Детский труд в Украине — традиция - Социум - zn.ua

Детский труд в Украине — традиция

29 августа, 2008, 13:49 Распечатать

В украинском Кодексе законов о труде четко прописан возраст, с которого возможно принять человека на работу, — 16 лет...

В украинском Кодексе законов о труде четко прописан возраст, с которого возможно принять человека на работу, — 16 лет. В качестве исключения законодательство допускает трудоустройство 14—15-летних юношей и девушек, но только лишь при согласии одного из родителей или лиц, которые их заменяют. С точки зрения законодателей цивилизованных стран мира, это слишком ранний возраст для приема на работу. Но такая норма, скорее всего, осталась в Украине как пережиток социалистического прошлого нашего государства. Хорошо это или плохо — определенно сказать трудно, поскольку для вынесения подобного вердикта необходимо тщательно рассмотреть каждый отдельно взятый случай трудоустройства детей, что в нынешних рыночных условиях экономики осуществить крайне сложно. Но даже из того, что сегодня известно, можно сделать вывод: ситуация с трудоустройством несовершеннолетних имеет как положительные, так и отрицательные стороны.

Прийти к такому умозаключению мне помог личный опыт. Получив в 16 лет на руки паспорт, я практически сразу же оформила свою трудовую книжку. С занесения в нее первой записи и начался мой стаж работы, который на сегодняшний день составляет 14 лет. Скажу честно, о таком раннем трудовом опыте я нисколько не жалею. И дело здесь не столько в обретении в юности собственного заработка, сколько в том, что работа способна организовать молодого человека, научить его умело распоряжаться своим временем и ценить время других. Хотя следует отметить, что работать я начинала на государственном предприятии после распада СССР в первые годы становления независимости Украины, когда частное предпринимательство только зарождалось. Отчего и отношение ко мне, как к несовершеннолетнему работнику госпредприятия, было довольно бережное. Тогда никто не вынуждал меня делать трудоемкую работу. Как правило, мне доставались самые легкие поручения. Да и мой рабочий день был короче, чем у взрослых сотрудников, и составлял, согласно действующему законодательству, не больше 24 часов в неделю. При этом зарплату я, как и предусмотрено законом, получала полную. Но времена меняются, а с ними и нравы. И хотя трудовое законодательство, действующее с 1972 года, еще никто не пересматривал, отношение к детскому труду со стороны работодателей существенно изменилось.

Для того чтобы узнать, как сегодня обстоят дела с трудоустройством несовершеннолетних, можно не обращаться за заключением экспертов или выискивать какие-то статистические данные. Достаточно, к примеру, просто выйти на ближайший рынок и увидеть там детей, торгующих с чужими дядями и тетями фруктами, овощами, цветами, продуктами питания и ширпотребом. Особенно много несовершеннолетних задействовано в стихийной торговле в Крыму, где 15-летние ребятишки под палящим крымским солнцем продают отдыхающим сигареты, сладости и пиво. Приблизительно такую же картину мне пришлось наблюдать в рекреационной зоне на Волыни. Там в одном из сел, прилегающих к природному парку «Шацкие озера», на территории санатория практически круглосуточно торгуют грибами, ягодами и рыбой 10-летние дети. На вопрос, где их родители и почему они не с ними, мальчики и девочки зачастую отвечали, что взрослые — на заработках в Испании, Италии или России и что живут они с бабушкой или дедушкой, которые сейчас занимаются хозяйством. Поэтому брошенные на произвол судьбы дети вынуждены сами зарабатывать деньги. Делать это можно исключительно в летний период, когда на Волыни большой наплыв отдыхающих, ведь в другие времена года на Полесье — безработица. Вот и приходится бедным ребятишкам вместо того, чтобы загорать и купаться, целыми днями в праздники и выходные просиживать за импровизированным прилавком…

Но, как оказалось, это еще не самое страшное, что может ожидать наших деток. По словам народного депутата, главы Конфедерации свободных профсоюзов горняков Украины Михаила Во­лынца, детский труд в его наиболее опасных формах активно эксплуатируется на Востоке Украины в Донецкой и Луганской областях, где основной доход население получает от угольной промышленности. Так, вос­питанники Торезской специальной школы-интерната для детей с нарушениями умственного и физического развития под чутким руководством администрации учебного заведения занимались погрузкой угля. А в другом уголке Донецкого края 15—16-летние школьники с разрешения своего директора, которая сдала детей в аренду предпринимателям за… соответствующую благодарность, добывали штыб (смесь, получаемая в результате просеивания породно-угольной массы) в отвале расположенной рядом со школой шахты. За каждую просеянную тонну штыба работодатели платили сиротам по 10 гривен и еще десять — за ее погрузку на автомобиль. В день детская бригада добывала около 4 тонн смеси. В итоге каждый ребенок за день каторжного труда зарабатывал… по 20 гривен. Но это лишь те единичные примеры рабского труда несовершеннолетних, которые по воле случая удалось обнаружить правоохранительным органам, — утверждает Михаил Яковлевич. —На самом же деле таких случаев незаконной эксплуатации детских рабочих рук на Донбассе значительно больше. Хотя в Украине действует трудовое законодательство, в котором четко оговорены все условия трудоустройства несовершеннолетних, ратифицированы две Конвенции международной организации труда № 138 и 182, существует Закон «Об охране детства» и предусмотрена уголовная ответственность за эксплуатацию детей, — резюмирует М.Волынец.

Согласно результатам первых и на данный момент единственных исследований, проведенных в 1999 году Го­сударственным комитетом статистики при содействии МОТ, в Украине было выявлено 350 тысяч работающих детей. Большая часть из них (46%) задействована в сельском хозяйстве, в торговле (26%) и сфере услуг (19%). Средний возраст, когда дети начинали работать, составлял 12 лет. Уже в те годы серьезное беспокойство в Госкомстате вызывала большая длительность рабочего дня детей. Так, рабочее время 6% несовершеннолетних ребятишек в возрасте 13—14 лет был длиннее, чем у взрослых, а 2% 15—17-летних девушек и парней работали более 56 часов в неделю. Но эта проблема существует не только в Украине. На самом деле она приобрела мировой масштаб и развивается в основном в тех странах, где низкий уровень жизни. Так, согласно данным исследований МОТ, по состоянию на 1992 год в мире в экономической деятельности было задействовано 250 млн. детей. Это, не включая численности ребятишек в возрасте от 5 до 17 лет из стран с развитой и переходной экономикой, которая составляла почти 50 млн. человек. Сегодня, по оценкам МОТ, в мире вынуждены работать минимум 165 млн. мальчиков и девочек в возрасте от 5 до 14 лет. Боль­шая часть из них трудится в опасных для жизни и здоровья условиях. При этом 77 млн. детей младшего школьного возраста не посещают школу. В итоге эти дети не получают начального образования и, как следствие, рискуют остаться без возможности в будущем стать квалифицированными работниками.

— Более того, в ходе изучения проблем эксплуатации детского труда МОТ столкнулась с тем, что в мире появились новые формы использования несовершеннолетних в наихудших формах экономической деятельности, которые ранее не были прописаны и идентифицированы в 138-й Конвенции МОТ, — объясняет нацио­нальный координатор Международ­ного бюро труда в Украине Василий Кострица. —Речь идет об использовании детей в вооруженных конфликтах, о привлечении несовершеннолетних к торговле наркотиками, к работе в секс- и порноиндустрии, а также выполнении сложных работ (в частных угольных копях, на строительст­ве в фермерском хозяйстве и т.п.), которые могут причинить вред здоровью ребенка. Эти наихудшие формы эксплуатации детского труда и стали основой 182-й Конвенции МОТ, которая призвана обеспечивать право на защиту труда несовершеннолетних от злоупотреблений со стороны работодателей. Ее Украина ратифицировала в 2000 году в числе первых 40 стран мира. Одновременно была основана Международная программа по искоренению наихудших форм детского труда (МОТ — ИПЕК), которая дейст­вует и сегодня. Ее партнерами являются как правительственные организации — министерства, государственные комитеты по промышленной безопасности, так и общественные организации: профсоюзы трудящихся, объединения работодателей и т.д., — резюмирует Василий Иванович.

Кстати, именно благодаря этой программе были внесены существенные изменения в украинское законодательство. Так, в Уголовном кодексе Украины в статье о незаконной эксплуатации детского труда появилось такое понятие, как его запрет, что очень важно, поскольку как можно наказывать нарушителей за то, что не было запрещено законом, — вопрошает национальный менеджер Программы Татьяна Миненко. —Правда, в УК Украины речь идет об эксплуатации ребенка, а не детского труда, что приводит к определенным юридическим коллизиям, которые мы планируем устранить в ближайшем будущем. Также за годы своего существования нам удалось внести в Закон Украины «Об охране детства» определение понятия «наихудшие формы детского труда». До сих пор нерешенными остаются проблемы относительно классификатора работ с вредными для здоровья детей условиями труда, утвержденного еще в 1994 году Министерством здравоохранения Украины. Согласно положению Конвенции №182 МОТ, необходимо регулярно пересматривать существующий перечень опасных для жизни несовершеннолетних работ с тем, чтобы он отвечал требованиям времени. Ведь не секрет, что детский труд, как любая общественная проблема, очень динамично развивается. Со временем из неформального и криминального сектора в виде работы в ночных клубах, развлекательных центрах, в секс- и порноиндустрии приходят все новые формы детской эксплуатации. Поэтому мы при активном содействии Ми­нистерства труда и социальной политики Украины сделали попытку пересмотра существующего классификатора вредных для здоровья детей профессий. К сожалению, эта работа была временно приостановлена из-за неопределенной позиции Министерства здравоохранения, — добавляет Татьяна Орестовна.

Следует также отметить, что кроме перечисленных проблем в сфере эксплуатации детского труда остается нерешенным вопрос надлежащего контроля за трудоустройством несовершеннолетних. Ведь не секрет, что Государственная инспекция труда не всегда справляется с возложенными на нее обязанностями выявлять нарушения в государственном секторе, не говоря уже о сфере неорганизованной неформальной экономики. Так, украинцам известны статистические данные по численности совершенных ДТП и количеству потерпевших, чего не скажешь о цифрах смертельных случаев и травм, произошедших на производстве. Хотя только на одних стройплощадках, которыми опоясан сегодня Киев, ежегодно гибнут люди, среди которых есть и дети. Причина такого неутешительного положения дел — в нелегальном трудоустройстве, из-за которого большая часть работников остаются бесправными, а значит, и социально незащищенными. Следовательно, привлечь за нарушение трудового законодательства (невыплату зарплаты, принуждению к выполнению работы во внеурочный час, жуткие условия труда, незаконное увольнение и т.д.) к ответственности нерадивых работодателей сегодня практически невозможно. От такой безнаказанности частные предприниматели становятся наглее и не гнушаются обманывать даже работающих у них детей. И речь здесь идет не только о рабской эксплуатации труда несовершеннолетних. Часто так случается, что юноши и девушки, принятые по собственному желанию на посильную для них работу, проработав довольно длительное время, остаются выброшенными на улицу без выплаченной им зарплаты, так как работодатели с ними попросту не заключили договор. Следовательно, нереально доказать сам факт их трудоустройст­ва, не говоря уже о нарушениях трудового законодательства. Особенно это распространено в летнее время года на так называемых сезонных работах молодежи, занятой в сфере обслуживания — в частных кафе и ресторанах курортных городов. В таких случаях вся надежда — только на родителей несовершеннолетних работников, которые должны контролировать своих детей и в случае их трудоустройства лично предъявлять работодателю претензии, почему тот не взял у них во время принятия на работу их ребенка письменного согласия, нарушая, таким образом, трудовое законодательство. В случае обмана этот документ может стать свидетельством, подтверждающим факт трудового найма ребенка. Но, как показывает практика, не всегда родители могут быть бдительными. Зачастую они настолько заняты, что в лучшем случае просто не обращают внимание на своих чад, а в худшем — сами толка­ют их на путь сомнительного заработка. Ведь не секрет, что родные и близкие сегодня нередко вывозят своих детей за границу, чтобы подзаработать на них деньги. С этой целью житель За­падной Украины переправлял своих дочерей через границу в Польшу в мешках из-под капусты. А дети уроженки Донецкой области вынуждены были вместе с ней уехать в Варшаву, чтобы там просить милостыню. И такие случаи, к сожалению, не единичны. По данным Международной организации по миграции, только в прошлом году среди потерпевших, как от трудовой, так и от сексуальной эксплуатации, 5% составляли несовершеннолетние. При этом самой маленькой жертве было всего лишь 3 года! Вот и получается, что проблема с эксплуатацией детского труда в Украине носит если не массовый, то стабильный характер. Поэтому если правоохранительные органы, работники Госинс­пекции труда и социальных служб будут и дальше закрывать на это обстоятельство глаза, наша страна вскоре рискует приобрести имидж нецивилизованного государства, в котором процветает детское трудовое рабство.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно