Дорога Андрея Котлярчука в «светлое будущее»

4 марта, 2005, 00:00 Распечатать

После просмотра лаконичных по сюжету снимков Андрея Котлярчука зрителя не покидает ощущение, что где-то он уже это видел...

После просмотра лаконичных по сюжету снимков Андрея Котлярчука зрителя не покидает ощущение, что где-то он уже это видел. Но, несмотря на внешнюю простоту, от фотографий невозможно оторвать взгляд. Где бы Андрей ни путешествовал — по полуострову Ямал или по Африке, — он высматривает образы и идеи, которые могут развиться в новые проекты. Он также признается, что на него нередко влияют обрывки снов, которые ему удается запомнить наутро.

Фотографии мастера оптимистичны. Он сам не раз признавался, что любит фотографировать умных и независимых людей.

Родился Андрей Котлярчук 16 февраля 1966 года в Киеве. Мама с самого детства водила его по музеям и картинным галереям города. Андрею особенно запомнились выставки «Золото Тутанхамона» и «Золото ацтеков». А будучи в армии, ушел в «самоволку», чтобы посетить в московском музее имени А.С.Пушкина экспозицию Дрезденской галереи.

В двенадцать лет на сэкономленные деньги Андрей покупает камеру «Вилия-авто». С этого момента с камерой он уже не расставался. После демобилизации Котлярчук поступает в Киевский университет и работает заведующим фотостудией Зоологического института Академии наук Украины. С фотокамерой в руках побывал в снегах Монблана, в африканских пустынях, в сибирской тайге.

Ныне Андрей Котлярчук успешно осваивает специальность искусствоведа-эксперта. «В какой то момент я понял, — признается он, — что мне не хватает базовых знаний по истории искусства, пришлось снова идти учиться». В его планах ряд выставок диаметрально противоположных направлений — от цветных натюрмортов до черно-белых снимков людей, которых мы каждый день видим вокруг себя. «Иногда надо остановиться и обернуться, чтобы лишний раз убедиться: жизнь по-прежнему прекрасна!»

Снимок ценою в жизнь

— В поездках я умудрялся тонуть, ломать ребра, пальцы, падать с восьмиметровой высоты, скользить с оборванной страховкой по леднику. Однажды на маленьком вулканическом островке в Тихом океане на меня спикировала морская чайка. Удар в затылок клювом был столь силен, что я упал вперед, порвал на ноге связки и потерял сознание. Но уже через сутки, наглотавшись таблеток, в гипсе ползал по скалам. Движение — все, цель — ничто!

Когда отрываешься от города и попадаешь в богом забытые места, то вдруг понимаешь, что здесь все по-другому. Даже время течет не так. Среди всех историй до сих пор поражает один случай. Представьте себе пустынный великолепный пляж, который тянется на сотни километров вдоль Белого моря. А на песке громадные волчьи следы. В какой-то момент — читаю по следам — волк останавливается, оборачивается и в испуге начинает бежать. Его прыжки становятся все длиннее и... все следы исчезают. Я ходил вокруг этих следов минут двадцать, однако продолжения не нашел. Мурашки еще долго по спине бегали.

Я снимал горняков на глубине более тысячи метров, неразорвавшиеся авиабомбы, я не раз был в Чернобыльской зоне, и в какой- то момент понял, что мне это все осточертело. Я решил фотографировать только красивые вещи. В течение нескольких лет я снимал исключительно для себя — это уже известные серии снимков «Связь времен», «Старый город», «Рыжие женщины, собаки и сигареты», «Простые вещи».

Поэтика коллекционирования соцреалистического фарфора

— Причины, побуждающие человека заниматься коллекционированием, могут быть разными, — рассказывает Андрей Котлярчук. — Существует два вида коллекционеров: профессионалы и энтузиасты. И те, и другие, заполняя свое жизненное пространство предметами искусства, получают эстетическое удовольствие. Единственная разница в том, что первые вкладывают в коллекционирование свои сбережения, а другие создают собрания, которые позднее входят в состав или формируют коллекции национальных музеев. Такими коллекционерами в Украине были семья Ханенко, на основе чьих собраний созданы два музея, посвященных русскому и западноевропейскому искусству; Иван Гончар, который собрал уникальную коллекцию предметов декоративно-прикладного искусства Украины.

Для меня коллекционирование, скорее всего, связанно с воспитанием, а возможно, и с генной памятью. До революции моим предкам принадлежало большое собрание антикварных вещей, в том числе и великолепная коллекция старинного фарфора, которая после революции была частично утеряна, а частично изъята властями. В середине 60-х годов часть коллекции «всплыла» в одном из антикварных магазинов Киева. Выкупить ее в то время у нас возможности не было, но этот случай поселил во мне желание стать коллекционером.

Сначала я коллекционировал бронзу. Отечественный фарфор казался мне грубым, безликим и не стоящим пристального внимания. Но, изучив большое количество литературы, связанной с этим видом искусства, я с восторгом открыл для себя новый, до того не известный мне мир.

В конечном счете, я пытаюсь сформировать культурную среду для своей будущей семьи, детей и внуков. Считаю, что человек просто обязан жить среди красивых вещей. Кроме того, я ценю преемственность поколений, а человеку должна быть небезразлична история семьи, иначе мы исчезнем и растворимся в небытии.

Соцреализм — «Связь времен»

— Мне нравится стиль этой эпохи. Меня волнует эстетика того времени и восхищает несокрушимый дух единства советских людей. Меня поражает, как гармонично это выглядит в агитационном и соцреалистическом фарфоре. Все эти доярки с телятами, рабочие с молотами, комсомольцы со знаменами. На их лицах художники изображают веру в светлое будущее, счастье и радость существования. Чего и по сей день не хватает современному обществу.

Кстати, оценивают советский фарфор прежде всего с точки зрения эстетики. Второе — это, несомненно, малые тиражи изготовления. В Советском Союзе в 50—60-е годы практически весь фарфор, изготовленный в Украине, был ориентирован на экспорт.

В моей коллекции преобладают статуэтки женщин, причем все они различаются по манере изображения и трактовке образов. Коллекция женских фигурок в моем собрании делится на две основные группы. Довоенные статуэтки, поэтизирующие и прославляющие образ советской женщины-труженицы, которая наравне с мужчинами, засучив рукава, помогает строить дорогу в «светлое будущее». И послевоенные — где женщина уже представлена в несколько другом аспекте: красивая, привлекательная молодая особа, занимающаяся спортом, путешествующая или проводящая свой досуг за чтением.

Многие мои фотографии несут на себе отпечаток эстетики и стиля эпохи социалистического реализма. Я даже создал проект, называется он «Связь времен»: двенадцать черно-белых фотографий на тему телефонизации Украины. В этой работе все подчинено эстетике советского, соцреалистического периода.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно