ДО И ПОСЛЕ МЮНХЕНА

12 марта, 1999, 00:00 Распечатать

Вместо исторической справки Чехословацкая Республика была провозглашена в конце 1918 года после развала Австро-Венгрии, потерпевшей поражение в первой мировой войне...

Вместо

исторической справки

Чехословацкая Республика была провозглашена в конце 1918 года после развала Австро-Венгрии, потерпевшей поражение в первой мировой войне. В районах, вошедших в состав молодого независимого государства, сосредотачивалось 80% энергетических мощностей, 85% добычи каменного и бурого угля, 75% производства чугуна и стали, 80% машиностроения, 80% текстильной, 75% бумажной, 92% стекольной, 92% сахароваренной промышленности бывшей Габсбургской империи. Благодаря этому Чехословакия сразу же выдвинулась в число высокоиндустриальных стран мира. По производству важнейших видов продукции на душу населения она отставала лишь от США, Великобритании, Франции, Германии и Бельгии, что не могли не учитывать великие государства Запада в решении вопросов мировой политики.

Кому не давал покоя экономический потенциал Чехословакии?

Оказывается, особую «заботу» о процветающей стране-соседке еще в 1925 году проявлял будущий фюрер А. Гитлер, который в своей книге «Майн кампф» предупреждал о нежизнеспособности этого государства. В 1932 году, уже понимая, насколько сильно его влияние в германском обществе, он позволял себе прогнозировать, что «Чешско-Моравский бассейн будет колонизирован немецкими крестьянами, а чехов переселят в Сибирь». В первой же речи перед генералитетом после прихода к власти 3 февраля 1933 года им провозглашена программа пересмотра европейских границ, и Чехословакия уже тогда была одним из объектов будущей агрессии.

Немецкие военные, которые относили чехов к числу своих потенциальных противников, начинали исподволь готовить планы разгрома соседнего государства. Этот вопрос «постоянно изучался и разрабатывался генштабом со времени секретной директивы имперского военного министерства от 4.ІV.1935 г. и даже ранее этой директивы, - отмечал генерал Ф.Гальдер. - Многолетние исследования и предварительные разработки привели к ряду организационных и стратегических принципов подготовки к военным действиям против Чехии».

В июне 1937 года имперский военный фон Блюмберг, предписывая «быть готовым использовать создавшиеся благоприятные политические возможности для войны», отмечал, что действия на Востоке могут начаться «неожиданной германской операцией против Чехословакии». В случае, если «Франция и Россия, вероятно, начнут военные действия против Германии», ставилась задача добиваться нейтралитета Англии. Так вырабатывался план будущей операции «Грюн» («Зеленая»).

Когда 5 ноября 1937 года на совещании у Гитлера собрались высшие политические и военные руководители Германии, они располагали черновыми набросками всех операций, в частности и планом нападения на Чехословакию. Их воодушевило заявление Гитлера о том, что первейшей целью «должны быть военные действия, в ходе которых одновременно будут ликвидированы Чехия и Австрия. «Когда же Чехия будет разгромлена, - развивал свою идею фюрер, - то будет установлена общая граница между Германией и Венгрией». Детали агрессии против Чехословакии продолжали уточняться, и план «Грюн» был готов к 21 декабря 1937 года.

Гитлеровская военная машина продолжала работать в этом направлении. На совещании 22 апреля 1938 года по поводу Чехословацкой операции Гитлером была отвергнута идея внезапного стратегического нападения без повода или без возможности оправдать его. Решено предпринять акцию после «дипломатических переговоров, ведущих к кризису и войне» или же дождаться инцидента, а затем нанести молниеносный удар. 18 июня 1938 года названа окончательная группа войск, состоящая из пяти армий, нацеленных на Чехословакию из районов Силезии, Саксонии, Баварии и Австрии.

Военные приготовления Германии к будущему походу против Чехословакии велись в обстановке секретности. Но об официальной позиции нацистов было хорошо известно правящим кругам Англии и Франции, предпочитавшим проводить политику невмешательства в решение этого вопроса. Они не давали должной оценки материалам, появляющимся на страницах газет, о том, что вопиющая несправедливость, связанная с созданием их государства недальновидными договорами восемнадцать лет тому назад, будет исправлена национал-социалистским правительством Германии, а Чехословакия может «в одну ночь прекратить свое существование». В мае 1938 года постоянный заместитель министра иностранных дел Англии А.Кадоган только своему дневнику доверил мысль о том, что «Чехословакия не стоит шпор даже одного британского гренадера». Если говорить о позиции Франции в этом вопросе, то есть смысл привести известную в те годы пословицу, которая гласит, что «французский солдат не может изменить английского короля».

В целом, благодаря «миротворческой» политике Англии и Франции, осенью 1938 года Германии представилась возможность не вводить в действие план «Грюн», а получить в Мюнхене от Чехословакии Судетскую область «мирным путем». Но было ясно, что сделан первый шаг к ликвидации данного государства. Несколько позже Гитлер объявил своим генералам, что ему с самого начала «ясно было, что он не удовольствуется судето-немецкой территорией», что захват ее являлся лишь частью программы «постепенной» агрессии, которую в ближайшее время вооруженным силам надлежит реализовать.

Как же развивались события после Мюнхена?

Уже через три недели после подписания соглашения, 21 октября 1938 года Гитлер издал директиву о готовности вермахта к разгрому и оккупации Чехословакии. Фюрер и его окружение не переставали твердить, что договоренности, достигнутые в баварской столице, не способствуют стабильности границ третьего рейха в Европе. Нацистская пропаганда доказывала, что от соглашения выиграли только чехи, добившись от правительства Англии, Франции, Италии и Германии гарантий сохранения своей территории.

Тем временем гитлеровцы начали предъявлять дополнительные притязания «второй республике», как теперь называлась Чехословакия, выходящие за рамки соглашения. В ноябре 1938 года, якобы для улучшения транспортной связи с уже захваченным районом, они потребовали от ее руководства присоединения к Германии новых участков, населенных чехами. В этом же месяце, согласно подписанному в Вене арбитражу, Венгрия получила южную часть Словакии и Закарпатскую Украину. В декабре 1938 года понадобилось создать экстерриториальную зону в Богемии для постройки автострады Бреславль-Вена. Особыми правами должны пользоваться районы, где проживали немцы, образуя таким образом «государство в государстве».

Всем отраслям народного хозяйства Чехословакии предстояло работать на укрепление экономических позиций Германии. Ее специалисты скрупулезно подсчитывали, сколько продукции могут дать третьему рейху машиностроительные, металлургические, текстильные, добывающие предприятия соседнего государства. В угоду немецким промышленникам между обеими странами шли интенсивные переговоры о денежном приоритете, по которому предполагалось подписать германо-чехословацкий экономический и финансовый союз.

Агрессивные действия нацистов не оставались без внимания международной комиссии из представителей государств -участников мюнхенских переговоров, которая должна была контролировать параграфы соглашения. Но она не реагировала на их нарушения, тем самым поощряя Германию к подобным бесчинствам. Периодически на страницах западной прессы публиковались сообщения, что «мюнхенское соглашение представляет собой не только пакт четырех», что в нем в какой-то мере заинтересован Советский Союз, и что будто бы «его правительство уполномочено Даладье выступать на конференции четырех держав в Мюнхене от имени СССР». Советское правительство опровергало эти выдумки, заявляя о их «нелепости от начала до конца».

Обстановка вокруг Чехословакии нагнеталась, она была загнана в глухой угол, из которого тогда ей не суждено было выйти. В беседе полномочного представителя СССР в Англии И.Майского с главным дипломатическим советником министерства иностранных дел Англии Р.Ванситтертом, состоящейся в декабре 1938 года, подчеркивалось, что «Гитлер в ближайшие месяцы предпримет какую-нибудь новую кампанию». Посол Франции в Германии Р.Кулондр докладывал в Париж, что «подчинение Чехословакии Германии, к сожалению, уже является фактом. И.Риббентроп доказывал своему французскому коллеге Ж.Боннэ, что единственным спасением для этой страны может быть дружба с Германией, с чем тот полностью согласился.

Что же случилось

с Чехословакией

в трагические мартовские дни

1939 года?

В феврале при обсуждении в Праге бюджета Словакии, которая с октября 1938 года имела правительство во главе с И. Тисо, его единомышленники потребовали полной автономии, а затем отделения от Чехии. Обстановка в стране осложнилась и тем, что на страницах германских газет помещались сообщения о том, что «чехи, в которых проснулся дух гуситов и старая ненависть против германизма, снова начали охоту на людей». Подбирались факты о том, что «коммунисты подняли голову и, объединяя свои усилия с чешскими шовинистами, преследуют немцев, подвергая их дурному обращению». В Словакии создавались службы самозащиты немцев, которые ожидали помощи от соотечественников. 10 марта 1939 года указом президента Чехословакии Э.Гахи был освобожден от занимаемой должности И.Тисо, что не способствовало нормализации ситуации.

Реакция фашистской Германии на события, происходившие у соседей, была мгновенной. Еще 6 марта 1939 года Гитлер констатировал, что в Праге «проявляется воля к сопротивлению германской политике» и «положение становится нетерпимым». Чтобы своевременно ликвидировать «очаг беспокойства и беспорядка» в этой части Европы, спасти «разложившуюся» страну, им отданы приказы, чтобы через несколько дней, «не позднее 15 марта, Чехословакия была оккупирована войсками». 11 и 12 марта началось передвижение 14 немецких моторизованных дивизий общей численностью 200 тыс. солдат в сторону Богемии и Моравии.

13 марта И.Тисо, прибывший за помощью в Берлин, получил официальные заверения Гитлера в том, что его правительство имеет законный характер, а факт смещения является грубым нарушением Конституции Чехословакии. Фюрер заверил гостя, что Германия будет всеми мерами поддерживать создание «полностью свободной Словакии». 14 марта ее парламент известил мировую общественность о провозглашении «независимой» Словацкой Республики, президентом которой стал И.Тисо.

Расчленение Чехословакии происходило при попустительстве правительств Англии и Франции. Так, 14 марта 1939 года на созванном министром иностранных дел Англии Э.Галифаксом совещании по этому вопросу было решено, что Великобритания «не должна прибегать к пустым угрозам, поскольку мы не намерены бороться за Чехословакию. Мы не должны считать, что каким-то образом гарантировали Чехословакию». Чехословацкому правительству настоятельно рекомендовали воздержаться от каких-либо действий против немцев внутри страны и установить непосредственный контакт с Берлином.

Гитлеру тоже был нужен контакт с чехословацкими руководителями, но для создания видимости законности оккупации остальной части этого государства. В столицу рейха был вызван Э.Гаха и его министр иностранных дел. Никаких переговоров, на которые надеялись прибывшие, не состоялось. Фюрер ознакомил их с решением Берлина об аннексии Богемии и Моравии, сообщив, что в 10.00 15 марта 1939 года в Прагу войдут германские войска. Для большей убедительности гостей предупредили, что в случае неподписания соответствующего документа будет использована авиация, которая нанесет бомбовые удары по гражданскому населению.

Приведенному в чувство личными врачами Г.Геринга после потери сознания Э.Гахе ничего не оставалось сделать, как подписать соглашение, согласно которому его правительство «с полным доверием передает судьбу чешского народа и страны в руки фюрера Германского государства», который «принимает чешский народ под защиту германской империи и предоставит ему соответствующее его особенностям автономное развитие его народной жизни». Гаха согласился «со всеми необходимыми мероприятиями, которые будут нужны для прекращения какого-либо сопротивления и избежания пролития крови», на что «соответствующие указания даны надлежащим военным и гражданским учреждениям».

В ночь на 15 марта 1939 года германские войска вступили в Богемию и Моравию. Героическое сопротивление отдельных чешских воинских частей было сломлено. В 9.00 первые моторизованные подразделения оккупантов уже были на улицах Праги. Во второй половине дня под охраной танков и бронеавтомобилей в город въехал Гитлер, который приказал вывесить на флагштоке «императорского замка» в Градчанах флаг со свастикой. Чехословакия перестала существовать, а 16 марта был образован «Протекторат Богемия и Моравия». Словакия по ее просьбе на 25 лет была взята под охрану третьего рейха.

Какие перспективы ожидали чешский народ в составе «Протектората Богемия и Моравия»?

Фашистской Германией на повестку дня было поставлено его уничтожение. Гитлер, рассмотрев предложение «имперского протектора» фон Нейрата о будущем этого района, отверг предоставление чехам автономии, не согласился с их выселением и колонизацией этой территории немецкими поселенцами, так как на реализацию данной акции понадобилось бы целое столетие. Он согласился с необходимостью «германизации этой территории путем ассимиляции чехов, что возможно по отношению к большей их части». Указанной процедуре не подлежали те из них, против которых «имеются расовые соображения и которые являются врагами рейха». Для массового уничтожения «нежелательных элементов» были разработаны подробные директивы.

В результате аннексии Богемии и Моравии в руках германских монополий оказались все ключевые экономические позиции Чехии. Так, концерн «И.Г. Фарбениндустри» подчинил себе химическую промышленность, «А.Г. Рейхсверке Герман Геринг» захватил 80 важнейших металлургических и машиностроительных заводов, «Дрезденербанк» установил контроль над Чешским учетным банком, «Дейчебанк» - над текстильной, сахароваренной, электротехнической промышленностью страны. В руках нацистов оказалась большая часть золотого и валютного запасов национального эмиссионного банка.

За счет захваченных чешских районов нацисты могли в значительной степени обеспечить свою промышленность сырьем, а население - продовольствием. Земли Богемии и Моравии оказались плодороднее немецких, около 500 тыс. гектаров, отобранных у местных крестьян, были переданы во владение прибывшим из рейха колонистам. Словакия также обязывалась поставлять в Германию продукты питания и все необходимое для ее предприятий. К тому же она «отныне находилась у ворот зерновых богатств Венгрии и Румынии».

Гитлеровцы получили выигрыш и в военном отношении. Знаменитые заводы «Шкода» выпускали первоклассное оружие, которым сразу же были оснащены несколько десятков немецких дивизий. В распоряжении фашистов в Богемии и Моравии находились прекрасно оборудованные базы, используемые для германской истребительной и бомбардировочной авиации, «радиус действия которой простирался отныне на большую часть Балкан, не говоря уже о Венгрии и Польше». Как отмечали специалисты, Германия стала «господствовать на Дунае и нависла тенью над Балканами».

Как же встретили известие о германской агрессии правящие круги великих государств Запада?

«Англия и Франция получили компенсирующее преимущество, - откровенно заявил Э. Галифакс французскому послу в Англии 15 марта 1939 года, - заключающееся в том, что «естественным способом» покончено с обязательствами предоставления гарантий Чехословакии, бывшими несколько тягостными для правительств обеих стран». Эту точку зрения подтвердил Н.Чемберлен, выступивший в палате общин, а Э.Даладье на заседании французского парламента не только не произнес ни слова в осуждение агрессора и в защиту его жертвы, но потребовал чрезвычайных полномочий для подавления протеста оппозиционных сил.

Однако у рядовых англичан и французов политика их правительств не получила поддержки. «Политика умиротворения в сознании широчайших масс мертва», - докладывал И.Майский в НКИД СССР. «Этот захват так больно задел и ударил по нервам французам», - писал М.Литвинову полпред СССР во Франции Я.Суриц. Под давлением общественного мнения Лондон и Париж были вынуждены заявить протесты против нарушения гитлеровцами достигнутых условий, отметив, что захват Германией Богемии и Моравии является нарушением Мюнхенского соглашения и не имеет «законного основания». Кроме этого Англии пришлось фактически аннулировать подписанное 15 марта 1939 года Дюссельдорфское торговое соглашение с Германией.

Официальное отношение правительства Союза ССР к агрессии Германии против Чехии было изложено в ноте М.Литвинова, переданной Ф.Шуленбергу 18 марта 1939 года. В ней отмечалось, что «трудно допустить, что народ этой страны добровольно соглашается на уничтожение своей самостоятельности и своего включения в состав другого государства», как и согласиться с изменением статуса Словакии «в духе подчинения последней Германской империи, не оправданному каким-либо волеизъявлением словацкого народа». Подобные действия германского руководства «не могут не быть признанными произвольными, насильственными, агрессивными, они увеличили и элементы еще ранее созданного в Европе состояния тревоги и нанесли новый удар чувству безопасности народов». Советский Союз заявлял о своем непризнании включения Чехословакии и «в той или иной форме также и Словакии» в состав третьего рейха.

Конечно, по сравнению с протестами Англии и Франции по поводу гитлеровской агрессии, советская нота была более откровенной и целенаправленной. Ее содержание полностью соответствовало докладу Сталина на ХVІІІ съезде ВКП(б), сделанному 10 марта 1939 года. «Наша нота резкая», - сообщал М.Литвинов дипломатическим представителям СССР за границей, на что И.Майский сообщал, что она понравилась Э.Галифаксу и «особенно то место, где нота квалифицирует акцию Гитлера как агрессию». Э.Бенеш, бывший президент Чехословакии, из США просил передать благодарность советскому правительству за такой ответ немцам.

Однако последовательными действия Советского Союза в чехословацком кризисе назвать весьма трудно. «Хотя мы заявили, что не признаем законности аннексии Чехословакии, нам все же де-факто придется ее признать и сноситься по чешским делам с германскими властями. Придется, очевидно, ликвидировать наше полпредство в Праге, - предлагал М. Литвинов Сталину 23 марта 1939 года. - Англия и Франция и некоторые другие государства преобразовали свои полпредства в генконсульства. Я полагаю, что и нам надо поступить таким же образом. Нам все же интересно знать, что в Чехословакии происходит».

Судя по всему, Сталин согласился с предложениями М. Литвинова. В марте 1939 года по договоренности с Германией было учреждено генконсульство СССР в Праге, закрытое в июне 1941 года. Страна Советов установила дипломатические отношения со Словакией, обменявшись соответствующими нотами. НКИД СССР не реагировал на письмо чехословацкого посланника в Москве Фирлингера, изъявлявшего желание исполнять свои обязанности. М. Литвинов намеревался не замечать назойливого чеха, а «дальше видно будет, как с ним поступить». В то же время после 15 марта 1939 года госдепартамент США продолжал признавать дипломатический статус представителя Чехословакии, оставляя на неопределенное время за его миссией здание, в котором она пребывала.

Вместо заключения

События, происходившие в Чехословакии и за ее пределами в марте 1939 года, подтверждали, что Гитлеру удалось создать такое положение в Восточной и Центральной Европе, которое тогда исключало опасность для Германии в предстоящей схватке на Западе. Третий рейх «убедил» соседние государства не проводить в какой-либо форме антигерманскую политику. «Эти события содержат в себе уроки и выводы, которые должны незамедлительно извлечь для себя все заботящиеся о своей безопасности и независимости государства перед опьяненной своими успехами Германией, - подчеркнул Р. Кулондр, - которая решительно переходит от расовых притязаний к настоящему империализму».

Действительно, для Германии то время было сплошным триумфом. Немецкого обывателя распирало от гордости за принадлежность к арийской нации, которая под руководством фюрера всего за один год, с марта 1938 года по март 1939-го, без боев, без особых затруднений, не считая нескольких протестов, влила в третий рейх 20 млн. человек. Реальные очертания приобрели планы захвата других территорий. Необходимо только уточнить, за какую, очередную из них, взяться, в каком направлении идти победным маршем. Решение уже созрело, осталось с нетерпением ожидать приказа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно