ЭХО БОЛЬШОЙ ПОБЕДЫ

18 августа, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №33, 18 августа-25 августа

Из Гетеборга возвратилась команда легкоатлетов Украины, выступавшая на чемпионате мира. Золотая ...

Из Гетеборга возвратилась команда легкоатлетов Украины, выступавшая на чемпионате мира. Золотая медаль Инессы Кравец и ее мировой рекорд в тройном прыжке, пятая на пяти чемпионатах мира победа в прыжках с шестом Сергея Бубки, «бронза» Инги Бабаковой в прыжках в высоту — эти успехи в последние дни соревнований превратили довольно бледное до этого момента выступление нашей команды просто в триумфальное. В конечном итоге по самой простой и ясной системе подсчета командных успехов — по золотым медалям — мы оказались на девятом месте среди двухсот (!) сборных всех стран мира. Естественным было желание поговорить на эту тему с руководителем делегации, президентом Федерации легкой атлетики Украины, заслуженным тренером Украины Юрием Тумасовым. Он буквально с самолета прибыл на работу, где и был отловлен вашим корреспондентом.

— Юрий Никитович! Хотелось бы услышать общую оценку выступления нашей команды.

— Наше выступление было прекрасным. Почему я осмеливаюсь так говорить? Первое. Не потому, что были завоеваны две золотые медали и одна бронзовая, а потому что одна золотая медаль была с бриллиантовым оттенком — поскольку прыжок Инессы на 15,50 и следующий прыжок на 15,80 с маленьким заступом — это очень похоже на «рекорд столетия» Боба Бимона в 1968 году в Мехико, продержавшийся четверть века. Единственный человек, который еще может нынче дальше прыгать, — это сама Инесса. Мне хотелось бы сказать похвальные слова в адрес ее нового тренера Николая Кушнира, чуть более полугода назад сменившего Анатолия Голубцова. Он вместе со спортсменкой сумел направить за это время ее подготовку в более благоприятное русло. Кстати, Голубцов привез в Гетеборг команду Катара и ненавязчиво пытался нам напомнить, что именно он подготовил рекордсменку. Мы не отказываемся, разумеется, от признания его заслуг, он действительно проделал огромную работу, но ведь работать надо от начала до конца, не прерываясь на самом интересном месте. Кстати, сама Инесса на пресс-конференции сказала, что у нее было три тренера и первой назвала свою мать Зинаиду Константиновну. В свое время федерация приложила усилия, чтобы перевести Кравец в Киев из ДЮСШ №3 Днепропетровска, и действительно Голубцов внес большой вклад. Новый тренер Кушнир сам был неплохим многоборцем, начал работать в республиканской школе-интернате, сейчас — в школе высшего спортивного мастерства при университете физкультуры и спорта. Я помню, как при отъезде Голубцова на работу в Катар у меня сидели он и Кравец, и она его огорошила, сказав, что мы обойдемся без его помощи.

Сегодня же в чемпионате мира участвовали 200 стран из 206 входящих в Международную федерацию атлетики (ИААФ). Участников было 1951, что превышает количество спортсменов на последних зимних Олимпийских играх. Не собираюсь сравнивать эти два соревнования, но наши легкоатлеты в условиях небывалой конкуренции и высочайшей подготовленности соперников сумели 9 раз попасть в индивидуальные финалы и один раз — в состав эстафетной команды 4 х 100 метров. Это здорово. Между прочим, перед самым отъездом мы получили директивное письмо ИААФ, где в одном из пунктов говорилось, что на Олимпиаду-96 в Атланте попадут только финалисты мирового первенства. Это было сделано для того, чтобы в Гетеборге выступили сильнейшие. А вообще, конечно, попадут все, выполнившие олимпийский норматив члены нашей сборной, те, кто будет сильнейшим на июнь будущего года.

Второе. Исполнение нашего Гимна, подъем флага Украины над стадионом на глазах миллиардов телезрителей — это утверждение авторитета Украины в мире. Так получилось, что в момент рекордного прыжка Кравец других соревнований на стадионе не было. На табло сразу появилась огромная надпись: «Мировой рекорд!». Все зрители, полный стадион, поднялись и устроили овацию. При этом несколько раз повторялся прыжок на экранах телевизоров и на большом экране над стадионом.

— Насколько я помню, Кравец была заявлена только на тройной прыжок. Как получилось, что она еще и прыгала в длину?

— Это неверно. Она заведомо должна была выступать в длине, была хорошо готова и в одном из прыжков с заступом прыгнула явно за семь метров. Но удивительный ветер, менявший силу и направление, сбил всех с толку. Выбыли из финала три фаворитки — Джекки Джойнер, Хайке Дрехслер и наша Инесса — все они не смогли справиться с коварным ветром. И победительницей стала итальянка Мэй, обычно лишь входившая в шестерку. Она сумела поймать момент попутного ветра.

Кравец после этого была в трансе, нам удалось ее успокоить, в команде царила хорошая атмосфера, и она настроилась на победу в тройном.

— А толкательницы ядра, так огорчившие всех в первый день?

— От них мы не ждали чего-то сверхъестественного. Мы знали, что Федюшина удачно выступает только в соревнованиях пониже рангом, она не была хорошо готова, ей, в лучшем случае, светило восьмое место. А Павлыш, конечно, сорвалась, она должна была быть в шестерке, ее результат позволял ей попасть в тройку призеров, а получилось одиннадцатое место. Сразу уже скажу и о чемпионе Европы в беге на 400 метров с барьерами Олеге Твердохлебе. По рейтингу, по своим результатам он на чемпионате мира мог быть всего лишь в финале. Но он не был готов, травмировался и выбыл из борьбы сразу.

И вообще, если говорить о неудачах первых трех дней и удачах трех последних, то нельзя не учитывать, что мы во многих видах не участвовали, ведь команда могла быть из 120 человек, а мы повезли 36. Так случилось, что «наши» виды были в последние дни.

— Мне кажется, что несколько человек в команде были заведомо обречены на провал, скажем, метатели диска...

— Если бы они метнули, скажем, 63 метра, то были бы в финале. Мы взяли самого молодого нашего дискобола Сидорова и ветерана Зинченко. Но когда Сидоров увидел огромных соперников, имеющих массу громких титулов, он растерялся. По его словам, он просто не мог понять уже в круге для метаний, где он и что с ним происходит...

— Я, собственно, это и имел в виду...

— Я думаю, что с этим парнем нужно и можно работать и вполне может быть, что он в конце-концов станет одним из лучших.

— А Мирошник, которая свои забеги на 800 и 1500 метров проводила по третьей дорожке?

— Разумеется, это ее тактическая ошибка, ведь она впервые была на чемпионате мира и боялась, что ее «завалят» соперницы. Таким образом накатала себе лишних метров 12. Она считала себя настолько сильной, что даже в этом варианте попадет в следующий круг. Но на чемпионате мира в любом забеге надо бежать так, как будто он последний в жизни. Все же, на 800 метров она показала свой результат, и упрекнуть ее не в чем. Это учеба. Чемпионат мира — это и учебный полигон для части спортсменов. И если мы не будет учить людей, нам нечего будет делать на Олимпийских играх. Что говорить, если даже такие зрелые парни, как Клименко и Багач, были потрясены и говорили, что не ожидали в котловане стадиона такого нервного напряжения, такого количества людей на трибунах, такой конкуренции. Ведь на человека направлены 26 телекамер, вокруг тысячи корреспондентов, невероятное количество зрителей. Ребята растерялись. Мы повезли обновленный состав, мы должны готовиться к Олимпиаде, будем учиться.

— Как объяснить неудачу серебряного призера прошлого чемпионата в прыжках в длину Виталия Кириленко?

— На что он был готов, на то и прыгнул. Как я понимаю, ему надо больше работать. Он сейчас у нового тренера — Александра Апайчева, выдающегося в прошлом десятиборца, думаю, они найдут правильный путь.

— Нет ли впечатления, что ряд спортсменов во время отбора сделали ставку не на участие в чемпионате мира, а именно на попадание в команду. А потом, как говорят, хоть трава не расти?

— Такого не было.

— А прыгнули в длину, кроме Вершининой, а тот же Кириленко?

— У прыгуний в длину это был вопрос удачи, попадание в ветер. Если ты намекаешь на допингконтроль, то мы сами провели такой контроль на Спартакиаде Украины и всегда с этим боремся. С этим все было нормально.

— Спасибо.

***

Мне остается добавить, что команда Украины действительно выступила отлично, если не считать нескольких нетипичных случаев. Обидно только за державу, что нет у нее комментаторов, имеющих о легкой атлетике хотя бы приблизительное представление. Большое спасибо Гостелерадио, или не знаю как это сейчас называется, за полное освещение чемпионата. Понимаю, что «главный комментатор» всегда сажает с собой того, кого ему хочется. Но член президиума федерации легкой атлетики Украины и заслуженный журналист республики Ефим Шарпанский, который обычно комментирует гандбол, все еще мало понял в легкой атлетике. И когда он берет в напарники Александра Пелеха, который то ли богатый, то ли знает иностранные языки, — это трудно понять. К шедеврам Шарпанского относятся сообщения о том, что берьеристы должны идти на барьер на каждом десятом шагу, что после квалификации все попадают прямо в финал, что толкатели ядра этот снаряд метают или «кидають». Ладно. Но выступление пана Александра на тему, кто победил в беге на 200 метров — Мэрлин Отти или Ирина Привалова, — заслуживает золотой медали Всемирной выставки в Брюсселе 1958 года. Тогда призы получили, как сейчас помню, наш радиоприемник «Фестиваль» и наш телеобъектив 300 мм. Я бы присоединил к этому сообщение Пелеха, что Отти победила потому, что у нее лучшая стартовая реакция. К сожалению, никакие действия атлета на старте и до него на определение победителя не влияют. Единственным фактором, разделяющим первого и второго, является показания фотофиниша и мнение судей — кто прибежал раньше. Мнение было такое, что раньше прибежала Отти. А дисквалификации победительницы в этом виде — Гвен Торрэнс — оба комментатора не заметили...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно