ДЕЛО ФЮРЕРА ЖИВЕТ? - Социум - zn.ua

ДЕЛО ФЮРЕРА ЖИВЕТ?

8 февраля, 2002, 00:00 Распечатать

Федеративную республику сотрясает скандал: совместный иск правительства, бундестага и бундесрата в Конституционный суд о запрете праворадикальной Национал-демократической партии Германии (НДПГ) признан.....

Федеративную республику сотрясает скандал: совместный иск правительства, бундестага и бундесрата в Конституционный суд о запрете праворадикальной Национал-демократической партии Германии (НДПГ) признан... несостоятельным. По причине того, что он построен на свидетельствах информанта спецслужбы федерального ведомства по защите Конституции Вольфганга Френца. Правда, с 1995 года он больше не состоит ее агентом. В начале 70-х Френц был одним из учредителей Национал-демократической партии и длительное время даже состоял в ее руководстве. И в этом нет ничего удивительного: такие методы считаются в Германии вполне допустимыми, а спецслужба и создана для того, чтобы вести наблюдение за праворадикальными группировками в стране. В свое время Френц издал книгу об идеологии НДПГ, в которой не скрывал своих расистских и антисемитских взглядов. А иск в основном и базируется на высказываниях Френца. Конституционный суд перенес на неопределенный срок рассмотрение дела о запрете НДПГ, которое должно было слушаться в конце января. Грянул скандал, позорный для ведомства внутренних дел, которое, оказывается, не знало, что Френц был агентом спецслужбы.

Оппозиция потребовала срочной отставки министра внутренних дел Отто Шилли, на что он не без сопротивления согласился. Однако вмешался канцлер Шредер, который выступил против отставки. Мол, с кем не бывает — аргументировал он свое решение. Канцлер отстоял министра внутренних дел, но очень уж досадная промашка вышла: перенос дела о запрете НДПГ означает ее участие в предстоящих парламентских выборах, естественно, с совершенно законным государственным ее финансированием...

Одна из старейших праворадикальных организаций ФРГ Национал-демократическая партия Германии (НДПГ) образована в 1964 году. Насчитывает около 6 тысяч членов. Наибольшее их количество проживает в землях Берлин и Бранденбург. В конце 60-х она добилась самого крупного за время своего существования успеха: ее представители прошли в парламенты семи федеральных земель. В 1969 году после провала на выборах блока Христианско-демократического союза и Христианско-социального союза (ХДС/ХСС) и прихода к власти социал-демократов во главе с Вилли Брандтом для радикалов начались тяжелые времена. Длительное время НДПГ представляла собой политический клуб престарелых, поскольку ее членами были в основном вздыхающие по довоенным временам тайные симпатики бесноватого фюрера.

Волна праворадикального движения прокатилась по восточной Германии после развала ГДР, однако НДПГ тогда не стала сколь-нибудь влиятельной силой. После того, как в 1996 году партию возглавил Удо Фойгт, она активизировала свою деятельность. К национал-демократам стала примыкать молодежь, особенно из обиженных — безработных, неустроенных, не имеющих профессии. На последних выборах в региональные органы власти правые радикалы получили 10,4% голосов избирателей. Но стратегическая задача правых радикалов — участие в парламентских выборах.

В истории федеративной республики были запрещены две партии — Коммунистическая партия Германии и Социалистическая партия рейха.

Нельзя сказать, что Германия делала вид, будто движения правых радикалов не существовало. Но длительное время считалось, что его проявление — это проблема новых земель, где большее количество безработных, особенно среди молодежи, ниже уровень жизни. Ведомство по охране Конституции ограничивалось формальным наблюдением за пропагандой правых радикалов, поскольку широкая общественность ими долго не интересовалась. Ее больше раздражали правые экстремисты — откровенные, но подпольные последователи свастики, а также бритоголовые, обходившиеся практически без идеологии. Радикалы и экстремисты длительное время сосуществовали: первые формально провозглашали верность Конституции и насилие не практиковали, вторые предпочитали именно провокации: поджигали синагоги и общежития иностранцев, избивали пришлых, призывали к расправам с чужими.

Но коричневый феномен уж очень долго не воспринимался всерьез: политики и социологи видели решение проблемы только в том, чтобы при помощи финансовых вливаний превратить банды бритоголовых в молодежные клубы вроде кружков по интересам или создать для них сеть консультационных центров, психологических и социологических служб. Вспышки агрессивности великовозрастных недорослей, выливавшиеся до сих пор в марширование в коричневых рубахах со свастикой на рукавах да распевание песен довольно сомнительного репертуара (вроде «Африка для обезьян, Европа для белых»), удобно было объяснять только лишь сложной ситуацией на рынке труда, недостатком семейного воспитания или неуважением к общечеловеческим ценностям. Казалось, что это временные проблемы, в значительной степени последствия экономических трудностей на постгэдээровском пространстве. Политики благодушно считали, что воссоединение Германии сделает свое дело, а когда всем немцам будет хорошо, то и коричневая лихорадка быстро пройдет. Пока не прозвучали первые «сигналы» — избиения иностранцев, брошенные в окна общежитий переселенцев бутылки с зажигательной смесью — хорошо известные здесь как «коктейль Молотова»; пока не прогремел взрыв в Дюссельдорфе, в результате которого пострадали люди. С недавних пор правые на западе страны стали действовать наглее, чем на востоке.

«Арийцы
могут не беспокоиться...»

...Бомба взорвалась у входа в одну из станций метро в Дюссельдорфе, когда туда подошли слушатели языковых курсов для иностранцев—переселенцев из Украины, Азербайджана, России. Всего 9 человек разных национальностей. Тяжелые ранения получили все. Особенно пострадали выходцы из Украины — супруги Татьяна и Миха-
ил Л. 20-летняя Татьяна, которая была на пятом месяце беременности, потеряла ребенка, взрывом ей оторвало ногу. Но осталась жива.

Установлено, что бомба была радиоуправляемой: жертвы после окончания занятий приходили именно на это место в одно и то же время. За помощь следствию объявили вознаграждение — 20 тысяч марок, но не нашлось ничего такого, что помогло бы установить личность или личности преступников.

Государственная прокуратура Дюссельдорфа считает, что это дело рук правых экстремистов, вылазки которых против иностранцев в последние годы участились. Особенно активизируются последователи фюрера накануне Пасхи, в день рождения Гитлера. В один из таких праздников бритоголовые ультраправые в Людвигсгафене бросили бутылки с зажигательной смесью в окно общежития для иностранцев. Оставили записку: «Акция проводится на антисемитской основе. Привет ведомству по защите Конституции. Хайль Гитлер!» «Писателей» вычислили быстро, однако суд довольно мягко обошелся с преступниками, учитывая их молодость. Немецкая Фемида побоялась, чтобы «ребятишки» не вышли из тюрьмы отпетыми рецидивистами...

Западные земли Германии до сих пор считались более спокойными, хотя и тут, несмотря на принятый недавно закон об иностранцах, их особо не жалуют. Газеты сообщили о диком инциденте, происшедшем опять-таки в Дюссельдорфе: пятеро бритоголовых, скандируя «Германия для немцев!», избили грека только за то, что он чужак. Полиция арестовала этих «внучат» нацистов, но главный прокурор Дюссельдорфа ограничился заведением уголовных дел. Доказать, что они хотели убить грека, не удалось, поэтому преступники гуляют на свободе. Тем не менее, газеты заговорили об избиении 26-летнего иностранца как о фашистской акции. Кстати, все пятеро и не скрывают своих правоэкстремистских взглядов, да и внешне полностью соответствуют «стандартам» среднего немецкого неофашиста: бритая голова, маскировочные брюки, десантные ботинки, которыми очень удобно пинать лежащего на земле «расового врага». Как, например, 30-летнего мозамбикца Альберто Адриано, отца троих детей, возвращавшегося с работы домой обычным путем через городской парк города Дессау. Трое бритоголовых зверски избили его только за то, что у него «неарийская внешность», после чего он скончался в больнице.

Это — правые экстремисты, движение, практически не имеющее идеологии, что отделяло его от идейных националов — Национал-демократической партии Германии. В последние годы эта хрупкая перегородка между двумя разновидностями крайне правого коричневого движения почти исчезла. Бритоголовые заинтересовались фундаментальными основами «национального учения» НДПГ, а правые радикалы все чаще вступают в уличные потасовки на демонстрациях.

Насколько велика опасность от коричневых? Сами они цинично утверждают, что их нечего бояться. Один из правых, выступая на собрании приверженцев «коричневой» идеи заявил: «Через пять лет в Германии произойдет великое восстание. Не беспокойтесь, у вас нет повода для волнения, если вы не имеете турецких или еврейских корней». Деятельность НДПГ стала все чаще раздражать общественность. Накаляя ее непримиримирость к ультраправым, левые СМИ добиваются отлучения правых радикалов от политики. Но в том-то и дело, что поставить знак равенства между неонацизмом и политикой НДПГ сложно: национал-демократы не дают уличить себя в антиконституционности — демонстрации проводят с разрешения властей, гитлеровскую символику не распространяют. Но четыре тысячи членов этой партии недавно провели в Берлине демонстрацию протеста против демонстрации в Германии фотовыставки о злодеяниях вермахта в годы Второй мировой войны. Они считают, что не следует отождествлять военные преступления с действующей армией и что солдаты фюрера — это герои нации. Несмотря на то, что за поддержанием порядка следили 4 тысячи полицейских, стычек между демонстрантами и стоящими на тротуарах — в знак протеста против деятельности этой партии — берлинцами избежать не удалось. Бритоголовые парни, марширующие под красно-черными знаменами, спровоцировали потасовки. Тем не менее, демонстрация была разрешена властями, все по закону. А то, что поджоги синагог, нападения на общежития иностранцев и переселенцев совершают симпатизирующие им фанатики, то какой, дескать, за это спрос с НДПГ?

Немецкое общество так привыкло к подобного рода происшествиям, что не только не ужасается, но, кажется, даже не удивляется, не считает их случайностями или действиями сумасшедших. Только автоматически фиксирует: «Да, это сделали правые экстремисты». Хотя полиции все чаще приходится расследовать уголовные дела, замешанные на расовой неприязни и ненависти к иностранцам. Но после убийства Альберто Адриано терпение лопнуло у многих. Немецкая Фемида отреагировала на этот случай сурово: старший из молодчиков, Энрико Хильперт, получил пожизненное заключение, а два его несовершеннолетних сообщника — по 9 лет тюрьмы. Судебный процесс показали по немецкому телевидению. Подсудимые держались развязно, Энрико нагло подтверждал: да, чернокожих он ненавидит, потому что они отнимают работу у коренных жителей.

Трудно сказать, подействовал ли этот приговор устрашающе, ведь вспышки правого экстремизма в различных городах Германии последовали незамедлительно: избит африканец в Любеке, в земле Бранденбург ультраправые бросили бутылку с зажигательной смесью в окно Центра культуры Котбуса, где собирались иностранцы. Бритоголовые объявили, что будут бороться против пришлых и «красного террора» в Германии (красный цвет — цвет правящей Социал-демократической партии). Тут уж не выдержали простые граждане. Во многих городах прошли демонстрации протеста против угрозы «коричневой» чумы. Канцлер Герхард Шрёдер заявил, что будет бороться с правым экстремизмом всеми доступными конституционными методами вплоть до запрета партии. По заказу правительства был проведен социологический опрос. Однако мнение общества разделились: 49% опрошенных высказались за запрет НДПГ, 45% считают эту меру излишней, аргументируя свое мнение тем, что, загнав национал-демократов в подполье, трудно будет контролировать их действия.

Новые товарищи

Вообще-то в федеративной республике действует одна официально зарегистрированная праворадикальная политическая сила — Национал-демократическая партия Германии, вокруг которой кучкуются группировки бритоголовых, называющие себя «свободными товариществами». Всего насчитывается 150 «товариществ» со строго организованными структурами. Из них национал-демократы вербуют новых членов. Они немногочисленны: в них состоит от нескольких десятков до нескольких сотен членов. Особенно активно такие группировки действуют в землях Бранденбург, Саксония-Анхальт, Баден-Вюртемберг, Берлин. Журнал «Time» как-то назвал эти земли «горячими точками», куда впору вводить миротворческие войска ООН. «Кровь и честь» и «Белая молодежь» — наиболее экстремальные и наиболее опасные организации, проповедующие насилие, расизм, ненависть к инородцам. Не менее «патриотичны» и другие — «Свободные националисты», «Молодые националы», «Защита родины». «Свободные товарищества» находятся в постоянном контакте с «дружественными» зарубежными группировками, проповедующими принципы насилия. Увы, о поддержке национал-демократов заявила и наша доморощенная националистическая организация УНА—УНСО.

Берлинские группировки «Кровь и честь», «Белая молодежь», борясь за чистоту расы, распространяют свои идеи с помощью рок-музыки, кстати, еще и неплохо зарабатывая на этом. И хотя они насчитывают около 300 членов, однако на концерты бритоголовых приходит более 2 тысяч приверженцев их «музыки». Тексты песен настолько откровенно расистского и шовинистского содержания, что министр внутренних дел Отто Шилли запретил эти группировки. Демократическое государство, аргументировал он решение, будет решительно бороться с правым экстремизмом. Однако следует заметить: «товарищества» время от времени запрещаются властями, чтобы вскоре опять... появиться. Под другими названиями.

Лидер Национал-демократической партии Удо Фойгт делает ставку на молодежь, привлекая к этой стратегии всевозможные средства — от рок-концертов, на которых безусая публика горлопанит вместе с бритоголовыми: «Мочите черных в сортире» или «Хватит возиться с турками» и т.д. — до привлекательного использования веб-пространства, где анонимно и безнаказанно можно пропагандировать все что угодно. Например, занятия по «переосмыслению» истории, бесплатная перекачка популярной современной неофашистской музыки, биографии фашистских лидеров и борцов за чистоту немецкой нации. А заодно и приторговывать через сеть электронной торговли неонацистской символикой и атрибутами, ведь неонацисты хотят «свободно шагать под знаменами со свастикой». И находятся пользователи, что неудивительно. Ведь среди них, в основном, молодые люди в возрасте от 14 до 25 лет, более 62 % из которых, по данным университета города Трира, не закончили даже средней школы. Не поэтому ли они считают, что все беды, в первую очередь безработица — от иностранцев...

В германском обществе достаточно тем для обсуждения: вздорожание жизни, угроза международного терроризма, участие бундесвера в миротворческой миссии в Афганистане, предстоящие выборы, а также распространение в стране правого экстремизма. Эти проблемы прочно удерживают первенство. Последняя сопровождается самыми ужасными сообщениями о новых акциях неонацистов. 27 января в Йене (Jena) трое экстремистов в баре избили 33-летнего российского доцента, читавшего лекции в местном университете имени Фридриха Шиллера. Когда полиция задержала молодчиков, один из них заявил, что его дедушка «еще мало убил этих русских». На протяжении последнего времени в этом городе, как сообщает информационное агентство ВРА, были избиты китайский профессор и индийский подросток.

Бундесканцлер Герхард Шрёдер как-то назвал штопор реформ болезнью немцев. Газеты тут же установили еще один диагноз нации: новая враждебность к чужим. Как здесь собираются лечить это заболевание? Тем более, что появился еще один его симптом: в последнее время население все чаще проявляет пристальный интерес к «идейным» правым радикалам: кто такие, куда зовут? Численность НДПГ от этого интереса пока не увеличилась, но резко возросла кривая правоэкстремистских преступлений среди поддерживающих ее. Как это ни печально, но «подвиги» экстремистов встречают поддержку у молодежи, которая стала увлекаться агрессивной «национальной» музыкой, гремящей на сборищах новых нацистов, где активисты НДПГ вербуют в свою партию новых членов.

В чем же причина такого повышенного интереса населения к национал-демократам? Ведь долгие годы они безуспешно пытались привлечь к своим лозунгам и целям внимание, всячески пропагандируя их. Аналитики констатируют: интерес возник после того, как в обществе развернулась кампания по запрету НДПГ. А запретный плод всегда хочется вкусить. Получилось так, что вкусив, достаточно много людей нашли его съедобным...

...Как-то немецкое телевидение показало документальный фильм о событиях, происшедших в Германии 20 июля 1944 года. В этот день полковник фон Штауфенберг попытался осуществить план «Валькирия» и подорвать Гитлера в его бункере. Он стал черным в истории страны, потому что фашисты тогда одержали победу. Но немцы поняли: национал-социализм не вечен, многие ненавидят его и борются с ним. Сейчас общество дистанцируется от злодеяний национал-социалистов, как бы стараясь «не видеть», что посеянное бесноватым фюрером время от времени произрастает. Уж очень неприятное зрелище: от взрыва бомбы неонацистов изувеченная, преждевременно рожающая женщина, кровь на тротуаре. В центре Европы, в демократической Германии...

Министр обороны Рудольф Шарпинг провозгласил 20 июля днем публичного принесения военной присяги новобранцами. Несколько сотен бритоголовых молодчиков попытались сорвать торжественную церемонию свистом и улюлюканьем. В этот раз военные решили проблему просто: свистки и дудки заглушил полковой оркестр. Но победа военных была уж очень маловпечатляющей...

...Скандал, вызванный перенесением слушания дела о запрете Национал-демократической партии Германии, правые радикалы и в этот раз могут считать своей уже не маленькой победой перед выборами в парламент, куда партия так настойчиво стремится...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно