«ДЕДОВЩИНА» — ОНА И В АФРИКЕ «ДЕДОВЩИНА»

1 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 1 ноября-8 ноября

В начале октября «ЗН» (№38) писало о явлении в украинской армии, известном как «дедовщина». Официально — «неуставные взаимоотношения»...

В начале октября «ЗН» (№38) писало о явлении в украинской армии, известном как «дедовщина». Официально — «неуставные взаимоотношения». Рассматривая психологические аспекты этого явления, следует отметить, что уровень жестокости или агрессивности общества напрямую связан с уровнем социокультурного развития. Это не аксиома, а скорее — тенденция. Социальное расслоение, растущее в геометрической прогрессии, напряжение в обществе, правовой нигилизм, желание красиво жить (естественно, за чужой счет) и тотальная безнаказанность приводят к целиком закономерным, с точки зрения потенциального призывника, вопросам: «Зачем служить в армии? Зачем, если можно этого не делать абсолютно безнаказанно? А если уж «забрили», то как ее, родимую, облегчить?»

Суетность сегодняшнего украинского общества передают фольклорные аксиомы — «выживает сильнейший», «если у тебя нет — забери у другого», «закон, что дышло — куда повернул, туда и вышло» и т.д. Произошло резкое изменение ценностей, вследствие чего социальные потребности подростка свелись к наличию престижной работы, машины, красивой женщины (мужчины), квартиры, дачи, отдыха (желательно круглый год) за границей. И чтобы все, как в кино, — быстро и без усилий. Исключения чаще вызывают саркастический смех у сверстников.

Накопленные на «гражданке» агрессия и неудовлетворенность жизнью в замкнутом мужском коллективе (в особенности армейском) достигают точки критического напряжения, за которой — увечья, смерть и поломанные судьбы. Ведь мы берем в армию юношей из нашего с вами общества. Люди, которые попадают в армию, уже имеют сложившееся мировоззрение. Вполне объяснимо, что они стараются любыми путями сохранить личную зону комфорта и внедрить свои привычки в повседневную армейскую жизнь. Не секрет, что в большинстве случаев эти привычки существенно расходятся с уставом Вооруженных сил Украины и Уголовным кодексом.

Падение престижа службы в армии, разрушение самого понятия «защитник Родины» происходило и происходит на наших с вами глазах. Так что «дедовщина» в армии — естественное продолжение взаимоотношений, которые сформировались еще задолго до службы.

Это у нас... А откуда же, в таком случае, берётся «дедовщина» в так называемых «странах развитой демократии», где ребенок чуть ли не с молоком матери впитывает, что надо быть законопослушным, разумным, говорить родителям лишь правду и не привязывать соседскую собаку к его же машине? Вот где мы сталкиваемся с достаточно серьезным противоречием: ведь казалось бы, «дедовщина» — участь социально недоразвитого общества...

Майкл Уатсайд, 22 года, мечтал стать военным моряком. На корабле его приучали к «дисциплине». «Ночью, — рассказал Майкл газете «Санди Таймс», — они прижали меня лицом к столу, завязали руки клейкой лентой и тогда вставили трубку от пылесоса между ягодиц».

«Сопротивляться было бесполезно, — свидетельствует другой военный по имени Карл. — Я почти без сознания лежал на полу, а один из солдат наступил ботинком мне на голову». Пока его били, сержант успокаивал его сестру по телефону: все, мол, хорошо, служба идет...

Или такое: «...в лейб-гвардейском конном полку рекрутов «чистили» щетками из металла, а потом посыпали раны хлоркой». Последний пример имеет явную расистскую окраску, поскольку жертвами были негры.

Смею заверить, что того, кто попробует догадаться, в армии какой страны распространены такие экзотические действия, ждет удивление. Все описанное происходило в известной строгостью воинских законов Великобритании.

В США ночная армейская жизнь не менее драматична. Чего стоит только скандал, который разразился вокруг судебного процесса в центре подготовки сухопутных войск в Абердине (штат Мериленд) и закончился взятием под стражу командира роты и двух сержантов-инструкторов. Сейчас они отбывают разные сроки тюремного заключения за изнасилования курсанток.

Не так давно на одном из украинских телеканалов были показаны кадры скрытой съемки: рекрутам морской пехоты армии США «деды» вбивали в грудь значки элитного рода войск (а значки у них не на булавках, как это принято у нас, а на длинной ножке с резьбой для закрутки). Невольно возникает вопрос: а решает ли проблему неуставных взаимоотношений создание профессиональной армии? Как видим — нет.

В легендарной стране западного благополучия — Швейцарии — проблемы все те же: «молодой солдат, надежда и опора государства, три дня провел в туалете... за то, что позволил себе глоток спиртного после отбоя». В качестве «судьи и судебного исполнителя» выступал сержант. И снова элита — Альпийские стрелки.

В венгерской армии каждый второй — наркоман. Медики проводили опрос исключительно на «добровольной и анонимной основе». Не предвидя таких впечатляющих результатов, врачи сначала усомнились в искренности респондентов и провели лабораторные исследования «сознавшихся». Результат остался тем же — от 30 до 50% солдат срочной службы употребляют наркотики.

Итак, единственное, чем мы можем удивить «их», так это солдатами-нищими. Но будем называть вещи своими именами: мы слишком разные. Менталитет западного человека и славянина сильно разнится. Поэтому причины возникновения взаимоотношений на основе силы и унижения («дедовщина») — различны. Если для стран со стабильной экономикой, действующей правовой и социальной базой более характерна агрессивность на биологическом уровне, то у нас актуальнее скорее социальный контекст.

Неуставные взаимоотношения есть в любом обществе. Так что эту проблему необходимо рассматривать намного шире и глубже. Возможно, стоит прекратить составлять статистические отчеты о правонарушениях и наказании «виновных» и начать на профессиональном уровне изучать особенности психики индивидуума (направленность, мотивация, степень коммуникативности, уровень агрессивности или пассивности и т.п.), его поведение в различных условиях, взаимовлияние личности и коллектива. При этом нельзя не учитывать и так называемую сублимацию сексуальной энергии, накопление и перегорание которой приводит к нарушениям в психике человека и находит выход в форме издевательств и агрессии.

Помочь в борьбе с этим злом может открытость и общность действий. Армия — это часть огромного организма под названием ОБЩЕСТВО. И лечить его надо комплексно. А пока у нас, как в районной больнице, от всех болезней — клизма и зеленка.

Общество проходит через армию, как реактив просачивается сквозь лакмусовую бумажку, изменяя ее цвет. Служба в вооруженных силах — это своеобразная экстремальная ситуация, которая требует от человека концентрации всех духовных и физических сил и, хотим мы того или нет, очень четко показывает весь спектр как личных качеств человека, так и общества в целом.

Но это тема для другого разговора: оставим ее нашим социологам и психологам. Пусть умные люди без погон придумают, как воспитать 18-летнего юношу, чтобы, переступив порог военкомата, он резко начал говорить «спасибо» и «пожалуйста», перестал бы ругаться матом, никого не бил… Тогда и милиция, и пенитенциарная система вскоре оказались бы не нужны, и жили бы мы с вами в «Городе Солнца» Томмазо Кампанеллы. И поставили бы армии памятник за перевоспитание целого общества.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно