ДОГОВОР СНВ-1: «МИНИТМЭНОВ» И «СТИЛЕТОВ» ЗАМЕТНО ПОУБАВИЛОСЬ

18 июня, 1999, 00:00 Распечатать

23 мая 1992 года в Лиссабоне украинской стороной был подписан протокол к Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, известный как Договор СНВ-1, или же СТАРТ-1...

23 мая 1992 года в Лиссабоне украинской стороной был подписан протокол к Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, известный как Договор СНВ-1, или же СТАРТ-1. Согласно этому документу наша страна уже больше не рассматривалась лишь как некая территория, на которой должны быть сокращены определенные виды вооружений, а была признана равноправным субъектом Договора. Тернистый путь вступления СНВ-1 в законную силу завершился два с половиной года спустя, после того как Белоруссия, Казахстан, Россия, США и Украина обменялись верительными грамотами, подтверждающими выполнение сторонами ранее достигнутых договоренностей. Вскоре за этим решилась судьба стратегических вооружений, дислоцированных на территории Белоруссии и Казахстана: все они были переданы под юрисдикцию Москвы, а затем либо вывезены в Российскую Федерацию, либо ликвидированы на местах. 31 мая 1996 года последние ядерные боеприпасы покинули пределы нашей страны, а месяцем раньше неподалёку от города Первомайска Николаевской области начались серийные работы по уничтожению шахтных пусковых установок, в которых до этого находились межконтинентальные баллистические ракеты РС-18. Полным ходом ведутся аналогичные работы в России - там уже ликвидировано сотни единиц стратегического оружия. Исходя из суммарных показателей, четверка стран, некогда входивших в состав СССР, на сегодня выполнила свои обязательства по Договору на шестьдесят девять процентов… А что же американцы?

Продать проще,

чем отдать

...Если не обращать внимания на мелькающие за окном машины рекламные щиты с надписями на английском (хотя и у нас теперь таких хватает) и встречные автомобили с номерными знаками штата Миссури, то равнинный пейзаж, бегущий вдоль дороги, мало чем отличается от того, что можно увидеть в окрестностях Киева. В знакомом многим по американским фильмам школьном автобусе с поэтическим названием «Голубая птица» небольшая группа украинских журналистов, в числе которых и автор этих строк. По приглашению Агентства уменьшения угрозы Министерства обороны США мы знакомимся с ходом разоружения на двух американских военных базах. Всего же на территории страны свыше тридцати таких подлежащих контролю объектов.

Поворот с оживленной автострады, несколько километров по дорогам американской «глубинки», и вот она цель нашей поездки - огражденная сетчатым забором прямоугольной формы площадка. Два года назад на ней располагалась шахтная пусковая установка межконтинентальной баллистической ракеты «Минитмэн-2». Вокруг бывшей ШПУ - фермерские поля, метрах в пятистах видны жилые постройки. Местные землевладельцы не прочь получить этот участок в свое пользование уже сейчас, но по американским законам Пентагон вправе продать его новым хозяевам лишь через пять лет после окончания ликвидационных работ. В первую очередь и за символическую цену земля будет предложена тем, кто в начале 60-х годов за деньги или из патриотических чувств бесплатно уступил ее военному ведомству. Участок могли бы вернуть и вовсе даром, но в этом случае возникает множество законодательных сложностей, и потому продать проще и надежнее. Сегодня на территорию бывшей стартовой позиции может войти любой желающий, но не думаю, что таковых много. Смотреть, в общем-то, и нечего: примерно гектар усыпанной мелким гравием площади, и только. О былом ее предназначении напоминают лишь таблички с надписями: «Внимание! Объект военно-воздушных сил США» (у американцев ракетные части стратегического назначения не являются отдельным видом войск, а входят в состав военно-воздушных сил). В отличие от огороженных несколькими рядами колючей проволоки советских ШПУ (внутреннее её кольцо постоянно находилось под током высокого напряжения), американскую охранял лишь вот этот хлипкого вида заборчик да система сигнализации. Ни тебе караульного помещения, ни характерных силуэтов башенок с пулеметами, ни угрожающих надписей «Стой! Назад! Опасно для жизни!», которые доводилось видеть на подобных объектах в Украине. А если кто-то решился проникнуть за ограждение? Отвечавшему на этот вопрос второму помощнику министра обороны США по программе коллективного уменьшения угрозы бригадному генералу в отставке Томасу Кэннигу с такими случаями приходилось сталкиваться неоднократно. В своё время он командовал именно этим, ныне полностью ликвидированным, ракетным соединением. И первое, о чем вспомнил генерал, так это об участниках демонстраций за разоружение, порою устраивавших свои «посиделки» прямо на многотонной крышке ШПУ. Сдвинуть её с места им, конечно, было не по силам, но зато нервы военным они изматывали порядком. В таких ситуациях к месту срабатывания сигнализации немедленно вылетал вертолет с охраной (в непогоду выезжал «Джип»). Военные выдворяли нарушителей за пределы ограждения, а затем передавали в руки местной полиции. Но такие откровенные посягательства на «режимный объект» случались все же не часто. Гораздо больше хлопот доставляли животные и птицы. Сигнализация беспристрастно реагировала на их присутствие, и тревожные группы мчались разбираться с «нарушителями»...

До сентября 1991 года на территории штата Миссури находились 150 шахтных пусковых установок ракет «Минитмэн-2». Суммарная мощность ядерных зарядов этого авиакрыла более чем в 8500 раз превышала мощность бомбы, сброшенной в 1945 году на Хиросиму. По словам генерала Кэннинга, часть этих ракет была нацелена на Украину. Вскоре после подписания СССР и США Договора СНВ-1, еще до вступления этого документа в силу, на авиабазу Уайтмэн поступило распоряжение президента Буша о снятии «Минитмэнов» с боевого дежурства. Сутки спустя ракеты были лишены полетного задания, а со временем началась их полная ликвидация.

В декабре позапрошлого года приказала долго жить последняя баллистическая ракета на территории штата Миссури. Как сообщила во время встречи с журналистами в Пентагоне и.о. замминистра обороны США госпожа Сьюзен Кох, на сегодняшний день такая же участь постигла 930 американских систем стратегических вооружений, что составляет 76% от предусмотренного Договором СНВ-1. К их числу, кроме уже упомянутых «Минитмэнов», относятся баллистические ракеты на подводных лодках и тяжелые бомбардировщики. Порядок уничтожения вооружений строго регламентирован. Пусковая установка МБР, например, считается ликвидированной лишь после того, как взрывом на глубину 6 метров разрушен ее оголовок, в котором до этого находилась аппаратура запуска и контроля. Образовавшийся конус в течение трех месяцев остаётся разрытым - его должны зафиксировать спутники стран-участниц Договора. И вот только после этого остатки шахты «глушатся» бетонной пробкой, а затем засыпаются землей. В целом на весь процесс ликвидации одной ШПУ отводится 180 дней. К слову сказать, аналогично проводятся такие работы и в Украине. Правда, наши ШПУ более массивны, и их подрывают не одним, а несколькими небольшими зарядами.

Рубите, сэр, рубите!

И если с процессом уничтожения ШПУ «Минитмэнов» нам удалось ознакомиться лишь в видеозаписи, то за работами по ликвидации дальних бомбардировщиков Б-52 наблюдали воочию.

Происходило это на юго-западе страны, в штате Аризона, на крупнейшей в мире авиабазе Девис-Монтан. Идеально ровная поверхность и сухой климат пустыни Сонора - 350 дней в году солнечные - стали определяющими при выборе именно этого района для размещения суперхранилища авиатехники. На 1200 гектарах его площади сосредоточено почти пять тысяч летательных аппаратов, каждый из которых собственным ходом добрался на базу. (Исключение составляют доставленные самолётами 30 ракет «Титан» - их планируется использовать для вывода на орбиту спутников). Примерно одной трети авиатехники еще суждено бороздить просторы пятого океана. Остальная со временем либо будет разобрана на запчасти, либо станет экспонатами музеев (незадолго до нашего приезда «Боинг-707», девятнадцать лет простоявший на хранении, своим ходом улетел в один из них). Отношение к сберегаемым машинам на авиабазе серьезное: команда на снятие самолетов и запчастей к ним с хранения может поступить в любой момент. Так было во время Корейской и Вьетнамской войн, при проведении операции «Буря в пустыне». Каждые четыре года летательные аппараты переконсервируют, раз в полгода - инспектируют.

Те же самолёты Б-52, которые мы увидели на площадке утилизации, представляли собой жалкое зрелище: отрубленные пятитонной гильотиной кабины и хвосты, рядом с ними, параллельно корпусу, покоятся крылья. По словам руководителя центра по ремонту и утилизации авиакосмической техники полковника Грегори Стенли, с начала ликвидационных работ его подчиненными уничтожено 266 дальних бомбардировщиков. Под действие Договора попадают модели «Н» и «G» (именно они были способны нести ядерные крылатые ракеты большой дальности - один из самых коварных видов оружия). Реализация металлолома от одной машины возвращает в бюджет Пентагона около 50 тысяч долларов. Это при том, что средняя стоимость такого бомбардировщика некогда составляла 74 миллиона долларов. Доходы, что и говорить, небольшие, но, как говорится, договор дороже денег…

Признаюсь, что вид поверженных бомбовозов, в буквальном смысле сложивших крылья, не вызвал чувства жалости к этому творению рук человеческих. Тем более, что сутки спустя на авиабазе Уайтмен нам были показаны пришедшие им на смену самолеты Б-2, заметно превосходящие по своему боевому потенциалу разрубленные бомбардировщики. Подобно морским кораблям, каждому из «невидимок» дано собственное имя - название одного из штатов США. Довольно красноречива надпись на одном из ангаров: «Глобальная мощь Америки». Правда, Договор СНВ-1, эту мощь ограничивает - согласно ему, Б-2 не может быть использован в качестве носителя крылатых ракет.

Плати пять с полтиною долларов - и вперед!

Уничтожая попавшее под действие договора СНВ-1 вооружение, и не только его, Пентагон в то же время предоставляет возможность сегодняшним и последующим поколениям американцев самим составить представление о технике, создание которой финансировали налогоплательщики. Неподалеку от авиабазы Девис-Монтан, на окраине города Тусон в местном музее авиации можно увидеть большинство образцов летательных аппаратов, некогда хранившихся на стоянках авиабазы. Уже упоминавшийся Б-52, например, представлен здесь несколькими модификациями. В экспозиции немало образцов техники, и сегодня состоящей на вооружении американской армии. Нашлось в ней место и для нескольких самолетов советского производства. Словом, посмотреть есть что. Однако не довольствуясь своей коллекцией, музей регулярно организует платные автобусные экскурсии по соседней авиабазе. В прошлом году такой возможностью воспользовались 13 тысяч жителей Тусона и гостей города.

А в нескольких километрах южнее города, среди выжженной солнцем пустыни, в окружении трехметровых кактусов расположен музей ракеты «Титан-2». Наполовину сдвинутая в сторону железобетонная крышка шахтной пусковой установки навсегда зафиксирована в таком положении. Наблюдать за установленной в ней ракетой (и из космоса в том числе) можно, осуществить пуск - никогда. Рядом с шахтой подземный командный пункт. В нем все сохранено в том виде, в каком это помещение было в 1982 году, когда его покинул боевой расчет. Примечательно, что ракеты такого типа продолжали состоять на вооружении армии США еще год после того, как музей принял первых посетителей... Десятиметровая глубина, многотонные двери с кодовым замком, километры проводов и нержавеющих труб, шкафы с аппаратурой - все это впечатляет. Редко какой посетитель удержится от соблазна сесть в кресло командира расчета и щелкнуть ключом пуска. Для старта американской ракеты, как и советской, впрочем, надо было после поступления соответствующей команды набрать определенный код (сто миллионов комбинаций) и одновременно со вторым номером расчета повернуть два ключа пуска. Благо сейчас это «щёлканье» всего лишь безобидная игра «в войну», и только. Мой коллега, бывший до недавнего времени кадровым военным, улучив паузу в рассказе экскурсовода, прошептал: «Если бы я попал сюда лет 20 назад, то наверняка бы стал Героем Советского Союза, а сейчас плати пять с половиною долларов - и вперед!»…

Не менее интересным было посещение подземного бункера управления, сохраненного для истории на авиабазе Уайтмен (штат Миссури). С каждого такого КП можно было запустить десять ракет «Минитмэн-2». Сопровождавший нас сержант (историк-архивист авиабазы) сыпал цифрами: «Максимальная дальность стрельбы - 11500 километров, полетное время - 28 минут, радиус поражения - 15 миль, автономность командного пункта - 45 суток…». Каждому из посетителей дают подержать в руках кусок арматуры, из которой были сделаны шахты «Минитмэнов», предлагают посидеть в креслах боевого расчета. В отличие от советских ракетчиков, заступавших посменно дежурить на трое или четверо суток, американцы несли службу одной сменой и 24 часа. Расчет КП состоял из двух человек. С 1988 года кроме мужчин боевую службу стали нести и представительницы прекрасного пола. На авиабазе Уайтмен были и полностью женские «экипажи».

Знакомство с КП оставило массу впечатлений, но если говорить о самом ярком, то его вызвала выставленная в экспозиции музея местная газета начала 60-х годов. Помещенные в ней статья и фотографии рассказывали о начале строительства на землях штата Миссури шахт и командных пунктов ракет «Минитмэн». Зная о том, какой секретностью сопровождались такие работы в СССР, остаётся только посочувствовать американским шпионам и порадоваться за советских разведчиков.

Мечи - на орала! ШПУ - под музеи!

Знакомство с ходом выполнения Договора СНВ-1 американцами стало поводом для размышлений о том, как этот процесс проходит в родных краях. По оценкам американской стороны, на сегодняшний день Украиной ликвидировано 59% систем стратегического вооружения. Полностью уничтожены все снятые с боевого дежурства ракеты РС-18 и их ШПУ. Извлечена из шахт и доставлена к местам хранения почти треть ракет РС-22. В начале этого года отработана технология ликвидации стратегических бомбардировщиков. Все работы по Договору должны быть закончены к декабрю 2001 года. А к концу этого будут рекультивированы земли на 130 площадках бывших ШПУ РС-18. Те, кто видел результаты этой работы, подтвердят: по её завершению о бывших грозных военных объектах не остаётся никаких напоминаний. Никаких. А так ли уж это хорошо? Что еще, кроме архивных документов, фото- и киноматериалов, засвидетельствует последующим поколениям о добровольном отказе Украины от третьего в мире ракетно-ядерного арсенала?

В августе 1960 года на просторах Украины, Белоруссии и республик Закавказья началось формирование 43-й ракетной армии. Со временем она стала самой мощной из шести ракетных объединений Советского Союза и имела на своём вооружении не только межконтинентальные, но и ракеты средней и малой дальности. Первоначально состоявшие на ее вооружении системы были рассчитаны на старт с пускового стола и имели максимальную дальность пуска до 4000 километров. Вскоре появился их шахтный вариант, а со временем на смену ему пришел еще более совершенный комплекс. Подземные укрытия для этих ракет сооружались ускоренными темпами, с соблюдением строжайшей тайны и тщательной маскировки: придумывались «легенды» о предназначении возводимых объектов, строительные площадки накрывали маскировочными сетками, сварочные работы велись только днем. А вот транспортировка ракет, установка их в ШПУ, заправка компонентами ракетного топлива проводились, наоборот, ночью. Ветераны войск стратегического назначения вспоминают, как красили в защитный цвет бетонные дороги, ведущие к боевым позициям, связывали верхушки деревьев, растущих вдоль обочин. Позже выяснилось, что вся эта дорогостоящая маскировка зачастую оказывалась лишней - аэрокосмической разведке США удавалось обнаруживать появление советских ШПУ еще на стадии их строительства. Сложившаяся ситуация заставила конструкторов уделить самое серьезное внимание защищенности позиций ракет от поражения средствами нападения вероятного противника: стенки шахт возводились из железобетона особой прочности, внутри они обшивались 20-миллиметровым металлом, контейнер, в котором находилась ракета, висел на мощных амортизаторах. Весь комплекс подземных помещений находился под защитой железобетонного купола, прикрывающая ракету крышка «тянула» за сотню тонн и, кроме металла, содержала в себе еще и несколько тонн парафина - в случае взрыва рядом с ШПУ «вражеской» атомной боеголовки он должен был уберечь электронику от нейтронного потока.

Не менее надежно были защищены и командные пункты. В начале 70-х годов на Семипалатинском полигоне было проведено испытание на живучесть нескольких ракетных шахт и подземных КП. В пробуренных неподалеку от этих сооружений скважинах были взорваны атомные заряды. (Ветераны-ракетчики рассказывают, что в конце 80-х годов подобные испытания - правда, с использованием обычных взрывчатых веществ - были проведены в Украине). Результаты исследования дали толчок для новых конструкторских идей и разработок, приведших к созданию еще более надежных ракетных комплексов. С середины восьмидесятых годов их стали возводить на территории Украины. Именно они и попали под действие Договора СНВ-1.

Сегодня уже не секрет, что предназначенная для уничтожения сильно укрепленных и защищенных объектов двухступенчатая жидкостная ракета четвертого поколения РС-18 (по натовской классификации - SS-19 «Стилет») при весе в 105 тонн была способна поразить цели на расстоянии до десяти тысяч километров с вероятностью отклонения в 350 метров. Ракета имела четыре различные модификации вооружения с моноблочной и кассетными боеголовками. На развернутых в Украине ракетах было по шесть боеголовок в 200 килотонн каждая На боевом дежурстве в Хмельницкой и Первомайской дивизиях находились 130 таких ракет.

Еще более грозными характеристиками обладала ракета РС-22, ставшая первой советской ракетой, специально спроектированной для запуска с железнодорожной платформы. Уже в ходе работы над ней было принято решение создать кроме мобильного, еще и шахтный вариант. В 1988 году 46 ракетных систем такого типа были поставлены на боевое дежурство в окрестностях Первомайска. При тех же показателях по весу и дальности стрельбы, что и РС-18, твердотопливная трехступенчатая РС-22 (на Западе - SS-24 «Скальпель»), помимо десяти боеголовок в 100 килотонн каждая, имела еще и средства преодоления противоракетной обороны, что значительно повышало эффективность ее применения. Круговое вероятное отклонение ее боеголовок от цели составляло 185 метров. Кроме межконтинентальных баллистических ракет в состав стратегических наступательных сил, дислоцированных в Украине, входили 46 тяжелых бомбардировщиков Ту-95 и Ту-160. Эти самолеты были способны нести на своих бортах 416 ядерных боеприпасов. Что же из всего этого арсенала можно увидеть сегодня в музеях Украины? Увы, пока немного. Не так давно военные передали в экспозицию Национального центра аэрокосмического образования молодежи (г. Днепропетровск) ракету РС-16 (она же SS-17, «Ударник»). Правда, в Украине такие системы на боевом дежурстве не стояли. Да и только ракета, без ШПУ, обслуживающей её техники, командного пункта, не дает представления о том, что же в действительности представлял собою этот вид вооружения. Зная о том, что Договор СНВ-1 дает право использовать часть подлежащих сокращению вооружений в качестве музейных экспонатов, с предложением о создании музея ракетных войск еще год назад выступило Украинское казачество. Инициатива была поддержана Президентом страны, им были отданы соответствующие поручения. О своём желании принять участие в этой работе заявил Национальный координационный центр социальной и профессиональной адаптации военнослужащих, уволенных в запас или отставку. Но… По словам начальника Центрального музея Вооруженных Сил Украины подполковника Виктора Карпова, который видит будущий музей филиалом Центрального, на сегодняшний день никаких практических шагов в этом направлении не сделано.

Более обнадеживающе выглядит ситуация с превращением в музейные экспонаты стратегических бомбардировщиков - двум из них предопределена именно такая судьба. Стать обладателями этих самолётов сегодня претендуют три авиамузея (Полтава, Луганск, Васильков). А ведь получить эти раритеты мог бы каждый из них - Договор предоставляет такое право. Только для этого надо решить вопрос о квотах на использование подлежащей уничтожению техники в экспозициях музеев. Может быть, ещё не поздно?

Доверяй,

но проверяй!

В начале 60-х годов судом военного трибунала был приговорён к расстрелу бывший полковник Советской Армии Пеньковский. И хотя в официальном сообщении об этом не было ни слова, народная молва упорно приписывала «шпиону американской и английской разведок» передачу империалистам сведений о местах размещения советских баллистических ракет. «Понес заслуженное наказание», - писали советские газеты тех лет…

Невольно задумываешься о том, насколько изменился за прошедшие годы мир, когда узнаёшь, что в наше время страны-участницы договора СНВ-1 каждые полгода обмениваются сведениями о численности и местах размещения своих стратегических сил, с указанием точных (до секунд) географических координат каждого объекта. Кроме этого, с января 1995 года в Центре верификации Вооруженных Сил Украины работает линия межправительственной связи между Вашингтоном и Киевом, круглосуточно обеспечивающая получение и отправку текущей информации о ходе реализации Договора. Проверкой достоверности получаемых данных занимаются специальные инспекционные группы. О намерении очередной из них посетить подлежащий контролю объект проверяемая страна узнает за 16 часов до прибытия инспекторов в пункт въезда. В нашей стране это Киев, в США - Вашингтон и Сан-Франциско. В течение следующих 24 часов прибывшие верификаторы должны объявить о том, где хотели бы побывать. Еще сутки даются на проведение инспекции, причем не позже чем через 9 часов группа должна быть доставлена принимающей стороной к месту работы. «Как показала практика, - говорит начальник Управления верификации Генерального штаба Вооруженных Сил Украины генерал Николай Гончаренко, - такой механизм контроля достаточно эффективен и удовлетворяет все заинтересованные стороны. Возможно, у людей, не посвященных в тонкости процесса разоружения, да еще и в свете югославских событий, мои слова вызовут недоверие, но факт остаётся фактом: свои обязательства по Договору СНВ-1, как, кстати, и еще по четырем международным договорам, касающимся контроля над вооружением и разоружением, американцы выполняют полностью».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно