ДЕВОЧКА, ЖИВУЩАЯ В СЕТИ

18 апреля, 2003, 00:00 Распечатать

Пару лет назад в Интернете появился новый герой. Мультипликационное существо с трудно определимы...

Пару лет назад в Интернете появился новый герой. Мультипликационное существо с трудно определимыми на глаз вторичными половыми признаками и несерьезным именем Масяня оказалось девушкой, причем девушкой весьма прикольной, продвинутой и небезынтересной во многих отношениях. Она быстро завоевала симпатии одних (преимущественно раскованных компьютерных тинейджеров) и вызвала антипатии других (в основном закомплексованных власть предержащих). Масяня и ее друзья Хрюндель и Лохматый стали героями поколения (шутка ли, в прошлом году на Масянином сайте ежедневно бывало до ста тысяч посетителей!) Высказывания очаровательной троицы стали крылатыми, их цитируют направо и налево («Вот они — закулисы…», «Вы знаете какую-нибудь гадость или какую-нибудь сплетню про какую-нибудь группу?» — и так до бесконечности). Время от времени в СМИ проносятся слухи, связанные с сайтом mult.ru, на котором Масяня обитает, — сначала о том, что сайт закрыт (или близок к закрытию) из-за происков сильных мира сего, недовольных внутренней свободой и неуправляемостью его создателей, пагубно и антипедагогично влияющих на почитателей Масяни. Позже о том, что мэр Петербурга, возмущенный неуважительным отношением к культурному наследию — истории «колыбели трех революций», — подал на автора идеи и создателя образа легкомысленной девицы Олега Куваева в суд. Следующий — о контракте, подписанном до 2005 года и обеспечивавшим существование упомянутой девицы на канале НТВ в программе Леонида Парфенова «Намедни». И сразу же — о разрыве этого контракта в одностороннем порядке… Словом, жизнь Масяни насыщенна и динамична. Проект удался.

Безусловно, такой успех совершенно неудивителен. Масяня воплотила характерные черты и сущностные признаки поколения компьютерных тинейджеров. В ней нет ничего от слащавых и скучно-правильных детских мультяшных образов и, главное, в ней нет ни на йоту дидактичности. Масяня и ее компания чем-то напоминают Бивиса и Бадхеда: та же ориентация на подростковую аудиторию, та же контркультурная оппозиционность, такие же рискованные, на грани фола, шуточки. Только у Бивиса с Бадхедом весь юмор из области материально-телесного низа, связанный с испражнениями-выделениями («У кліпах побільшало унітазів») и половыми контактами («Як ти гадаєш, вона трахається?»). Они дураки — и смешны этим. Они аккумулируют, как заметил Миша Брыных, эстетику подростковых диалогов. Масяня же, наоборот, отнюдь не глупа. Она отличается удивительной самоиронией и неизбывным оптимизмом. Она остроумна и неординарна, она... Впрочем, разговор о Масяне как таковой — не самоцель моих заметок. Их побудительный повод — в другом.

Масяня появилась в Киевском метрополитене. На плакатах-наклейках социальной рекламы, призывающей подростков к здоровому образу жизни. Смешно? Скорее, грустно. Эффективно? Отнюдь.

И не потому, что тема неактуальна. Просто сделано все с тупой назидательностью, с порога отвергаемой компьютерным поколением. Оставим в стороне вопросы авторского права. Честно говоря, я сомневаюсь, что создатель образа Масяни согласился на ту вивисекцию, которую проделали над его детищем «авторы идеи» этого рекламного продукта — Управление по делам семьи и молодежи Киевской городской администрации. А если так, и у «авторов идеи» нет письменного договора, передающего им имущественное право на использование Масяни, то налицо нарушение и закона Украины «Об авторском праве и смежных правах», и международных соглашений по охране интеллектуальной собственности, участницей которых наша страна является. Ссылка на использование материалов конкретного сайта не является ни аргументом правомочности использования этих материалов, ни оправданием их искажения.

А искажение налицо. Взрослые дяди и тети, «авторы идеи» этого рекламного продукта, вложили в уста «позаимствованных» героев совершенно несвойственные им реплики. Ироничные шутки относительно наркотиков («Я обязательно думаю, что должно быть какое-то чувство — накуриться там вместе или напиться...», «Мужчина, эти колеса не глотают!») заменены на плакатные призывы и педагогические наставления. Причем стиль и содержание приписываемых Масяне реплик и окружающих ее «указаний» навевают воспоминания о временах советской массовой пропаганды и агитации.

Примеры? Пожалуйста, «их есть у меня». Лозунги советского агитационного плаката — первый содержательный слой, просвечивающий сквозь закамуфлированную обликом Масяни поверхность дидактичных наклеек в Киевском метрополитене. «А ти про що думаєш?» — разве не сквозит в этом вопросе плакатная риторика вопросов типа «Ты записался добровольцем?». «Зараз модно думати про здоров’я!» — а за этим лозунгом разве не скрываются императивные призывы-приказы транспарантов? «Курінню, алкоголю, наркотикам — ні! Здоровому способу життя — так!!!» — не напоминает ли этот вывод пахмутовско-добронравовское «Солнечному миру — да! Да! Да! Ядерному взрыву — нет! Нет! Нет!»?

В результате соединения несвойственных образу реплик, уходящих корнями в «славное советское прошлое», столь саркастично воспринимаемое и интерпретируемое в флэш-сериале («А я-то в советские времена а-а-а... А я-то в советские времена у-у-у...»), с рожденным из пены компьютерной современности визуально-ситуативным контекстом получается очевиднейший монстр, не удовлетворяющий запросов ни одной из потенциальных групп потребителей этой рекламы. Дидактизмы отвергаются тинейджерами apriori; «компьютерные мальчики», которые идентифицируют облик Масяни, отторгнут чужеродную лексику, даже не прочитав лозунгов — поскольку прагматичны, ироничны и нигилистичны. Для пенсионеров же, разделяющих пафос приписанных Масяне реплик и обожающих воспитывать подрастающее поколение и брюзжать об испорченности современной молодежи, фигуры Масяни и Хрюнделя, во-первых, абсолютно «немы», ибо не несут никакой информации. Кроме того, не они, не пенсионеры являются группой риска, которую стремятся оградить от курения, злоупотребления алкоголем и от наркотической зависимости добрые дяди и тети, решившие украсить интерьер киевского метро плакатами с Масяней...

А последний опус безымянных авторов из Управления по делам семьи и молодежи Киевской городской администрации? Воодушевившись идеей поэта Цветика о том, что в стихах должен быть смысл и рифма, они предложили такой вариант известного фольклорного двустишия:

Хто не курить і не п’є,

Той здоров’я збереже.

Этот чудо-стих тоже приписан Масяне! Ирония — на нуле. Дидактика — в кубе. Результативность — отсутствует. «Галочка» в отчете поставлена. Что и требовалось доказать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно