ЭТО НЕ НАША ВОЙНА

21 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 21 марта-28 марта

Рядом со мной в троллейбусе громко разговаривали двое. Сперва слышался голос возмущенный, с нотками обиды — о маленькой зарплате, о том, что сын вернулся из армии, а работы найти не может, стоит на базаре, домерзает...

Рядом со мной в троллейбусе громко разговаривали двое. Сперва слышался голос возмущенный, с нотками обиды — о маленькой зарплате, о том, что сын вернулся из армии, а работы найти не может, стоит на базаре, домерзает. Его перебил густой почти речитатив с гортанным грузинским акцентом. Он говорил о том, что в Хмельницком жизнь ему кажется почти райской — после холодного Тбилиси с водой по графику, с маминой пенсией в десять долларов и невозможностью хоть где-то прилично зарабатывать. Он вспомнил, что его 16-летнего племянника просто расстреляли по дороге из школы, и виновных до сих пор не нашли — да никто и не искал. И с какой-то безнадежной тоской он сказал о том, что в Грузии все больше и больше людей в военных мундирах, причем разных армий, а лучше от этого в стране не становится. «Вы не понимаете своего счастья, — повторил грузин несколько раз. — Вы не воюете, в Украине мир. Вы не представляете, какое это благо».

Троллейбус проследовал мимо памятника, открытого минувшей осенью. Как ни странно для нашей мирной страны, памятник этот — военным. Официально — всем тем, кто погиб в локальных конфликтах. Памятник неожиданный: гигантская рука невидимого и могущественного Кого-то переставляет по шахматной доске—планете — маленькую фигурку солдата, словно пешку. Нестандартное решение известнейших в Хмельницком скульпторов, отца и сына Мазуров (Николай Иванович — заслуженный художник Украины, Богдан Николаевич — преподаватель Киевской академии искусств, лауреат Малой Шевченковской премии), вполне соответствует философскому пониманию войны как антинародного действия и античеловеческого явления. «Ошибаются правители — страдает народ», — по-вергилиевски пророчески предупреждает надпись на камне. Памятник не воспевает и не поэтизирует ни войну, ни память о ней. Он просто и зримо демонстрирует ее суть.

Когда эта скульптура появилась в нашем городе, растроганные столь глубокой трактовкой войны СМИ пространно объясняли хмельнитчанам гуманизм и миролюбивость замысла, оптимистично выразили надежду, что это последнее у нас монументальное воплощение человека с оружием в руках. Однако еще до возведения монумента человеческая молва окрестила его памятником афганцам, а уже торжественное открытие окончательно закрепило это название, полностью превратившись в очень советский, по сути, сценарий афганских воспоминаний, реквиемов и соответствующих слов. И уже в феврале сего года, в день очередной годовщины вывода советских войск из Афганистана потянулись к скульптуре с венками в руках не столько неофициальные, сколько вполне официальные делегации, и зазвучали до боли традиционные призывы помнить... не забывать... уважать... И ведь не в одном Хмельницком — везде по Украине — официально и всенародно.

Конечно, стоит — почему бы и нет — помнить все локальные войны, в которых участвовали и гибли советские воины-интернационалисты, среди которых были и украинские ребята. Ведь это не только их боль и часть их биографии. Это — и часть истории Украины. Ее советского периода. И это не помешало бы знать, осмыслить и проанализировать — дабы не повторять и избегать. Но этим событиям давно место лишь только в учебниках, а мы до сих пор тешем мрамор и плавим бронзу, воздвигая на наших улицах и площадях монументальные сооружения чужим войнам и чужой истории — несуществующей уже двенадцать лет страны. (Вы представляете открытие в большевистской России в 1927-м, например, памятника жертвам Первой мировой? И я говорю — фантастика; ни одного прецедента, в любом случае, история не сохранила).

И так же, как полтора десятка лет назад, мы далеки от объективных оценок и беспристрастного анализа всех войн, в которых участвовал СССР, для украинской истории. Даже слова «воины-интернационалисты» не заключаем в кавычки, совершенно забывая о том, что, с точки зрения исторической правды, на самом деле в других странах и материках советские воины были когда оккупантами, а когда и агрессорами — на какой бы стороне ни воевали. А война в Афганистане однозначно была для СССР грязной войной, как для США — война во Вьетнаме. Правда, в Штатах тоже имеется мемориал с фамилиями всех погибших во Вьетнаме. Тем не менее, кажется, единственный в стране. И не для увековечения памяти, хоть американцы умеют воздавать честь каждому соотечественнику, погибшему на поле боя. А для напоминания о напрасных жертвах и о том, что война может быть национальным позором. Впрочем, у некоторых американских политиков тоже на удивление короткая память. Зато она имеется у народа, нынче проводящего многотысячные манифестации против войны с Ираком.

Мы же до сих пор в плену воспевания, поэтизации и романтизации военной темы. Мы так и не отошли от слепого бездумного наследования. «Вы что, — доказывали немногочисленным оппонентам сторонники сооружения последнего хмельницкого монумента, — у нас едва ли не единственный областной центр в Украине, где нет памятника афганцам». Хоть в области уже были мемориал в Изяславе, памятник в Каменец-Подольске, памятные стелы в нескольких райцентрах. Неужели нужно — в каждом городе и селе? Может, и по несколько, как памятных знаков в честь Великой Отечественной? При всем уважении к людям, почти шесть десятилетий назад победившим фашизм, разве можно считать нормальным то, что с каждым послевоенным десятилетием наш город (и не один же он), словно частоколом, все больше окружался памятниками этой войне — победителям и жертвам, мертвым и живым? И в то же время сколько ее участников все эти долгие десятилетия так и живут без нормальных человеческих условий — то есть либо без газа в селах, либо без добротного жилья в городах, либо без надежной телефонной связи и в селах, и в городах? Может, энергию, средства и силы все-таки нужно было расходовать на создание этих условий, а не на возведение памятников?!

Все пышнее с каждым годом отмечается День Победы и прививаются на его немолодой уже ствол другие, иногда довольно алогичные для всенародного ознаменования даты: день начала войны (именно Великой Отечественной, а не Второй мировой), День партизанской славы, дни освобождения сел, городов и областей, День памяти узников фашистских концлагерей (что-то, наверное, все-таки пропустила — уж извините). И все бы ничего, если бы и ныне не стояли бывшие остарбайтеры за никчемной компенсацией за изнурительный рабский труд на захватчиков во время войны и если бы спустя 60 лет после победы не казалась эта компенсация от побежденных настоящим богатством для большинства победителей. Хотя и это можно было бы как-то оправдать, если бы уже правнуки победителей не вынуждены были снова батрачить на правнуков побежденных — без войны и почти добровольно, ведь, пожалуй, нельзя считать принуждением невозможность достойно жить в стране, которая до сих пор в ритуальные дни гремит в победные барабаны?!

23 февраля ни с того ни с сего, а просто по примеру России, реанимировано из Дня Советской Армии в День защитника Отечества. Какого Отечества? Где «адрес — не дом и не улица, а просто — Советский Союз»? А кто это уточняет? Празднуем — всего и делов-то. Празднуем фактически без какого-либо повода, силком вбивая в юные головы несуществующие факты и беспочвенные даты, иногда не то что нейтральные — враждебные нынешнему государству. Ведь разве можно считать благом для Украины Гражданскую войну 20-х годов ХХ столетия, которая на ее территории растянулась на десятилетие кровавых противостояний и репрессий и фактически не закончилась до сих пор? Ведь самое страшное ее последствие — расколотое сознание нации, по сей день делящей мир на «наших» и «ненаших». Неужели для осознания этого нужны другие аргументы, кроме того, что этот праздник легко исчез из сознания и быта молодежи (в любом случае, в нашем крае) в течение нескольких первых же лет независимости? Конечно, если его держать на транквилизаторах и искусственно оплодотворять им календарь выдающихся дат, то он еще просуществует не один год. Но зачем, ради какой высшей цели?

Разве что — для очередного возрождения мифа о просто-таки сиамском единстве трех братских славянских народов, снова внедряемом в нашу жизнь, впрочем, уже не столько военно-политическим, сколько экономическим давлением. Он кокетливо прикрывается невинной мишурой общих праздников, все более громкими требованиями второго государственного или хотя бы «официального» языка, тотальной информационной оккупацией этим вторым всего нашего национального пространства и неудержимым нашествием российской шоу-индустрии, проникающей во все поры и щеки, выдавливая оттуда все украинское — и по форме, и по содержанию. И мы принимаем, платим и аплодируем — чужим песням и чужим героям. Ибо не наполнены по сей день души украинцев тем, без чего не бывает ни свободной личности, ни независимого государства — достоинством и патриотизмом.

Мы начисто забываем, что уже довольно долго живем в новой стране, которой нужны и героизм, и мужество в значительно более тяжелой, потому что мирной, борьбе за достойное место этой страны под солнцем и за достойную жизнь в ней всех без исключения. Не потому, что они ветераны, депутаты, делегаты или дети их детей и члены их семей, а просто потому, что они — граждане Государства Украина, провозглашенного демократическим и правовым. С первых дней, между прочим, заявившего о своей миролюбивости и нейтралитете.

Однако, несмотря на сокращение военных частей, на улицах наших городов резко возросло количество людей в мундирах. Погоны надели прокуроры, налоговики, таможенники, железнодорожники, эмчеэсовцы и даже лесники. От мундиров на улицах синева, а силовики все ропщут на кадровый голод. Все эти службы стоят «на довольствии» у народа, то есть финансируются из бюджета, который, как известно, наполняется теми, кто что-то производит. Но вчитайтесь внимательнее в праздничные реляции фискальных и правоохранительных органов, и вы убедитесь, что на самом деле бюджет наполняется как раз ими, ведь каждый из них «сохранил и сэкономил» для народа в десятки раз больше средств, чем расходует государство на их содержание. Когда-то так и сказал Главный Налоговик: «Мы наполняем ваш бюджет!» Странно, почему никто до сих пор не сложил эти победные цифры: пусть бы в порядке эксперимента на эту гигантскую сумму прожили хотя бы самые активные бюджетные «доноры», пусть бы пожировали.

И из этих деньжищ пускай бы выделялись средства на многочисленные празднования и ознаменования дней всех родов войск, некоторые из которых уже и остались только в календарях (видимо, военная хитрость: хоть числом напугать), новые монументы и цветы к ним, погоны и лампасы на мундирах с иголочки (нет, наверное, не о военной хитрости заботятся, а о все новых генеральских должностях). А с не очень полноводных ручейков на самом деле заработанной копейки давно уж время усердно и без лишнего шума строить государство неагрессивное, зажиточное и направленное не на экстенсивное расширение за счет чужих земель, а на интенсивное обустройство себя самого. Ибо для этого у нас сейчас очень даже подходящее время — мир в стране, когда все, образно говоря, приобретается не кровью, а потом. Ибо расширяют плечи не погоны и выпрямляет спину не мундир, а чувство собственного достоинства и уверенности в себе, которое вырастает лишь из собственной — своей и страны, в которой живешь, — экономической независимости. И еще — чувства гордости за свое Отечество, которое рождается только из наших собственных побед, в том числе — и над собой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно