь тех, кто не дал ответа на вопрос. 25 экспертов отметили, что при новой влас­ти уменьшились возможности общественных организаций влиять на принятие ее решений. Одинаково — в 24 ответа— эксперты оценили основные проблемы на пути отношений негосударственных организаций с властью: это нежелание власти сотрудничать, предвзятое отношение к этим организациям, а также пассивность и равнодушие населения. 23 эксперта указали на непрозрачность действий власти, отсутствие информации о ее решениях, а 20 — отсутствие правовых механизмов контроля общественности над властью. От­сутствие авторитета негосударст­венных организаций в обществе и неумение их работать со СМИ, формировать общественное мнение признали 15 экспертов.

Вся надежда у общественников на закон о доступе к публичной информации — 25 экспертов думают, что он расширит возможности людей влиять на власть, а 31 считают, что его можно сделать неэффективным, погубив смысл формальными от­пис­ками органов власти, к тому же 20 отметили равнодушие об­щест­ва к истребуемой информации.

Интересными оказались ответы на вопрос, при помощи каких механизмов общественные организации могут наиболее эффективно влиять на власть. На первых местах здесь активное взаимодействие со СМИ (30 ответов) и обращение к мировому сообществу, международным организациям (26 ответов). А такой важный механизм, как изучение и обнародование общественного мнения, отметили в качестве эффективного всего 14 экспертов. Лоббировать через политиков необходимые решения планируют 20 экспертов. Дискредитировала себя узаконенная в этом году практика общественных советов при органах власти — за нее высказались всего пять экспертов.

На вопрос «На каких, по вашему мнению, первоочередных задачах должна сейчас сосредоточиться общественность?» были получены вполне предсказуемые ответы. 11 экспертов выступили за приоритеты реформ и их реальное осуществление (отдельно они отметили реформирование системы социальной защиты, пенсионную реформу, экономические реформы, реформу образования). Девять экспертов хотели бы сосредоточить свои усилия на тотальном контроле и мониторинге власти, семеро — на борьбе с коррупцией, столько же — на консолидированном влиянии на политиков и власть с целью реализации наилучших стратегий общественного развития, формирование альтернативного предложения, которое население может поддержать на следующих выборах. Семеро экспертов выступили за эффективное сотрудничество между общественными организациями для решения общих задач — это важно и было бы ново для наших современных общественных практик. Но почему-то только три эксперта высказались за создание настоящего местного самоуправления на местах с передачей ресурсов и полномочий, за исключением тех, что относятся к функционированию государства как единого целого…

Слабовато. Больше планов, чем реальных дел. Да и реальность такова, что возможно ли иначе? Наши общественники больше полагаются на рупор независимых СМИ, чем на общест­венное мнение, которое обязаны знать. Так что тут еще разобраться нужно, с кем стоит «громадою обух сталить»…

Директор Фонда «Демокра­тические инициативы» имени Илька Кучерива, старший научный сотрудник Института социо­логии НАНУ Ирина БЕКЕШКИ­НА сходу отметает мой скепсис.

От активных СМИ до «хаты с краю»: пропасть или трамплин?

— Опрос лидеров общественных организаций показал, что многие из традиционных для демократии механизмов влияния общественности на власть у нас не работают. В качестве основной причины эксперты называли нежелание власти идти на сотрудничество и предвзятое отношение к НГО. Поэтому постоянно слышны голоса, чтобы запретить финансирование негосударственных организаций международными фондами. И вообще неконтролируемость общественных организаций очень раздражает власть, поскольку та модель, которая сейчас строится, это тупое копирование модели российской управляемой демократии. Я бы эту позицию сформулировала так: «Дайте нам провести реформы и не мешайте». Но невозможно проводить реформы, если в то же время интенсивно воровать. А когда об этом постоянно говорят, да еще и «следят за руками», подключая СМИ, — это очень раздражает власть. Она хочет, чтобы ей не мешали, и хочет оставаться непрозрачной…

Практически эксперты выделили два механизма, которые считают эффективными, — активное взаимодействие со СМИ и обращение к международной общественности. Это опосредованное давление на власть, без вхождения с ней в непосредственный контакт: СМИ могут повлиять, поскольку бьют по самому чувствительному месту власти — ее рейтингу, а международные организации — это имидж нашей страны в мире. А вот обращение в суд общественные организации не считают эффективным механизмом, взаимодействие с партиями тоже…

Весьма существенным компонентом, который мешает взаимодействию гражданского общества и власти, является пассивность и безразличие населения. «Хата с краю» — это неотъемлемая часть ментальности большинства украинского населения. Хотя и до этой «хаты» доберутся…

— Может, пассивность вместо пассионарности присуща нашему народу оттого, что для него вся власть всегда была чужой?

— Нет. Было два момента в истории независимой Украины, когда власть считалась «своей». Сразу после помаранчевой революции рейтинг доверия новоизбранного президента Ющенко зашкаливал за 60%, рейтинг премьера тоже, и даже «старая» Верховная Рада, которая до этого имела рейтинг «ниже плинтуса», вдруг получила выше 50%. Тогда были надежды и ожидания. И почти аналогичная картина наблюдалась сразу после выборов Януковича. К тому же кое-где на местном уровне местная же власть пользуется поддержкой людей даже во времена падения рейтинга центральной власти. На последних выборах, например, мэр Винницы получил 78% голосов.

Другое дело, что в ментальности украинцев присутствуют скепсис и недоверие. В том числе и к социальным институтам, включая медицину и учебные заведения. Такое же высокое, как в других странах, у нас доверие только к своим родственникам и друзьям.

— Но горизонтальные связи в нашем обществе все-таки даже пунктиром не отмечены.

— Гражданское общество базируется на таком качестве, как солидарность. В этом смысле горизонтальные связи развиты у нас на таком узколокальном уровне, как семья, друзья, в лучшем случае коллеги по работе. Более общие интересы, к сожалению, людей связывают мало. Например, профессиональные связи, отстаивание профессиональных интересов, правда, за исключением предпринимателей. Пару лет назад мы изучали проблемы коррупции в предпринимательской деятельности, и нужно было провести целевой опрос предпринимателей — оказалось, реально существующих организаций довольно много. Поэтому и состоялся Налоговый майдан. А много ли мы слышали о профессиональных объединениях медиков и учителей? О профсоюзах я вообще молчу, между тем в развитых демократиях это наиболее сильные, богатые и мощные организации, отстаивающие эгоистические профессиональные интересы.

Как «ловить волну» наездов на гражданское общество?

— В народе существует мнение, что общественные организации не могут существовать без финансовых вливаний.

— Я хочу развеять массовое впечатление, что весь общественный сектор живет у нас на «западные» деньги. Довольно детальное исследование УЦНПД показало, что на зарубежные гранты у нас содержатся 19% организаций. В основном — это организации, занимающиеся защитой прав людей, мониторингом действий власти, медийные организации, то есть те, которым невозможно найти поддержку в Украине. Тем, кто занимается инвалидами, многодетными семьями, стариками, больными, помогает местный бизнес, и эти деньги, хоть и трудно, но можно найти. Но будет ли бизнес финансировать организации, которые занимаются мониторингом действий власти или анализируют, как действуют в стране законы? Побоятся… А наши люди в массе своей готовы давать деньги тем, кого жалко, а за защиту своих прав у нас нет привычки платить. Мы задавали вопрос: «Если появится партия, которая будет защищать ваши интересы, будете ли вы давать деньги на нее?» Только 10% опрошенных сказали, что будут.

— Сколько у нас в стране всего общественных организаций?

— Зарегистрировано где-то 50 тысяч. Трудно сказать, сколько из них реально действуют. По экспертным оценкам, около пяти тысяч. Есть группы и движения, которые нигде не регистрируются, но действуют на местном уровне.

— Большинство экспертов считает, что возможности влиять на власть у них уменьшились.

— В последнее время существенно выросла активность общественных организаций, это просто видно. Но реальное влия­ние на власть не соответствует этой активности, поскольку власть выбрала модель поведения «собака лает, караван идет». «Лаять» пока не запрещено, хотя на местах бывает по-всякому… Но я была бы не столь пессимистична, поскольку в последнее время гражданский сектор имеет несколько серьезных побед, одна из них — это закон о доступе к публичной информации, который явно был принят под давлением и украинских общественных организаций, и международных. И сейчас общественные организации ведут серьезную работу, чтобы этот закон действовал. Скажем, в партнерстве общест­венных организаций «Новий громадянин» было создано пять рабочих групп. Методологи­ческая, к примеру, разрабатывает, как писать запросы в органы власти, и по всей стране распространяются брошюры. Монито­ринговая отслеживает, что происходит в этой сфере. Также, я считаю, движение «Стоп цензуре!» помогает независимым СМИ оставаться на своих позициях.

К сожалению, в ближайшее время можно ожидать очередной волны наездов на гражданское общество. Потому что оно раздражает власть.

Еще проблема — общее представление, что гражданского общества у нас нет и что оно очень слабое, идет от политики СМИ, которым эта тема неинтересна. О победах, которые есть, не пишут, и складывается впечатление, что этим бесполезно заниматься.

Характерно, что повлиять на действия власти на общенациональном уровне можно более эффективно, чем на местном. Ведь два мощных механизма — СМИ и международные организации — на местном уровне не задействованы, общенациональные СМИ о местных проблемах не пишут. Поэтому на местном уровне все более контролируемо.

— Одна из проблем — низкая поддержка населением общественных инициатив.

— Это больное место. Когда члены объединения «Новий громадянин» проводили против нового Жилищного кодекса (который представляет угрозу для каждого) митинг, на него только активисты и пришли. Просто у нас, пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

К сожалению, люди плохо себе представляют, как действуют общественные организации в развитых демократиях. А этот опыт нужно распространять как определенную модель. Скажем, кто может лучше защитить права инвалидов или многодетных матерей — бюрократы или организации самих инвалидов или многодетных? В развитых странах эти функции передают общественным организациям: проводят тендер и передают им деньги для распределения на эти цели.

И, конечно, нам всем надо стараться расширять сферу своей активности. Прежде всего я имею в виду экспертную среду, к которой и сама отношусь. У нас в общественном секторе есть очень сильные аналитические центры, они наработали немало альтернативных решений тех или иных проблем, стоящих перед обществом. И часто эти идеи и разработки «доходят» до власти только после того, как широко разойдутся по средствам массовой информации. Значит, экспертам надо больше работать со СМИ, для нас это — путь «хождения в народ», способ воздействия на общественное сознание и тем самым — опосредованно — на власть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно