Двести сорок шагов непокоя

14 января, 2010, 15:34 Распечатать Выпуск №1, 14 января-22 января

Социально-экономические потрясения последних лет больно ударили по сфере здравоохранения, особенно в сельской местности...

Кто не слышал о Великих Сорочинцах или хотя бы один раз там не побывал?! Кажется, все пути ведут в это прославленное село, особенно в дни ярмарки. Тогда, кажется, вся Украина, да еще и немалая часть мира, перемещается в этот благодатный уголок Полтавщины. Хотя почему уголок? Для меня лично, как и для многих моих земляков, это родной край, сердце родины и... пуп земли. В самом деле, земля эта (а какие здесь черноземы!) обладает особым магнетизмом, колоссальной силой притяжения и вместе с тем вулканическим потенциалом творческой энергии, периодически взрывающейся талантами, имена которых известны всему миру.

«Неначе писанка село»?

Несколько лет назад места, связанные с именем своих великих предков, посетил князь Андрей Муравьев-Апостол (ныне, к сожалению, уже покойный) с супругой Элен, происходящей из рода Ротшильдов. Именитая чета побывала в Великих Сорочинцах, где родился и похоронен гетман Левобережной Украины Данила Апостол, где на крутом берегу Псла возвышается построенная им Спасо-Преображенская церковь (кстати, в ней крестили Н.Гоголя, родившегося в домике военного врача Трохимовского; теперь там музей писателя), а также в Хомутце, Великой Обуховке, Диканьке. В беседе с журналистами нашего еженедельника гости не скрывали впечатлений от увиденного — они были до глубины души растроганы гостеприимностью и трудолюбием украинцев, почтительным отношением к исторической памяти, восхищены нашими живописными видами и плодородными землями. «Вот только обидно, — деликатно заметила пани Элен, — что украинские села преимущественно бедные и неблагоустроенные, а их жители не имеют элементарных бытовых удобств...».

Великие Сорочинцы, по сравнению со многими другими селами на Полтавщине, это все-таки очаг цивилизации. Конечно, заасфальтированными дорогами и косметическими ремонтами жители села должны быть благодарны прежде всего его ярмарочному статусу. По данным статистики, ныне здесь насчитывается более пяти тысяч жителей. Почти вдвое меньше, нежели сто лет назад. Кстати, в начале XVIII в. Сорочинцы были городком.

К достопримечательностям Великих Сорочинцев (их тут немало) можно причислить и местную больницу. У нее интересная история и богатые традиции. Во второй половине прошлого века, в годы, когда ее возглавлял блестящий хирург и организатор Даниил Гавловский, слава о великосорочинской больнице неслась далеко за пределы Миргородского района. В 80-х годах рядом со старыми приземистыми разрозненными строениями было сооружено новое трехэтажное здание (под стационар) и небольшая поликлиника. Что бы ни говорили, а тогда государственные власти проявляли заботу о здоровье народа, в частности жителях села, своих кормильцах. Ведь, если рассуждать здраво, какой кормилец из больного и немощного? Медицинская статистика свидетельствует: здоровье сельских жителей неуклонно ухудшается, больше половины из них — люди старшего и пожилого возраста, которым просто не по силам держать скот. От былых молочно-товарных ферм и славных достижений животноводов Миргородщины остались только руины да воспоминания. Может, поэтому мы уже и забыли вкус настоящего масла и молока, а нынешние ребятишки его даже не знают.

Социально-экономические потрясения последних лет больно ударили по сфере здравоохранения, особенно в сельской местности. И все же, несмотря на то что во многих селах не осталось даже ФАПа (фельдшерско-акушерского пункта), больница в Великих Сорочинцах полноценно функционирует. Местные жители говорят, что заслуга в этом прежде всего главного врача Анатолия Короговного. Вопреки всему ему удалось сохранить больницу. Правда, далось это нелегко, порой приходилось, так сказать, резать по живому — пойти на закрытие двух отделений, сократить штат. Больницы в других селах закрыли или же перепрофилировали. Например, в с. Хомутец остался фактически ФАП, с дневным стационаром. В Савинцах (когда-то здесь тоже функционировала больница, к которой были «приписаны» жители нескольких сел, входивших в состав мощного коллективного хозяйства), вовсе трагическая ситуация: после того как несколько лет назад умер тамошний врач, людей стало некому лечить, а поскольку желающих работать в селе не нашлось, савинчан присоединили к великосорочинским семейным врачам.

Конечно, нужно отдать должное местным властям: без их помощи Короговному едва ли удалось бы удержаться на плаву. Великосорочинский сельсовет с пониманием относится к нуждам больницы, без задержек выделяет деньги на зарплату врачам и другим работникам, оплату коммунальных услуг, на лекарства для неотложной помощи, горючее. Недавно за средства местного бюджета приобрели автоклав. Два года назад сделали ремонт, починили систему отопления. Благодаря спонсорской помощи великосорочинская участковая больница по уровню медицинской техники и оснащения не уступает многим городским лечебным учреждениям. Здесь опытный, квалифицированный и — что особенно важно — добросовестный медперсонал. А поскольку во многих селах, размещенных в радиусе от пяти до 25 километров, не к кому обратиться за медицинской помощью, то неудивительно, что люди с разными недугами едут сюда и в выходные, и в праздники. Ведь все знают: Короговный никогда не откажет, если привезли пациента с острой формой заболевания или травмой.

Анатолий Алексеевич из той, ныне немногочисленной когорты медиков, для которых клятва Гиппократа не просто слова. Больница для него значительно больше, нежели место работы — это и второй дом, и детище, одним словом, дело его жизни. Обычно в половине восьмого утра он уже на работе, а домой нередко возвращается в полночь, а то и на следующий день. В выходные тоже неоднократно наведается — убедиться, что все в порядке. Хорошо, что дом совсем рядом — до больницы всего 240 шагов. Множество раз их отмерил за многие годы. Бывало, эти шаги казались вечностью...

Теперь больные, нуждающиеся в сложных хирургических операциях и специализированной помощи, немедленно направляются в центральную районную больницу, где, безусловно, для этого больше возможностей. Главное — правильно поставить диагноз и оказать первую медицинскую помощь. Например, остановить кровотечение, вывести из шокового состояния, наложить гипсовую повязку. Однако большинству пациентов, которые обращаются в участковую больницу, не требуется направления в ЦРБ. Они получают адекватную помощь на месте. Для одних достаточно осмотра врача, который проведет необходимые обследования, поставит диагноз и назначит лечение в домашних условиях; другие, с острыми состояниями, имеют возможность пройти курс стационарного лечения.

В больнице — два отделения, терапевтическое и хирургическое. Всего — 50 коек: 25 — в терапии, 10 — в хирургии, остальные — дневной стационар. Однако имеются возможности госпитализировать и большее количество больных, если возникает в этом необходимость. Пациенты — преимущественно сельские жители. Работа в сельском хозяйстве связана с повышенными рисками, в частности с травмированием. Часто случаются переломы (особенно зимой). Так что в хирургическом отделении всегда все готово для оказания неотложной помощи.

Пациенты говорят, что у Короговного легкая рука. Помимо всего прочего, за Анатолием Алексеевичем закрепилась слава местного Касьяна. Поэтому люди, которых донимает боль в спине и пояснице, тянутся к нему и из других районов области. Работать приходится почти без выходных, забыл уже, когда был в отпуске. В летнее время не получается — наваливаются хозяйственные дела: то нужно систему отопления переделывать, то что-то починить (известно же, готовь сани летом), а также запастись на зиму продуктами для питания больных (больница имеет небольшое подсобное хозяйство — земельный участок, на котором ее сотрудники выращивают картофель и овощи), а осенью и зимой буквально не отпускают пациенты: штат больницы небольшой, главный врач, кроме всего прочего, каждый день ведет прием больных.

Правда, за будничными заботами и различными хлопотами не забывает о прекрасном. С наступлением весны территория больницы похожа на парк в миниатюре — пышно разрастается зелень, радует глаз цветник, серебристыми брызгами играет фонтан. Обычно после лечебных процедур больные с удовольствием идут принимать солнечные и воздушные «ванны», настоянные на ароматах цветов. Или, может, кто-то считает, что для выздоровления больного это не важно?

Закон человеческого притяжения

Ему везло в жизни на неординарных личностей. С душевным теплом вспоминает Анатолий Алексеевич своего учителя и наставника в профессии Даниила Антоновича Гавловского: «Это был великий человек — высокообразованный, интеллигентный, тактичный, с изысканными манерами. И хирург, как говорится, от Бога. Мне, считаю, повезло. После окончания мединститута получил направление в миргородскую больницу. Конечно, молодому хирургу хотелось как можно скорее заявить о себе, достичь признания. Однажды встретились с Даниилом Антоновичем, он поинтересовался моими профессиональными успехами и пригласил работать к себе, в Великие Сорочинцы. Я без раздумий согласился, потому что и в самом деле считал делом чести получить такое предложение. И не пожалел. Как хирурга Даниила Антоновича хорошо знали не только в Миргородском районе, пациентов у него всегда было много. Потому оперировать приходилось ежедневно, сначала под внимательным надзором своего наставника, а позже он начал доверять мне некоторые операции. Часто привозили искалеченных, с травмами, переломами. Тут и пригодились мои практические навыки, полученные в годы обучения в институте, когда я в ночные смены работал в травмпункте. Можно сказать, что травматологией я овладевал на практике, каждый день сдавая экзамен (за смену с разными травмами доставляли по 30—40 человек). Годы работы с Даниилом Антоновичем, его супругой Пашей Харитоновной (так ее все называли), авторитетным врачом-гинекологом, — незабываемы».

Искренние человеческие отношения сложились у Короговного с руководителем и основателем известного сельскохозяйственного предприятия «Агроэкология», Героем социалистического труда и Героем Украины С.Антонцом. «У нас с Семеном Свиридоновичем заключено джентльменское соглашение — он помогает нашей больнице, а я лечу жителей Шишацкого района», — улыбаясь, говорит, Анатолий Алексеевич.

Некоторые считают, что Короговный засиделся в Великих Сорочинцах — в том смысле, что давно уже мог бы руководить лечебным учреждением как минимум на уровне района. Ему предлагали, в частности, возглавить больницу в Шишаках, которая пришла в упадок, в частности из-за отсутствия хороших специалистов. Хирурга там вообще нет, присылают из Полтавы. Пришелец поработает недельки две, а потом ему на смену приезжает другой: это называют вахтенным методом. Но ведь люди идут к тому, кого знают, кому доверяют. Анатолий Алексеевич вежливо отказался от предложения. Наверное, все же прирос душой к Великим Сорочинцам, к больнице, в которой своя, особая аура, а коллектив — как большая родня. И разве авторитет врача зависит от кресла, в котором он сидит? Почему-то к одному всегда очереди, а к другому обращаются исключительно от безысходности. К Анатолию Алексеевичу «народная тропа» не зарастает. Пациентов мало интересуют его регалии и отличия. Кстати, несколько лет назад ему было присвоено звание заслуженного врача Украины, и, наверное, многие впервые узнают об этом из данной публикации.

Пожалуй, не найти человека не только в Великих Сорочинцах, но и во многих селах Миргородского и некоторых других районов, который хотя бы один раз не обращался за помощью к Короговному. Куда бы он ни поехал, всюду узнают, здороваются. Однажды на сельской дороге случилась неприятность — сломалась машина. А тут еще и холодный дождик начал моросить. Сколько ни пытался ее завести — не едет, и все. К счастью, вскоре притормозил автомобиль, проезжавшие сразу узнали доктора (когда-то у него лечились) и начали помогать. В конце концов взяли машину на буксир и так добрались до села. Пригласили Анатолия Алексеевича в дом, накормили ужином. Между тем местные умельцы починили машину, да еще и в дорогу дали сопровождение: дескать, время позднее.

Такие проявления человеческой благодарности его трогают до глубины души и являются самой дорогой наградой за труд.

Кто-то из классиков сказал: сколько в человеке доброты, столько в нем и жизни. С точки зрения врача, это не просто глубокий афоризм. За свою многолетнюю медицинскую практику многого насмотрелся, достаточно пережил, чтобы окончательно утвердиться в мысли: людям всегда нужно делать добро. Не гневаться и не таить зла, не оскорблять ближних, не обижать слабых, быть всегда в хорошем настроении, излучать положительные эмоции — довольно-таки простой рецепт, гарантирующий сохранение здоровья. И к тому же не требует никаких финансовых затрат.

Оптимизация или разрушение?

Одно не дает покоя Анатолию Алексеевичу — состояние медицины на селе. В последнее время много разговоров о предстоящих трансформациях в системе здравоохранения. Обсуждаются планы перевода всех сельских лечебных учреждений и ФАПов под юрисдикцию центральной районной больницы. Сельский совет Великих Сорочинцев категорически против этого — практика свидетельствует: кто перешел под «крышу» ЦРБ, попал под сокращение.

«Сейчас мы на балансе сельсовета, выделяющего незначительные средства для оказания помощи в неотложных ситуациях. Конечно, это ограниченные возможности, но предоставить такую помощь нескольким больным можем. И пролечить их. Большинство же больных вынуждены покупать лекарства сами. Они сейчас дорогие, потому сельские жители стали реже обращаться к врачам. А потом привозят таких запущенных, которых очень тяжело выхаживать», — говорит о наболевшем.

Людей в селе скоро вообще некому будет лечить. Вспоминается, несколько лет назад тогдашний министр здравоохранения Н.Полищук решил возобновить для выпускников медицинских вузов практику отрабатывать три года по направлению. Какой протест это вызвало! Студенты пикетировали министерство, их требования подогревали заинтересованные политические силы и отдельные политики. Дескать, министр занимается популизмом, никого сейчас в село и калачом не заманишь, тем более что там нет никаких условий... В конце концов профессора Полищука, который, в сущности, единственный из всех руководителей Минздрава, подошедший к реформе здравоохранения в интересах народа, а не определенных кланов, сняли с должности. Короговный убежден, что Полищук был прав. Если бы даже из десяти, направленных в глубинку, там оставался один или два, уже было бы хорошо. А так что имеем: медицинские вузы штампуют дипломированных специалистов, которые далеко не всегда идут работать по специальности — кстати, примерно половина из них учится за бюджетные средства, — а нехватка врачей в селе из года в год все ощутимее.

Больница в Великих Сорочинцах в этом плане — не исключение.

«Врачи и медперсонал преимущественно предпенсионного или пенсионного возраста. Штат недоукомплектован, и хотя есть вакансии, но желающих занять их нет. Не хотят молодые специалисты работать за мизерную зарплату да еще и в условиях, когда, так сказать, удобства во дворе, — говорит заведующая терапевтическим отделением Лариса Алексеевна Короговная, супруга и надежная опора Анатолия Алексеевича. — Ходят слухи об очередной реорганизации, точнее, оптимизации сети лечебных учреждений. Все больницы закрыть, ввести в селе семейную медицину — и все. В планах реформаторов — создание крупных специализированных центров с радиусом обслуживания 200 км. Сложно представить, к чему это приведет. Трудоспособный молодой человек туда может поехать, а бабушка или дедушка? О какой доступности медпомощи можно говорить в этом случае? Те, кто «наверху» затевает такие реорганизации, далеки от реалий, они не обладают информацией, что происходит на периферии».

«Меня особенно беспокоит, что в реформаторском рвении мы можем потерять то, что уже наработано и доказало свою эффективность на практике, — говорит Короговный. — Может, это и правильная идея — обустроить ФАП, посадить там врача, дать ему хороший кардиограф, машину. Его задача — правильно поставить диагноз и направить больного куда следует для дальнейшего обследования и лечения. Для таких небольших населенных пунктов, как Обуховка, Зеленый Кут, это, пожалуй, приемлемо. Но совсем закрывать сельские, особенно в больших селах, больницы, которые обслуживают большой контингент местных жителей, нельзя. Потому что в специализированный центр поедет далеко не каждый, ситуации возникают разные. Бывает, привозят травмированного человека прямо с поля на лошади или на тракторе. Мы оказываем ему первую необходимую помощь, а уже потом пациента можно транспортировать в специализированное лечебное учреждение.

Очевидно, требует реорганизации специализированная помощь. Высокотехнологическая помощь не должна быть сосредоточена исключительно в областном центре. Однако нецелесообразно это делать и в каждом райцентре. Рационально было бы организовать, например, в Миргородском районе современный центр хирургии, который бы обслуживал несколько соседних районов, а в другом месте открыть кардиологический центр или центр по обслуживанию людей пожилого возраста. Это очень серьезная проблема для нас — прикованные к постели и немощные одинокие люди. Сколько их — никто точно не знает. Государство же делает вид, что такой проблемы не существует...».

***

Так сложилось, что больница в Великих Сорочинцах стала последним прижизненным приютом для его школьной учительницы Любови Евгеньевны. Она была для учеников эталоном доброты, интеллигентности и женственности. Судьба жестоко обошлась с ней: ушли из жизни муж и сын, под старость осталась одинокой. Когда тяжело заболела (диагноз неумолимый — рак, неизлечимая форма) и не смогла обходиться без посторонней помощи, Анатолий Алексеевич забрал ее в свою больницу, сделав все, что было в его силах, дабы последние капли жизни не стали для нее невыносимо горькой чашей. А разве мог поступить иначе?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно