ДЕЛО ПАУЭРСА: НОВЫЙ ПОВОРОТ ЧЕРЕЗ 36 ЛЕТ

19 июля, 1996, 00:00 Распечатать

Через 36 лет после того, как был зачитан приговор в деле американского летчика Френсиса Гарри Пауэр...

Через 36 лет после того, как был зачитан приговор в деле американского летчика Френсиса Гарри Пауэрса, который 1 мая 1960 года пилотировал самолет-шпион У-2 и был cбит в воздушном пространстве Страны Советов, объявился новый свидетель в этом громко нашумевшем деле. И хотя имя этого человека не упоминалось ни в материалах следствия, ни тем более на суде, он волею судьбы оказался тогда едва ли не единственным участником воздушной охоты за американским шпионом. Это - Игорь Андреевич Ментюков.

Из обвинительного заключения:

1 мая 1960 года в 5 часов 36 минут по московскому времени неизвестный самолет нарушил государственную границу СССР в пункте, расположенном в 20 километрах юго-восточнее города Кировабада, Таджикской ССР. ...В связи с этим советским правительством был отдан приказ сбить самолет. Выполняя приказ, одно из подразделений противовоздушной обороны СССР в 8 часов 53 минуты по московскому времени ракетой с первого выстрела сбило указанный самолет на высоте 20 тысяч метров в районе Свердловска... Генеральный прокурор СССР Руденко Р.А.

Из рассказа подполковника

в отставке Игоря Ментюкова:

27 апреля меня и капитана Анатолия Соковича привезли в Новосибирск для получения новых сверхзвуковых истребителей Су-9 и для перегонки их в Барановичи (Белоруссия), где мы должны были нести боевое дежурство.

30 апреля на обратном пути мы сделали посадку в Кольцово, под Свердловском.

Поскольку погода не позволила лететь нам дальше, мы остались заночевать. Первого числа утром, часов где-то в шесть, меня, как старшего группы, разбудила дежурная по гостинице. Меня срочно вызывали в комендатуру. Приезжаю на аэродром - мне командуют: «Готовность номер один». Бегом к самолету, запускаю двигатель, выруливаю на полосу. Взлет, курс на Челябинск. На связь выходит командующий воздушной армией генерал Вовк.

«Цель реальная, высотная. Приказ Москвы - цель уничтожить. «Дракон» передал: таранить». «Дракон» - это командующий истребительной авиации ПВО страны Евгений Савицкий. Таран был моим единственным оружием, так как перегонял я самолет без боекомплекта, то есть четырех ракет. Быстро пробегает перед глазами вся жизнь и я уже вызываю на связь генерала Вовка: «К тарану готов - наводите. Единственная просьба - позаботьтесь о жене и матери.»

В летной практике таран выполняется крылом, которое срезает хвостовое оперение самолета противника. Вероятность выжить - только в случае катапультирования на низких высотах.

Из рассказа

Игоря Ментюкова:

Тут пошло наведение. Вначале все идет спокойно. Запрашивают:

- Баки выработал?

- Нет !

- Сбрасывайте!

Сбрасываю аварийные баки и делаю разворот в хвост цели. Удаление 25 километров. «Скорость цели - 700», - сообщают с земли. Включаю форсаж.

У меня двойная скорость звука, думаю, сейчас догоню. Через мгновение удаление 18. Прикинул - скорость сближения 520-530 метров в секунду.

Включаю прицел - экран пожелтел, забит помехами. Перехожу на визуальное наблюдение - цель не обнаружена. После маневра вправо снова выхожу на сближение - 16, 14, 12.

- Смотрите впереди чуть справа.

- Не вижу.

- Вот справа внизу.

Увидел я его, собственно говоря, когда уже проскакивал. Он у меня ниже был, метров 30 - 50 и справа - так, метров 300-400 . Мелькнул и нету. Иду на разворот - молчание. Спрашиваю, где цель?

- Не наблюдаем.

Из показаний Френсиса Пауэрса

на заседании Верховного Суда СССР:

...Неожиданно я услышал позади себя глухой взрыв. Потом спереди увидел оранжевое сияние. Самолет вдруг накренился и у него сложились крылья и отломалось хвостовое оперение. При падении самолета меня прижало к приборному щитку, и поэтому я не смог воспользоваться катапультирующим устройством, а поднял над головой фонарь кабины, отстегнул пристежные ремни и выкарабкался из самолета через верх. Парашют открылся автоматически.

Максимальная скорость истребителя Су-9 - 2,1М. На земле М равняется 1240 км/ч. В верхних слоях атмосферы скорость самолета может достигать 3760 км/ч. Скорость форсажной струи, выходящей из самолета, составляет 690 м/с. По словам подполковника Ментюкова, был случай, когда при взлете парой один Миг-25 попал в струю другого. 35 тонн подняло вверх, раскрутило и шлепнуло об бетонную полосу. Таким был результат действия так называемой спутной струи авиатурбины. Дальнейшие испытания показали, например, что ближе чем на 900 м к Су-9 подойти невозможно. Иначе самолет начинает крутить. А допустимая дистанция приближения к сверхзвуковому двухтурбинному Ту-16 - 1600 м.

Из рассказа

Игоря Ментюкова:

То, что самолет Пауэрса попал в спутную струю моего Су-9, - так это стечение обстоятельств. Командующий истребительной авиацией ПВО страны Евгений Савицкий в телефонном разговоре поблагодарил меня. Хотя никто официально не смог признать того, что я случайно подбил Пауэрса. Все ждали, какое решение примет Москва.

Да хватит об этом. После минуты молчания у меня в наушниках раздается: «Уходите из зоны - по вам работают».

Вижу - впереди и справа ракеты взрываются. Ну, это я потом уже узнал, что это дивизион Шелудько бил. Впоследствии я требовал на память запись переговоров с землей. На меня глаза вытаращили, особенно кагебист: «Ты что, это же сверх всяких секретов, а ты такое требуешь».

Значит, выхожу я из зоны действия ракетного дивизиона. Смотрю, горит красная лампочка - керосина нет. Думаю, придется бросать самолет. Когда смотрю, внизу - Кольцово. На холостой ход, снижаюсь. Захожу - взлетела пара истребителей-перехватчиков Миг-19 навстречу. А их, оказывается, по ошибке на меня подняли.

На земле встречают меня ребятки: двое в штатском, три полковника-кагебиста. На КП вызывает Москва - заместитель командующего авиации генерал Семенов. Приказывает снова взлетать.

Когда подвезли на второй вылет, прямо над нами идет пара 19-х, и вдруг после взрыва пропадает ведомый самолет. Версия гибели нашего летчика Сафронова подтверждается, когда я в воздухе пытаюсь связаться с ним. Бесполезно.

И вдруг меня спрашивают: - Посмотри, что у тебя на правом пульте?

- Пятерка.

- Поставь шестерку.

Оказывается, утром, в спешке, забыли сменить коды, поэтому и по мне стреляли, и пару 19-х истребителей на меня поднимали. Они, кстати, тоже были целями для наших ракет. В общей сложности по мне выпустили 11 ракет, три залпа сделали по Айвазяну и Сафронову.

В то время как в воздухе царила полная неразбериха, Пауэрс спускался на парашюте. Поток воздуха, скорость которого в тот день была зафиксирована 110 метров в секунду, затащил американского шпиона в зону действия дивизиона Воронова. Это послужило поводом для написания рапорта.

Из рапорта

майора Воронова командиру части:

Доношу, что ваш приказ об уничтожении самолета-нарушителя государственной границы Союза ССР, вторгшегося в пределы нашей Родины 1 мая 1960 года, выполнен в 8.53 - время московское.

При входе самолета в зону огня на высоте свыше 20 тысяч метров был произведен пуск одной ракеты, разрывом которой цель была уничтожена. Поражение цели наблюдалось при помощи приборов, а через небольшой промежуток времени постами визуального наблюдения было зафиксировано падение обломков самолета и спуск на парашюте летчика, выбросившегося с разбитого самолета.

Из рассказа

Игоря Ментюкова:

Где-то после обеда к нам, в Кольцово, привезли фюзеляж и крылья У-2, а также останки самолета Сафронова. По первому видно было, что он просто сам по себе розвалился, а второй в клочья разнесла ракета. Фюзеляж У-2 ударился об землю хорошо, хвостом. Одна плоскость отлично приземлилась. Другая ударилась ребром - немного помялась. А фонарь вообще, как-будто взяли его и сбросили.

Американец Френсис Пауэрс приземлился на колхозном поле, где его встретили три колхозника и один инвалид Советской армии. Шпион ЦРУ, сын сапожника из штата Вирджиния, при себе имел записку на 14 языках, русский вариант которой гласил: «Я американец и не говорю по-русски. Мне нужны пища, убежище и помощь. Я не сделаю Вам вреда. У меня нет злых намерений против вашего народа. Если Вы мне поможете, то Вас наградят за это». На такой случай у Пауэрса было 7500 рублей, золотые монеты, наручные часы и булавка с сильнейшим ядом из группы кураре. Ничем этим он не воспользовался, и четыре свидетеля за дачу правильных показаний были награждены советским правительством.

1 мая в 12 часов Москва объявила, что первой ракетой сбит американский самолет. Игоря Андреевича Ментюкова на допрос не вызывали, зато в награду вручили наручные часы «Сатурн».

Из приговора Военной коллегии Верховного Суда СССР:

...Пауэрса Френсиса Гарри на основании статьи 2 Закона Союза ССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления» лишить свободы на 10 лет, с отбыванием первых трех лет в тюрьме...»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно