ЕВРОРОДЫ, ИЛИ РЕБЕНОК К НОЯБРЮ

9 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

Есть такие страны, родиться в которых означает автоматически стать их гражданином. И многочисленные беременные иностранки всеми мыслимыми и немыслимыми путями стараются пробраться в такие страны и там родить...

Есть такие страны, родиться в которых означает автоматически стать их гражданином. И многочисленные беременные иностранки всеми мыслимыми и немыслимыми путями стараются пробраться в такие страны и там родить. А уж за маленьким гражданином потом и все многолюдное семейство постарается получить заветное ПМЖ. Говорят, в США даже бизнес такой есть — предоставлять роженицам-нелегалкам яхты, лодки или другие плавсредства недалеко от американских берегов. Потому что до самих берегов добраться трудно, а зарегистрированное американское суденышко уже есть территория США со всеми действующими в этой стране юридическими формальностями.

Впрочем, все эти формальности мало интересуют тех закарпаток, которые ездят рожать… в соседнюю Венгрию. Если они не венгерки по национальности, то им не светит льгота при обретении гражданства. Просто родить в Венгрии стало дешевле, чем на родине, но самое главное — безопаснее и для женщины, и для ее ребенка.

Честно говоря, проблемы бе-
ременности и родов долгое время меня интересовали мало. Живой интерес появился с того момента, когда жена сообщила, что в скором времени я стану отцом. Тогда-то и пришлось хотя бы шапочно познакомиться с понятиями «женская консультация», «триместр» и т.д. Понятное дело, что жене стали близкими истории о течении всех беременностей и родов как у ее знакомых, так и совсем незнакомых женщин.

Истории эти были преимущественно ужасающими. Вот несколько из них, произошедших за последние годы в нашем райцентре, называть который я не стану по банальной причине «нам здесь жить». После этих трагедий вроде бы невысокий официальный показатель детской смертности в перинатальный период в Закарпатье (-3,5 промилле, что значит семь смертей на 2 тысячи родов) никакого оптимизма нам уже не добавлял. Потому что тех случаев, о которых мы узнавали, просто не должно было быть.

У подруги жены при преждевременных родах (на 8-м месяце) умер ребенок. Врачи как аксиому твердили, что именно на восьмом месяце выходить ребенка практически невозможно.

Женщина хрупкого телосложения выносила крупного ребенка. При родах ей сломали два ребра, а ребенка смертельно травмировали — он умер через месяц в областной больнице. О возможности кесарева сечения врачи почему-то не подумали.

У молодой женщины ребенок, удушившись пуповиной, умер во время родов. Врачей винить никто не стал: в родильном отделении нет аппаратуры, которая бы следила за течением родов.

Но не только по этой причине мысль о родах в местной больнице вызывала у жены ужас. О будущих испытаниях задолго до родов свидетельствовали такие факты, как испорченный из-за временного отсутствия реактивов анализ крови (анемичной жене пришлось сдавать кровь повторно) и стояние в очереди на консультацию (маленьких лавочек на всех не хватало). Уверенности не придавал также вывешенный в женской консультации список необходимых вещей (капельница, вата, бинты, шприцы, кетгут, набор лекарств и витаминов), которые должна была принести с собой роженица, отзывы о питании и температуре в помещениях, один вид туалетов.

При всем этом роды, как нам объяснили, отнюдь не будут бесплатными. По установленной «рыночной» таксе врачу, принимающему роды, надо дать 50 долларов, если придется делать кесарево сечение — 150. И медсестрам за любую услугу придется совать то пятерку, то шоколадку. При этом отношение к тебе и твоему ребенку будет зависеть от настроения эскулапов и их помощников, которое, при зарплате в 120—150 гривен, у них отнюдь не веселое.

Слышал, что в других регионах Украины никто врачам никогда ничего не платит. Не знаю, верить ли в это, но в Закарпатье пиетет к «дохтору» сформирован еще при монархиях, и полвека советской власти его не ослабили. У кого доллара в помине не было, может принести кулек яиц, мешочек картошки или банку варенья, и врач (кто стесняясь и отказываясь, а кто и требуя) возьмет, потому что есть хочется. Но и заплатив по таксе, и переплатив вдвое-втрое, быть уверенным в успешных родах нельзя — ведь больничные условия для всех общие.

Поэтому и открыли для себя находчивые закарпатцы другой путь. В соседней Венгрии, которая пока что не оградилась визовым барьером, можно родить в европейских условиях за почти родную цену. В зависимости от уровня больницы (маленького городка или регионального центра) такое удовольствие будет стоить от 100 до 200 долларов, но сюда войдет все — от пребывания в больнице до маленьких подарков ребенку при выписке (понимаешь, что шампуни, мыло, кремы представлены парфюмерными гигантами в рекламных целях, но все равно приятно).

Путей в такой оплаченный рай много. Главное — найти врача, который примет роды. Большая проблема здесь — венгерский язык, который знают далеко не все. Но она не так уж страшна, ведь в Венгрию уже выехали десятки, если не сотни закарпатских врачей. Именно к ним многие и обращаются за помощью — за гонорар или по дружбе они помогут все организовать, а бывшие наши гинекологи примут роды. (Наши соотечественники, принимающие роды, цены устанавливают, умело определяя состоятельность клиентов — от 100 до 300 долларов. За последний год цены, в связи с наплывом закарпатцев, выросли.)

Можно обойтись и без наших: последние дни беременности пожить в Венгрии у знакомых или снять уютную и недорогую комнату, дождаться схваток и вызвать «скорую» — венгры окажут ургентную помощь, которая обойдется дешевле.

Но надежнее всего стать на учет к врачу, который одновременно практикует и в больнице, и на дому. Адреса таких врачей передаются от одной родившей к другой. Такой способ выбрали и мы. По ходу беременности жена параллельно стояла на двух учетах — на родине (мало ли что) и у венгерского врача, совмещающего работу в больнице с частной практикой. Для этого пришлось пять раз проехаться в город Ниредьгаза, центр соседнего с Закарпатьем региона.

Каждый визит обходился в 10 долларов, но он того стоил. Осмотры проводились на дому, в частном кабинете, где у врача есть все необходимое, в том числе аппарат УЗИ. Состояние здоровья жены и развитие плода врач фиксировал и заносил в картотеку (в его картотеке было немало карточек закарпаток), а в последний визит, недели за две до родов, вычислил день возможного рождения ребенка (прогноз этот полностью совпал, случайно или нет — сказать не берусь). Так что ребенка к ноябрю мы ждали уверенно.

Вежливое обхождение, одноразовые перчатки и невозможность простудиться во время осмотра тоже входили в цену визита. Потом была больница с теплыми комнатами, чистым бельем, ежедневно менявшимися ночнушками, душем с горячей водой в каждой палате, нормальной едой и полным отсутствием грубости или хамства. Сами роды проходили безболезненно (видимо, венгры не считают, что женщина должна «в муках рожать детей», и применяют эффективные обезболивающие средства), во время родов специальный аппарат фиксировал сердцебиение ребенка. Родившихся детей купали в первые же дни, пеленали в памперсы (больничные, а не принесенные родителями). А домой выписывали здоровыми — не простуженными, без стафилококка и букета других болезней.

Пятидневное пребывание в больнице обошлось еще в 100 долларов, которые я дал лично доктору, тому самому, которому наносили визиты и который принял роды. (В Венгрии, где роды официально бесплатные, примерно такой суммой — где больше, где меньше, — принято «благодарить» врача. Что не слишком обременительно при минимальной зарплате в 200 долларов.) Еще в полсотни зеленых обошлось оформление документов, по которым мы смогли вывезти нашего ребенка домой.

Среди молодежи у нас больше знакомых, родивших в Венгрии, чем дома. Последние практически всегда о своем выборе жалеют: еще долго после родов болеют дети, часто их направляют в областную детскую больницу залечивать родовые травмы. Лечение последствий отечественных родов, по признанию матерей, стоило дороже «еврородов».

И не стоит думать, что только в нашем городе ждать или рожать ребенка так плохо. Знакомые говорили, что и в других райцентрах не лучше, и в областной больнице в общем-то та же картина. А недавнее сообщение о почти одновременной смерти пяти малышей в роддоме Лисичанска, города, самого далекого от нашей западной области, свидетельствует о том, что неладны дела во всем государстве.

Выводов можно делать много и разных. Венгрия — не очень богатая страна, и их аналог нашей областной больницы в техническом смысле не так уж и поражал воображение. И если бы наше государство подарило народу в лице всех своих женщин оборудованные клиники вместо одной золоченой женщины, то у нас даже при нынешнем экономическом положении было бы все то, что есть для рождения детей в Венгрии. Но, видимо, эта золоченая женщина собирается восстановить поубавившееся на несколько миллионов население Украины в одиночку? Не знаю, но думаем мы с женой теперь о другом: вдруг решимся когда-нибудь на второго ребенка, а ведь граница венгерская к тому времени закроется.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно