Душа и кодекс

22 января, 2010, 14:47 Распечатать Выпуск №2, 22 января-29 января

Cовет обратиться за помощью к психологу некоторые люди воспринимают как оскорбление. Говорят, никаких конкретных советов они давать не имеют права...

Cовет обратиться за помощью к психологу некоторые люди воспринимают как оскорбление. Говорят, никаких конкретных советов они давать не имеют права. Ходят байки о страшных психотехнологиях, с помощью которых можно полностью подчинить человека чужой воле. Среди украинцев в отношении психологов бытуют противоположные суждения-мифы: от «творят чудеса» до «только делают вид, что помогают». Чтобы выяснить, что из этого правда, а что — только слухи, мы обратились к выдающемуся практику отечественной психотерапии Борису ДАЦИШИНУ. Коллеги официально и неоднократно признавали его самым честным, порядочным и компетентным, несколько лет подряд избирая председателем Этической комиссии Украинского союза психотерапевтов — профессионального национального объединения под эгидой Европейской ассоциации психотерапевтов.

— Борис Яковлевич, безоговорочно и на слово нам предлагают доверять психологам самое дорогое — свою личность, душу, самооценку. А они, оказывается, никаких гарантий давать не обязаны, более того, какие-либо гарантии — явный признак непрофессионализма и шарлатанства. Почему так?

— За состояние собственной души каждый человек отвечает сам. Психолог не может махнуть волшебной палочкой и мгновенно решить все ваши проблемы — для этого нужна упорная работа, причем и с вашей стороны тоже. Мы помогаем, но основная работа происходит в вашей голове — а значит, делать ее должны вы. Желающих творить чудеса и без психологов хватает.

— Если всю работу выполняет клиент, то, может, просто поплакаться в жилетку другу?

— В разных ситуациях человеку нужна разная помощь. Методы психологической помощи определяются психотерапевтом и требуют высокой квалификации. Суть в том, чтобы правильно понять, что нужно человеку, и дать ему это. Психолог обязан соблюдать условия конфиденциальности, не должен эксплуатировать отношения зависимости. А насколько ответственные и понимающие люди ваши друзья, я не знаю.

Наверное, «имитировать» психолога легче, чем художника или гроссмейстера. Помните мытарства Остапа Бендера — уже после первого его «произведения» или «сеанса одновременной игры» всем становился ясен уровень квалификации. В роли психолога он мог бы продержаться подольше. Но тем опаснее такие «подделки».

— А что входит в компетенцию возглавляемой вами Этической комиссии Украинского союза психотерапевтов?

— Если человек работает без необходимой квалификации (а это не исключено в наше время, когда скандалы с дипломами следуют один за другим), то это, скорее, дело правоохранительных органов. Наша комиссия рассматривает жалобы на работу психологов. Вопрос квалификации может возникнуть попутно.

Этический кодекс психолога призван регулировать профессиональную деятельность на основе опыта терапевтической практики предшествующих поколений психотерапевтов. Эти правила соблюдаются психотерапевтами самых разных направлений, не из страха перед карающей силой внешних инстанций, а как внутренний ориентир. На сайтах психологов часто указывается адрес Этической комиссии и перепечатываются положения Этического кодекса. Легче всего обратиться с жалобой через сайт УСП, можно и письменно — все адреса в Интернете.

— Какие случаи попадают в поле зрения вашей комиссии? На что жалуются?

— Этика для психотерапевта — это безопасность, надежность, психическое здоровье и клиента, и терапевта. Много случаев, касающихся взаимоотношений студент — преподаватель. Дело в том, что в психотерапии существует запрет на так называемые двойные отношения. Двойными называются такие отношения, в которых психотерапевт, кроме профессиональной, выступает еще в какой-либо роли по отношению к клиенту. Это правило, во-первых, предостерегает от консультирования родственников, друзей, знакомых. Во-вторых, запрещает такие злоупотребления, как размывание границ терапевтических отношений в сторону личных — принятие подарков от клиентов, личное общение с клиентом за пределами «места и времени» психотерапии.

— А как клиент может сам защититься от непрофессионализма психолога? И может ли?

— Сейчас советуют, обращаясь к психологу, спрашивать о его квалификации. Но на деле, когда ко мне обращается страдающий человек, крайне редко, да практически никогда он не интересуется ни моей высшей врачебной категорией, ни дипломами, ни сертификатами, хотя их, поверьте, достаточно. Не спрашивают даже, какое практическое направление психологической науки я представляю.

— Неужели люди так беспечны?

— На самом деле нет. Просто большее значение имеет реальное доверие. Официальные звания и регалии для людей меньше значат, чем отзывы знакомых. Ими чаще и руководствуются при выборе консультанта. Вопрос доверия в психотерапии — один из главных, хотя на самом деле важнее всего доверять себе, своим эмоциям.

— Вы употребляете слова «психолог», «психотерапевт», «консультант». Есть ли разница между этими понятиями?

— Разница есть, но не для страдающего человека, который желает только облегчения, изменения, разрыва замкнутого круга.

— Какая связь возникает между клиентом и психологом? Можно ли провести какие-то аналогии с повседневной жизнью? Это сотрудничество, взаимопонимание? А может быть, любовь какого-то особого вида, которая называется в психоанализе словом «перенос»?

— Перенос может возникнуть при любом виде психотерапевтического общения, и это не обязательно любовь. При переносе чувства могут быть не только тёплыми, но и очень враждебными, негативными. В том числе и у терапевта к клиенту. Только тогда это называется контрперенос.

— То есть между психологом и его клиентом разгораются настоящие человеческие страсти?

— Можно сказать и так. Связь между психологом и клиентом очень интимна.

— С этим нужно как-то бороться?

— Наоборот, эти спонтанно возникающие у обоих чувства и отношения и есть самое ценное в терапевтическом процессе.

— Тогда что мешает психотерапевту, например, вступить в сексуальные отношения с клиентом?

— Ничто. Кроме такого хрупкого и неуловимого понятия, как профессиональная этика. Случаи вступления в сексуальные отношения известны и у корифеев. Конечно, это грубое нарушение профессиональных принципов. Но самое опасное, что такое происшествие может привести к катастрофическим результатам, например, попытке суицида клиента.

— Ну вот, теперь мужья будут бояться отпускать жен к психотерапевту.

— А к стоматологу, гинекологу не боятся? Там ведь есть и очень близкий физический контакт...

— А в психотерапии физический контакт запрещен?

— Прикосновения в классическом психоанализе, например, исключены. Но это, пожалуй, самый отстраненный вид психотерапии — там даже контакта «глаза в глаза» нет. И классический психоанализ сегодня не слишком распространен даже в Америке и Европе. Да, это фундамент всех существующих видов психотерапии, но он потихоньку трансформируется, становясь более краткосрочным, впитывая достижения других направлений. Ведь родители тоже могут чему-то научиться у своих детей, и в наше время больше, чем когда-либо.

В других видах психотерапии прикосновения не табуированы, но регламентированы. Например, в телесно-ориентированных видах терапии, которые сейчас достаточно популярны. Но есть критерий, который нужно безоговорочно ставить на первое место, — приемлемость и добровольность для клиента. На занятиях психотерапевтической группы мы обнимаемся в конце сессии. Бывает, что кто-то из участников уклоняется, отстраняется. В таком случае никто не настаивает, уважая желания, а может быть, и различия в этических ценностях.

— Дает ли гарантию высокой квалификации психолога наличие у него академических званий — доктор наук, профессор? Или, к примеру, множество дипломов, развешанных по стенам кабинета?

— Есть много сильных практиков, не помышляющих о званиях и регалиях. В английском языке понятие professional обозначает профессионала, работающего по заказу. Этим и определяется успешность специалиста — если клиентов не будет, такой профессионал долго не сможет «имитировать» психолога. В 1990 году в Страсбургской декларации Европарламент признал существование отдельной «свободной» профессии — психотерапевт. В Украине профессиональные организации, в первую очередь Украинский союз психотерапевтов, только борются за введение в действие европейских законодательных норм и осуществляют подготовку профессионалов согласно нормам Европейской ассоциации психотерапии. Может быть, опыт стоит считать тем профессиональным качеством, на которое можно ориентироваться при выборе психолога.

— Профессиональная деятельность психолога может привести к эмоциональному выгоранию. Вы день за днем выслушиваете проблемы и жалобы других людей — сами от этого с ума не сходите?

— Избежать профессиональных проблем с эмоциональным выгоранием помогает так называемая конгруэнтность — открытость, честность. Когда не обманываешь — прежде всего самого себя, то выгорание не наступает. Это верно для любого общения в рамках каких-то профессиональных или личных обязательств. Мне нравится в моей работе возможность оставаться самим собой. Я не играю роль психотерапевта — я и есть психотерапевт.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно