Другая жизнь

1 июня, 2012, 13:47 Распечатать Выпуск №20, 1 июня-8 июня

Владыка Варнава и панорама эпохи позднего сталинизма

Книга «Дядя Коля против…» (составитель и комментатор Павел Проценко), изданная в Нижнем Новгороде в 2010 году, по сути дела, в Украине неизвестна. А между тем, написана она в наших краях, и речь во многом идет об Украине. Это записные книжки епископа Варнавы (Николая Никаноровича Беляева), которые он писал в Киеве с 1950 по 1960 год. «Записки» состоят из материалов официальной пропаганды, анализа их, а также личных впечатлений и рассказов свидетелей. Также опубликованы отрывки из литературных и святоотеческих текстов, из воспоминаний прошлого. И, конечно же, его размышления на религиозные и общечеловеческие темы. Свои блокноты епископ Варнава вел не для памяти, а для создания панорамной картины советской действительности.

Пожалуй, мало кто так внимательно читал советские газеты и  журналы, как автор «Записок». В книге очень много цитат из них, интерпретированных с точки зрения православия да и просто здравого смысла.

Начало жизни автора «Записок» не сулило ему испытаний, лавиной обрушившихся на него впоследствии. Николай Беляев родился в мае 1887 года. Отец его был высокопрофессиональным мастером, наладчиком станков, дед – крестьянином. Дед по матери – клирик деревенского храма. Николай с золотой медалью окончил гимназию. В 1911 году принял монашеский постриг с именем Варнава, а в 1915 году закончил Московскую духовную академию. Был в близких духовных отношениях с отцом Павлом Флоренским, что говорит о многом. Человек, на равных общавшийся с одним из выдающихся мыслителей ХХ века, должен обладать соответственными качествами. 

Работал инспектором и преподавателем гомилетики Нижегородской духовной семинарии. В 1920 был посвящен в сан епископа, назначен викарием Нижегородской епархии. В 1922 году в знак протеста против советизации церкви ушел с кафедры, прикинувшись психически больным.

С этих пор началась другая жизнь епископа Варнавы, в которой он до самой смерти носил маску юродивого. Взгляды митрополита Сергия (Старгородского) о необходимости для верующих подчиняться советской власти не за страх, а за совесть были ему глубоко чужды. В 1928 году епископ Варнава уехал в Среднюю Азию и организовал в Кзыл-Орде тайный монастырь. Через два года об этом узнали власти, и епископ вынужден был бежать. Он тайно проживал в Москве, где в 1933 году был арестован и обвинен по печально известной 58-й статье. Впрочем, тогда сроки были относительно небольшими. И его приговорили к трем годам концлагерей. Заключение отбывал на Алтае. За отказ выходить на работу был переведен в психиатрическую больницу под Томском. После выхода на свободу ему запретили жить в европейской части СССР. Поселился в Томске со своей духовной дочерью Верой Васильевной Ловзанской (в иночестве матушкой Серафимой), выдававшей себя за его племянницу. С того времени епископ Варнава превратился для окружающих в «дядю Колю». Летом 1948 г. он смог вырваться из сибирского плена, а с октября поселился в Киеве, за взятку получив прописку. Здесь он и умер 6 мая 1963 года. Похоронен Владыка на Байковом кладбище.

Советская система раскрывается как антихристианская, ложная, а главное, как место, лишающее человека способности чувствовать чужую боль. Получается, что внешне сумасшедший, юродивый, на самом деле был одним из немногих, кто воспринимал реальность в истинном свете, не уходя в мир призраков, столь характерных для советских политтехнологов.

Владыка был в сложных отношениях с официальной церковью, выражая несогласие с извращенным образом церковности, где за внешним благочестием скрыта пустота, заполненная моральным разложением. Поэтому епископ Варнава начисто отверг сделанное ему близкими людьми предложение объявить о своем пребывании в Киеве митрополиту Иоанну, чтобы тот назначил его своим викарием. И считал это оскорбительным непониманием своего жизненного выбора. 

Он выбрал жизнь христианского подпольщика в тоталитарном государстве. Владыка, конечно, был готов в любой момент пострадать ради Христа. В начале 1950-х годов он отказался от комнаты в сталинском доме, которую давали его племяннице, предпочтя арендовать мазанку в частном секторе. В отличие от фрондирующих интеллигентов, имевших некоторые расхождения с линией партии, епископ Варнава не принимал систему в целом, воспринимая ее как бесчеловечную и антихристианскую.

Говоря об этой книге, нельзя не упомянуть комментатора и составителя ее – церковного писателя Павла Проценко. Без него этой книги не было бы.  Коренной киевлянин, Павел много занимался киевскими праведниками — в частности, священником Анатолием Жураковским. Занимался в годы расцвета застоя, когда это было небезопасно. За свою деятельность (в том числе и распорядителя Фонда Солженицина) Проценко в 1986 году был осужден, но времена уже надвигались совсем иные, и вскоре его выпустили на волю. 

В 1970-е годы писатель познакомился с инокиней Серафимой, доверившей ему рукописи и записные книжки Владыки. Они были полуистлевшими, временами приходилось буквально расшифровывать их. Но Павел не просто расшифровал «Записки» — он снабдил их широкими и глубокими комментариями, написал замечательный очерк о Владыке Варнаве на фоне эпохи позднего сталинизма. 

Книга  написана простым, хорошим языком, читается легко и с интересом. Несмотря на то что в ней более 800 страниц, она заслуживает быть переведенной на украинский язык и изданной в Украине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно